Мысли вслух (ЭПР-парадокс).

1 May 2019

Не так давно я написал публикацию о принципе неопределённости Гейзенберга. В продолжение этой темы давайте рассмотрим так называемый ЭПР-парадокс. Парадокс Эйнште́йна — Подо́льского — Ро́зена (сокращённо ЭПР-парадокс) был предложен означенными авторами как мысленный эксперимент по попытке «обойти» квантовый «запрет» Гейзенберга. Авторы рассуждали примерно так. Если какую-то частицу (1) с измеренным импульсом, разделить в результате эксперимента на две частицы (2) и (3), то у частицы (2) можно измерить только импульс, а у частицы (3) – только координату. Слово «только» здесь означает, что «запрет» Гейзенберга не позволит измерить что-то ещё у квантового объекта. Суть эксперимента в том, что согласно закону сохранения импульса, импульс частицы (3) вычисляется чисто математически как разность первого и второго импульсов. Тогда получается, что у третьей частицы нам будут известны уже два параметра (координата, которую мы измерим и импульс, который мы вычислим), и принцип неопределённости Гейзенберга будет преодолён. На самом деле, за такой постановкой вопроса скрывались МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ аспекты реальности. Вопрос, по сути, звучал так,- квантовый мир ВЕРОЯТНОСТЕН, или ДЕТЕРМИНИРОВАН? И у первой, и у второй версии нашлось немало последователей. Проведённые опыты по проверке парадокса показали торжество квантовой механики с её вероятностным подходом. Детерминисты же указывали на «неполноту» квантовой механики, на наличие «скрытых параметров», открыв которые, мы таки загоним атом в детерминистическое «стойло».

Почему же опыты опровергли такую «парадоксальную», вполне себе, казалось бы, логичную, версию Эйнштейна? Потому, что как я всегда подчёркиваю, в основе любого парадокса заложен неверный постулат. А, по большому счёту, – неверное представление о Пространстве. В чём же ошибся мудрый дедушка «Э»? В своём «хроническом трёхмерии». Весь этот мысленный эксперимент представляет из себя трёхмерную постановку вопроса. Элементарные же частицы атомного мира четырёхмерны, поэтому они не вкладываются в «прокрустово ложе» трёхмерной логики. Каждый раз наступая на «трёхмерные грабли», Э&К° всегда представляют объекты квантового мира в виде мизерных трёхмерных шариков. Это, кстати, общая такая «болезнь» всей нашей физики,- переносить наши трёхмерные понятия в мир четвёртого измерения, а потом ещё и возмущаться, что он не «подчиняется» нашему трёхмерному детерминизму. В квантовом мире нет наших дуальных категорий и раздвоений. ТАМ нет «низа – верха», «больше – меньше», «тепло – холодно», «быстро – медленно», и т.д. Но, самое главное, ТАМ не разделяются «причина» и «следствие». ТАМ нет объектов (это трёхмерное понятие), но СТРУКТУРЫ. Четырёхмерная СТРУКТУРА охватывает собой ВСЁ замкнутое поле комплексных чисел. Любой «чих» ТАМ отражается по всему полю. ТАМ «всё со всем» взаимосвязанно.

Ошибка Эйнштейна в том, что он представляет элементарную атомную частицу трёхмерно, по аналогии с трёхмерной, например, молекулой газа. У газовой молекулы, конечно же, есть и координата, и импульс в нашем трёхмерном пространстве. Вот Эйнштейн с ребятами и предположили, что фотон устроен аналогично, у него якобы также есть и импульс, и координата, только по принципу Гейзенберга он (фотон) «кобенится», и выставляет напоказ только одну свою «сторону», и пряча другую. Эйнштейн, по большому счёту, не понял принцип неопределённости Гейзенберга. Атомные частицы – односторонние четырёхмерные поверхности, и проявиться поэтому они могут в нашем мире лишь одним параметром. И это – ПРИНЦИПИАЛЬНО. В этом смысл Гейзенбергова принципа. Вычисляя математически импульс для третьей частицы, некорректно его приписывать ей. Измерив у третьей частицы лишь координату, «большего» ждать от неё не приходится. В это время у неё нет других (скрытых) параметров.

PS. Квантовый мир всегда будет «ускользать» от любого детерминизма, ибо у него ДРУГОЕ ПРОСТРАНСТВО, ДРУГОЕ ИЗМЕРЕНИЕ и ДРУГАЯ СТРУКТУРА.

Всего Вам доброго.