9 subscribers

"Сиротки". Часть 21 из 27

"Сиротки". Часть 21 из 27

Катастрофа

Алина испытала все полагавшиеся на ее долю переживания. Первый шок при вести о ДТП, сменившийся радостью, что муж остался жив. Ужас и робкую надежду на искусство медиков, сообщивших, что, вероятно, он будет прикован к постели всю оставшуюся жизнь. И, наконец, крушение всех надежд.

Алина не могла не догадываться, что муж добывает средства к существованию в размерах, существенно превышающих его официальное жалованье, явно незаконными способами. Просто предпочитала не задумываться, каким именно путем было достигнуто их семейное благополучие – кто и чем, в конечном счете, оплачивал их отдых на известных зарубежных морских курортах, ее салоны красоты и фитнесс-центр, вообще, весь их устроенный быт. Тем более не обвиняла себя: она брала деньги из тумбочки - ну и что же тут криминального?

Сослуживцы мужа не стали посвящать ее в детали произошедшей катастрофы. А с другой стороны, были не особо высокого мнения о ее умственных способностях и иногда говорили при ней такое, что не сказали бы при других. Из их разговоров Алина поняла, что ДТП было не простым – кто-то из родственников пострадавших от рук ее мужа, отомстил ему: травмы, уложившие ее супруга до конца его дней на больничную койку, были получены им не в результате аварии, а нанесены умышленно.

Не только Алина, а и более толстокожий человек, почувствовал бы за подобной изощренной местью дикую ненависть. Имевшую, как, опять же из разговоров, догадалась Алина, все основания – речь шла об убийстве, по распоряжению ее мужа, молодой девушки, зачем-то сунувшейся в осиное гнездо, в котором так комфортно чувствовал себя супруг Алины. Трудно сказать, что поднялось из глубины души Алины: женская солидарность, полученное воспитание или даже совесть.

Но она впервые оглянулась вокруг себя с открытыми глазами. Вот эта огромная плазма на стене. Ей, как хозяйке, была известна ее стоимость в рублях. Но какова ее подлинная цена? Чья-то свобода или жизнь? Как могла она смотреть слезливо-сопливые сериалы и не задумываться о реальных слезах, поте и крови, которые должны бы капать с многодюймового экрана? Алине стало жутко в комфортабельной, напичканной бытовыми девайсами, квартире.

Она попыталась собраться с мыслями, подвести итоги и принять решение, как жить дальше. Беда была в том, что все благополучие семьи держалось исключительно на муже. А он был детдомовским. Следовательно, родственников в системе, к которым можно было бы обратиться за помощью, не имел. От ее родственников никакой поддержки ждать не приходилось по умолчанию. Неутешительные итоги: она домохозяйка без домохозяина с тремя детьми на руках. Деклассированный элемент. Никто, и звать никак.

Да, какие-то средства у нее есть. Можно продать не особо пострадавший джип и ставший ненужным недострой. И даже приобрести на вырученные деньги какой-нибудь бизнес. Но входа во власть для нее больше нет. И доступа к финансовым потокам – тоже. Теперь зарабатывать надо самой. Теперь она сама – добыча, овца, которую в лучшем случае будут стричь, а в худшем – съедят. Она скатилась вниз по социальной лестнице на несколько ступенек. И боль от полученных ушибов еще даст о себе знать.

Только сейчас Алина подумала, что муж, такой умный, не мог не понимать, на каком «песце» он строит свой замок. Он мог бы и ее продвинуть в свое сословие: сделать судьей, например. И сегодняшняя катастрофа оказалась бы просто крупной неприятностью. Но не захотел. Почему? Чтобы проще было управляться с нею? Дорожил, значит. Боялся потерять. Алина испытывала все муки изгнанницы из рая. И не видела способа туда вернуться. Повторить трюк с удачным замужеством не выйдет – годы уже не те. При всей жалости к пострадавшим от ее мужа, одна только мысль, что теперь она окажется наравне с ними, вызывала еще большую жалость к себе.

И сыновья вряд ли станут опорой, наоборот, еще доставят хлопот. Что-то из них вырастет? Из элитного частного детского садика они плавно перетекли в элитную частную школу. И явно были уверены, что мир принадлежит им по праву рождения. Как эти мажоры, не привыкшие прилагать хоть какие-то усилия, будут бороться за место под солнцем? Изменившийся социальный статус может стать для них непреодолимой психологической травмой.

Часть 20-ая Часть 22-ая

Карта канала (каталог)
Без названия (быль)
Тамбовский волк в капкане (рассказ)
Бараны непомнящие (сказка)
Креатор (фантастический рассказ)
Взять все, да и поделить... (притча)
Всеобщая история поравалитиков (шутка юмора)

Сайт Кифы Мокиевича - http://kifa-mokievich.ru/