Как банда уток грабила эрделя.

Эрдельтерьер Юрген прожил основную часть жизни в перестроечные времена ил лихие девяностые. Денег было мало, кашу псу варили из чего попало, и, хотя калораж был достаточный, Юрген все время пытался дополнить свой паек найденными на улице продуктами.

Тем не менее, пес был очень активным и выносливым. С наслаждением часами бегал за велосипедом во время прогулок.

Но больше всего на прогулках он любил гоняться за утками. В любую погоду он восторженно прыгал в воду и резво плыл к утиной стае. Утки, не торопясь и развлекаясь, отплывали от мохнатой фыркающей головы, дразня кучерявого охотника. Пес гонялся за издевательски повиливающими пернатыми хвостами, клацал пастью в надежде ухватить зазевавшуюся птицу. Тщетно! Птицы не зевали.

Фотография взята с ресурса, находящегося в открытом доступе.
Фотография взята с ресурса, находящегося в открытом доступе.

В тот незабываемый день Юрген обнаружил батон. Целый батон хлеба. Черствый, да. Но батон же. Схватил, надеясь сожрать. Но мы просто не стали сбавлять скорость, продолжали крутить педали, и так и пришлось псу бежать за нами с батоном в пасти.

Честно говоря, мы надеялись, что он просто разочаруется и выбросит добычу. Но пес упорно тащил свой батон километр за километром. Эрдели еду не бросают!

Так, с батоном в пасти, Юрген и выбежал на знакомый мост. И, прямо с добычей в зубах, прыгнул в воду – гонять уток.

Поначалу утки, как и всегда, отплывали от кудлатого охотника. Но потом начали к нему все внимательнее приглядываться.

Потом одна из уток подплыла поближе. Еще ближе. И отщипнула кусочек от батона.

Черствый хлеб, размоченный в воде, легко поддавался жестким утиным клювам. Одна, вторая, третья… утки осознали – батон можно есть! Со смехом наблюдали мы, как уже пес кружит по пруду, уплывая от преследующей его утиной стаи. Да! Бросить батон он не мог, он и разогнать уток он тоже не мог. А эти наглые птицы у него на глазах пожирали его батон с пугающей скоростью.

При чем, как оказалось, утки прекрасно владеют навыками загонной охоты на батоны. Стая ловко заплывала со стороны ближайшего берега, не давай батононосному эрделю выбраться на сушу.

Наконец, Юрген сдался. Бросив батон на растерзание уткам, он поплыл к берегу. Там, отряхнувшись по-быстрому, мрачно развернулся и потрусил прочь. Не оглядываясь, стремясь покинуть место своего поражения.

Утки сомкнулись над батоном. Мы продолжили прогулку.