Полюбить - так королеву, проиграть - так миллион!

Родственники наши уехали отдохнуть в Майями, оттуда в Новый Орлеан. Оттуда еще куда-то и потом еще и еще.

Мы следим за их передвижениями по социальным сетям. Очень удобно.

- Игорь с Варей вчера были в казино, - восклицает муж. – Игорь проиграл 5 долларов и выиграл 60.

- Это сколько на наши деньги? – спрашивает Любка.

В Любке очень силен внутренний еврей, причем еврей карикатурный и анекдотический. (Сразу же прошу прощения у всех представителей еврейской национальности, все это не более чем клише, имеющее с действительностью мало общего.)

- Так сколько на наши деньги он проиграл? – снова сурово вопрошает Любка.

- А! Чуть больше трехсот рублей, - беспечно машу я рукой.

- Триста рублей? ЦЕЛЫХ триста рублей? – ужасается Любка.

Затем пристально смотрит на меня и сощуривается.

- А помнишь, - медленно говорит Любка. – Помнишь, как ты купила лотерейный билет за 25 рублей и ничего не выиграла?

Я помню. Это было почти пять лет назад. Я в присутствии собственного ребенка проиграла 25 рублей. Наш семейный бюджет до сих пор не восстановился после этой финансовой катастрофы…

- А вот в студенчестве, - осторожно говорю я. – В студенчестве, мы с Таней однажды накупили лотерейных билетов на полстипендии. Она на 15 рублей, и я тоже…

Любка смотрит на меня, как на городскую сумасшедшую.

- Да ладно тебе! – муж примирительно хлопает Любку по плечу. – Неужто сама бы не сыграла в казино? Это ж здорово!

- Конечно! – подхватываю я.

И мы, торопясь и перебивая друг друга, начинаем говорить о том, как это замечательно продуть в казино целое состояние. Любка переводит взгляд с одного на другого. Чокнутые, да? Совсем чокнутые?

А мы продолжаем убеждать ее, словно парочка немытых хиппи, которая уговаривает выпускника Гарварда снять наконец-то свой душный галстук и пиджак с бриллиантовыми запонками, широко раскрыть глаза, взмахнуть руками и подставить лицо пьянящему ветру свободы…