93 subscribers

От генеалогических расследований к родовой истории

<100 full reads
119 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 50% of the total page views
7 minutes — average reading time

Постановка задачи

Вникать в собственные родословные деревья я стал лишь несколько лет назад и скорее по необходимости, чем по внутреннему интересу. И оказалось, что вникать есть мало во что. Уже не на всех прародителей есть информация, а на пра-пра совсем “крохи”. Семейное древо стал рисовать с нуля. По отцовской линии в рукописном виде записи хранила сестра отца. В начале раскопок это были практически единственные источники информации. По маминой линии документировать генеалогические связи и истории начал я.

Этим текстом я хочу поделиться даже не сколько опытом, сколько атмосферой поисков и исследований и тем, насколько увлекательными и развивательными они оказались. Еще я очень надеюсь, что кто-то из моих дальних родственников тоже проникнется интересом к истории семьи и присоединится к расследованиям - одному раскапывать тяжеловато.

В основе рассказа - мои первые шаги поиску нынешних родственников и наших общих с ними предков со стороны мамы. Я нанёс на схему всё, что она помнила и хранила в бумагах про сестёр своей мамы, то есть моей бабушки, которая умерла еще в 1989 году. Все мамины прародители выходцы из крестьян Ярославской губернии - даже этот факт у меня не был ранее осознан.

На момент когда у меня проснулся интерес к корням, я жил в Москве и начинал присматривался к тому, чтобы переехать жить в сельскую местность. Поэтому совместить поиски нового места для себя с поиском корней выглядело вполне логичным и “по маршруту”. На своём опыте я испробовал следующие методы поиска.

Ногами

В марте 2015 я сел на Ярославском вокзале на электричку в сторону Сергиева Посада. У меня был адрес - посёлок Ашукино, улица такая-то, дом такой-то. С этого адреса были открытки от сестры моей бабушки по маме Марии Федоровны Лазаревой. Я нашел дом, в нём жила женщина снимавшая его у дочери Марии Федоровны - Зои Ивановны. Женщина мне дала мобильный телефон хозяйки, по которому я позвонил.

Зоя Ивановна оказалась очень бодра, особенно с учетом возраста в 82 года. Рассказала немного о своей семье (в частности, что по работе мужа жили одно время во Вьетнаме). Однако сообщила, что про своего деда и бабушку вообще ничего не знает. Зато напомнила, что в Петербурге еще была тетя Шура (ещё одна сестра моей бабушки) с мужем Павлом - с примерном звучанием фамилии “Гербовы”, и что их сын был шофером где-то в администрации Ленинграда.

Чудесами

Про ещё одну сестру бабушки (а всего их было семеро) у меня был, как я думал, не полный домашний адрес: Софья Федоровна Варварова “Москва, село Акулово, дом № такой-то, квартира такая-то”. Как ехать в Акулово, зная номер дома, но не зная названия улицы, я не понимал. Акулово находится рядом со станцией Мамонтовская и Пушкино, от которых до Ашукино - ещё около 20 км. То есть сёстры жили относительно рядом, но, похоже, не общались.

Улитка виноградная
Улитка виноградная

Эта “ветка” дерева мне раскрылась в том же 2015-м. В начале июля я приехал по своим исследовательским делам на “ферму улиток” к Алексею Дьячкову (тоже ярославское направление). Подробнее эта поездка описана в отчёте: “Агро-социо-туризм в окрестностях Переславля-Залесского“.

У Алексея в те дни в одном из гостевых домиков жила Наталья Хан с дочерью Марьем. С ними я столкнулся внутри древнего (XII век) Никитского монастыря (он в двух минутах ходьбы от “улиточной фермы”). За разговором выяснилось, что Наталья тоже смотрит места для того, чтобы обосноваться в сельской местности. При том, что они с мужем живут в Подмосковье. Выясняем, что Подмосковье - это Пушкино. Я делюсь, что был там рядом в Ашукино, а еще, что есть у меня задача про адрес в Акулово без названия улицы. Наталья объясняет, что там улиц нет - только дома и сообщает, что знает там социального работника Оксану, которая занимается пожилыми людьми. А сама Наталья - ведущий специалист МФЦ района Восточный ВАО г. Москвы (куда Акулово входит). Я достаю распечатку с едва прорисованным генеалогическим древом и показываю имена искомых родственников. Позвонив Оксане узнаю, что за Софией Федоровной Варваровой она присматривала, и что умерла её подопечная совсем недавно в 2014 или 15 году прожив 87 лет. Мама говорила, что “там уж давно умерли все наверняка” - а опоздал, оказывается, я только на год. Оксана мне дала телефон сына Софии Федоровны - Николая Николаевича, который отправил к своему старшему брату Вячеславу, так как Вячеслав Николаевич корнями семьи интересовался.

Очно с Вячеславом Николаевичем мы до сих пор не встретились (хотя живёт он в Москве), зато по телефону он рассказал, что ездил на место, где была прародительская деревня - Нечаевка, а через ВК прислал фото своего деда - Федора Вонифатиевича Воронина и бабушки Елизаветы Евлампиевны (урожденной Семеновой).

Мои прадедушка и прабабушка. Какой год неизвестно Точно до 1932 (это год смерти Федора Вонифатиевича Воронина).
Мои прадедушка и прабабушка. Какой год неизвестно Точно до 1932 (это год смерти Федора Вонифатиевича Воронина).

Название “Нечаевка” у меня было, но деревня оказалась не в Ярославской области (как я был уверен), а в Ивановской. При переводе земель из Ярославской губернии к Ярославской области район села Гари Ильинского района, где была Нечаевка оказался в Ивановской области (был ещё период, когда Ильинский район относился к Владимирской области).

Интернетами

Поиск в интернете по правильной Нечаевке и Ворониным привёл меня на форум Ярославского историко-родословного общества (ЯрИРО) в тему: “с. Яковлевское в Гарях и деревни прихода, Ростовский у., Ярославская губ. / с. Гари, Ильинский р-н, Ивановская обл.”.

Тут уже была собрана информация по селу Гари, где среди приписанных к нему деревень значилась Нечаевка (Нечаевская). Из этой же темы от ветерана форума Марины Чебаненко я узнал, что у Федора Вонифатиевича было два брата Александр и Иван. А также, что были и ещё другие Воронины в Нечаевке: зажиточный крестьянин Дмитрий Яковлевич и временный 2-й гильдии купец из крестьян Стефан Воронин.

Фото карты из музея в Ильинском-Хованском. Нечаевка находится сразу справа от с. Гари.
Фото карты из музея в Ильинском-Хованском. Нечаевка находится сразу справа от с. Гари.

Из информации по селу стало понятно, что многие крестьяне в нём и в ближайших деревнях специализировались на кузнечном деле, в том числе и часть моих предков (подтверждение получил позднее из устных источников). На 1885 год в издании “А.А. Титов. Ростовский уезд Ярославской губернии. Историко-археологическое и статистическое описание с рисунками и картой уезда. Москва.” о Нечаевке есть такая запись:

“деревня бывшая помещичья, при р. Сахте, в 43 вер. от Ростова; 28 дворов; 96 рев. душ, 80 наделов; прихода Яковлевского в Гарях”.

В этой же работе Титова сообщаются легенды о соседних деревнях в еще дохристианский период. По рукописям А.Я. Артынова Титов цитирует сказания о “О князе Мечиславе и царевне Милославе” и “О княгине Милете, супруге князя Миролюба-Мечегона”. Вопрос о подлинности этих рукописей, как я смог найти, открытый. Тексты, на мой взгляд, весьма необычные.

Тут же выяснилось фамильное совпадение. Администратор сайта и форума ЯрИРО - Евгений Воронин. Но его Воронины не имеют совершенно точно никакого отношения к этим местам. Евгений изучил своих Ворониных до 1650-х годов.

Готовясь к поездке в те края, я нашел, что в райцентре района - Ильинском-Хованском есть краеведческий музей. Я позвонил директору музея Наталье Сергеевне Кукушкиной. На мой вопрос про Ворониных она рассказала, что в книге “Село Хованское-Ильинское” (стр. 63) есть фото за 1916 г. где указано, что Ф.П. Воронин - ильинский староста из д. Нечаевка. (предположительно, на самом деле, инициалы “Ф.Б.”, просто не разобрали букву при перепечатке из старых записей).

От генеалогических расследований к родовой истории

Экспедицией

Автобусы в тех краях ходят два раза в неделю (от Иваново далеко, а со стороны Ярославской области транспорту ходить не положено, так как область-то другая...). Дороги такие, что таксисты везти отказываются. Успеть доехать, что-то узнать и в тот же день вернуться шансов никаких. И нет не то что гостиниц, гостевых домов нет. Эти трудности помогли освоить новые навыки.

План села Гари. Ильинско-Хованский краеведческий музей
План села Гари. Ильинско-Хованский краеведческий музей

Единственный вариант для ночлега, который я смог придумать это, ближайший к интересующим меня местам, мужской монастырь Животворящего Креста Господня рядом с селом Антушково. От Антушково до Ильинско-Хованского и Гарей получалось 18 и 16 км соответственно.

Я позвонил по указанному на сайте монастыря телефону и договорился с монахом Варнавой о нескольких ночёвках в монастыре. Оказалось, что один из сотрудников монастыря Валерий Панфилов живёт в Гарях, поэтому появлялись шансы часть переездов совместить с его поездками.

схема с со страницы http://www.vidania.ru/antushkovo.html
схема с со страницы http://www.vidania.ru/antushkovo.html

В пятницу 24 июня я выдвинулся из Москвы. До Петровска (около 200 км.) добрался на Blablacar, дальше автостопом с пешими переходами. В Годеново на подворье женского Никольского монастыря я сделал первую остановку на ночлег. Тут я обнаружил небольшое, но ухоженное подсобное хозяйство, кафе и гостевой дом для паломников. И на следующий день прибыл в монастырь Животворящего Креста Господня. История нерукотворного появления Животворящего Креста (1667 год) и последующих перипетий, как мне кажется, не характерна для Православной традиции и требует отдельного текста.

Поиски я начал с Ильинского-Хованского, где в музее из упомянутой книги “переснял” на смартфон фото с предполагаемым прадедом. По дороге из музея в Гари я встретил директора ЗАО “Гарское” Владимира Николаевича Боталова. Он остановил машину в ответ на мою поднятую для автостопа руку. Владимир Николаевич отвёз меня на холм, где была Нечаевка. Сейчас этот холм засеян кормовыми культурами для коров “Гарского”. К вопросу о земледелии, корма выращиваются тут безпахотным способом. По случаю уже в самих Гарях Владимир Николаевич пригласил меня на обед в столовую их предприятия.

Примерно тут была деревня Нечаевка. 25 июня 2015 г.
Примерно тут была деревня Нечаевка. 25 июня 2015 г.

В одном из домов по улице Центральной, что шла из Гарей в Нечаевку я записал воспоминания местной жительницы: “Деревня была красивая, богатая. Один посад, больше 20-ти домов. Впереди огороды, сзади река и садов много - вишневые и яблоневые. Деревню перепахали в 70-80 годах под совхозные земли”. В селе я ещё облазил кладбище, но нашел только могилу Дмитрий Яковлевича Воронина с женой, про родство которых с моими Ворониными данных нет.

Также от местных жителей я узнал, что из Гарского уезда происходит одна и ветвей предков Дмитрия Рогозина - на текущий момент главы "Роскосмоса".

В воскресенье 26-ого из монастыря выходил автобус с паломниками на Ростов Великий (примерно 55 км.). К нему я решил присоединиться с расчетом, что в эти края ещё вернусь для продолжения раскопок. У монастыря оказалось крепкое подсобное хозяйство с огородами, коровами и тракторами. Что давало возможность как для перенятия сельхоз опыта так и для отрабатывания ночлега.

От Ростова я “достопил” в Ярославль (еще 57 км). По дороге я вспомнил, что в студенческой исследовательской программе GameChangers которой я занимался, участвовал Виктор Сергеев из Ярославля. Мама Виктора - Надежда предложила остановиться у них дома. В этом городе я записался в Госархив Ярославской области. В нём работают замечательные сотрудники. Но в силу отсутствия опыта я толком ничего не нашёл. Ногами я проверил адрес единственного брата моей бабушки Александра Воронина. Оказалось, что дом перестроен, и там теперь баптистская церковь.

28-ого - во вторник “Блаблакаром” я отправился в город Мышкин (100 км) с деревней Гордеевкой, где принялся уже за другую ветку своего “дерева” - предков по линии маминого отца - Колгушкиных. Это уже другая история. А форум ярославского родословного общества, тем временем, продолжает приносить новости по истории этой.

История большая и малая.

Мои “раскопки” оказались настоящим приключением. На таком фоне туристические и игровые форматы путешествий для меня заметно потускнели и стали терять всякий смысл. Другим открытием было то, насколько отзывчиво люди реагируют и стараются помочь, когда узнают о том, что занимаешься именно восстановлением знаний о своих предках и часто при этом говорят: “Нам бы тоже надо, да всё время не найти”.

В этом году, находясь в Карелии, я читал Калевалу (карело-финский эпос). Потом читал в оригинале русские былины. И ко мне пришло понимание, что самые разные эпосы (Древней Греции, Рима и т.п.) у нас прочитаны, в домах шкафы с художественной литературой, которую написали далёкие от нас люди. Настоящую “не художественную” историю собственных предков я только по чуть-чуть начал раскапывать. Через такую личную историю общая история страны, народов начинает просматриваться уже по другому. Личную историю в каждой семье - её не перепишешь учебником в зависимости от того, какая ситуация в стране и мире. И даже через это узнанное “чуть-чуть” просто из разговоров со стариками в местах где жили прародители, из сухих исторических документов моё мнение о том, что я знаю из школьных курсов истории стало существенно меняться.

Для социологических и антропологических наблюдений знакомство с местностью и людьми оказалось также богато находками. Например, про характеры в семье стало понятнее, когда я вник в нынешнюю ярославскую среду (социально-экономическую и ландшафтную) - про бойкость, торговитость у мужчин крестьян, и склонность к копированию купеческого образа жизни у крестьянок. К слову, про Ярославский характер есть одноимённая книга в серии "Библиотека ярославской семьи".

Издательство "МЕДИАРОСТ" 2014 г.
Издательство "МЕДИАРОСТ" 2014 г.

Находятся и более конкретные, прикладные знания. Например, когда узнаешь, что двое твоих пра-прадедов создавали новые семьи в возрасте 40+ да ещё и детей у них в результате потом было по шестеро-семеро. То в собственном 30+ возрасте можно себя спокойнее чувствовать и жить не торопясь, а на вопросы и недовольство (“Где жена, квартира и дача?”) некоторых родственников (историю собственных же предков знать категорически не желающих), отвечать ссылками на семейные исторические факты.

Чем больше я знакомлюсь с культурой других стран и народов тем более, удивительным выглядит столь частое отторжение знаний о собственной пред-истории и пред-местьях среди нынешних жителей российских столиц и прилегающих областей. Будь то финны или карелы на севере или народы Кавказа на юге память истории и географии рода у них - это часть повседневной жизни.

И вот как так интерес стёрт у моего поколения и поколения моих родителей? Что даже в мыслях нет передавать, фиксировать хоть как-то и тем более раскапывать семейные истории. Предполагаю, что приход советской власти задал курс “на светлое будущее без прошлого”. Чем более ты пролетариат, чем меньше в тебе истории, тем безопаснее тебе жить и устраиваться в новом времени (родственником кулака, врага народа и т.п. не назовут). Но только ли в этом дело? И “лечится” ли временем такой унаследованный и уже даже неосознаваемый страх знать и передавать свои семейные предания и связи?