От вас будут скрывать такую Швейцарию

2 February 2019

Цюрих неизменно считается одним из лучших мест для жизни в мире. Но в истории Швейцарии не всегда было так безоблачно.

В начале 1990-х Цюрих был печально известен тем, что в нем располагалась самая большая нарко площадка Европы. Platzspitz или «Парк Игл» в Цюрихе был излюбленным местом наркоманов в начале 90-х годов, когда они могли свободно принимать любые наркотики не опасаясь ареста. До 3000 наркоманов ежедневно посещали парк Цюриха. Крупнейший город Швейцарии юыл магнитом для потребителей героина.

Всего в нескольких минутах ходьбы от центрального вокзала Цюриха, парк был плавильным котлом страданий. Как рассказывали очевидцы тех времён, можно было наблюдать, как одни наркоманы валялись в собственной крови и фекалиях, а другие кололись рядом с ними.

«Цюрих горит и воняет» написал один турист в книге посетителей Национального музея. Даже сейчас некоторые всё еще помнят тот запах. В течение многих лет он наполнял подземный переход из четвертого в пятый район. У большинства наркоманов был понос и они были больны, и когда шел дождь, зловоние представляло собой непреодолимую смесь рвоты и гниения.

Насилие между бандами наркоторговцев было обычным делом, широко распространялся ВИЧ среди наркоманов, проституция становилась обычным явлением, и в Цюрихе резко возросли связанные с наркотиками преступления.

Образовались два отдельных мира: внутри парка и снаружи. Снаружи был светлый мир, населенный жителями города, которые были вынуждены жить бок о бок с сюрреалистической ситуацией развивавшейся по соседству в парке. Проживающие в пятом районе, невдалеке от Лангштрассе студенты Университета Цюриха, прозвали эту улицу «зомби-милей».

Город начал раздавать до 12 000 шприцев в день, чтобы попытаться сдержать распространение СПИДа. Наркоманы могли получать новые шприцы в обмен на использованные. Несмотря на это, старые шприцы тысячами валялись во дворах, парках и на детских площадках. Среди студентов университета развивалась настоящая фобия иголок. Многим снился кошмар о том, как наступив на иглу, человек заражался СПИДом. Город направлял силы на уборку шприцев. Но было невозможно просто смахнуть три тысячи наркоманов под ковер, не говоря уже о том, чтобы избавиться от ливанских и турецких наркокартелей.

Устанавливались настоящие баррикады, возводились ограждения вокруг входов в школы. Игровые площадки были огорожены колючей проволокой, а ночные лампы у зданий менялись на синие, чтобы наркоманам было труднее находить вены. На встрече в муниципалитете окружной пастор пожаловался на то, что проститутки и их клиенты совокупляются на ступенях церкви во время службы. Вокруг собора был установлен железный забор, установлена камера и стальная дверь. Оборот магазинов и ресторанов в этом районе сократился на 70 процентов. Это оказало огромное давление на жителей. Это было почти так, как будто целый район находился в состоянии войны.

Нельзя сказать, что полиция бездействовала в то время. Облаченные в полное снаряжение, копы совершали регулярные набеги на Платцшпиц и наполняли воздух паникой и криками. Наркодилеры бросали наркотики в реку, а наркоманы снова вылавливали их дальше вниз по течению. Когда полиция уходила, все возвращалось на круги своя, это было похоже на прерывание дорожки муравьев: всё немедленно исправлялось.

Наркоманы активно нарушали законы. Они торговали всем, на чем можно было зарабатывать деньги: кожаными куртками, духами, стереосистемами, оружием, крадеными мобильными телефонами и велосипедами. Горные велосипеды, впервые появившиеся на массовом рынке, были особенно ценными, побуждая наркоманов выходить на улицу с ножовками и молотками и воровать их в массовом порядке. Когда представители общественности, жаловались продавцам велосипедов на то, что их новый велосипед только что опять был украден, им давали совет: «Купите его у Плацшпитца. Это будет дешевле, чем выплачивать излишки по вашей страховке».

Наркоманы в Platzspitz любили есть шоколадные батончики, пить шоколадные напитки и чай со льдом, что привело к тому, что основная часть продуктов поступала из ShopVille и продавалась на месте. Особенно творческие души среди наркоманов использовали новые лазерные принтеры для печати поддельных банкнот в сотню франков. Покупки делались по ночам, в темноте, чтобы никто не заметил подделки.

Наркотики были частью молодежного движения того времени. Дженис Джоплин, Джими Хендрикс и Джим Моррисон - все погибли под влиянием героина. В 1975 году Закон о наркотиках объявил хранение и потребление наркотиков наказуемыми по закону, а полиция Цюриха применяла переносное оборудование, позволяющее им быстро распознать и предъявить обвинения потребителям. Между тем врачи выступали за классификацию наркомании как особой формы болезни. В 1979 году в Швейцарии произошло 29 смертей, связанных с наркотиками. Наркоманы гибли на берегах Лиммата, в парке на берегу озера Блаттер и в туалетах кафе «Одеон».

С 1986 года городской совет санкционировал создание открытой площадки для раздачи бесплатных наркотиков в Платцшпице. Это было просто беспрецедентно. Открылись места, где люди могли получать еду и наркотики и принимать их, не беспокоясь о том, будут ли они арестованы. Им нужно было только беспокоиться о собственном здоровье, чтобы не заразиться ВИЧ.

Представители социальных служб, частные волонтеры и социальные работники, медицинский персонал, отдел парков и религиозные организации - все это стало неотъемлемой частью этой площадки. Медицинский профилактический проект ZIPP-AIDS, созданный в бывшем киоске и туалете на площади, был по-настоящему незаменим: врачи, медсестры и студенты раздавали иглы, тампоны и презервативы. Менее успешными были христианские миссионеры, Армия спасения и другие моральные крестоносцы.

Многие городские департаменты подвергали критике созданную инфраструктуру вокруг Платцшпица, заявляя, что она делает жизнь наркоманов слишком комфортной.

Примерно в это же время иностранная пресса начала интересоваться историей Парка Игл. Плацшпиц наносил ущерб имиджу Швейцарии за рубежом.

Не смотря ни на что, городские власти были заинтересованы в сохранении здоровье наркоманов, и в принятии мер, позволяющих наркоманам вообще не вываливаться из общества, а лечиться от наркомании. В свою очередь, полиция поддержала идею, что городу нужно открывать выделенные площадки для наркоманов. Это заняло много времени, но когда это произошло, ситуация в городе начала меняться.

Очевидно, что политика жёсткой охраны правопорядка не сработала. Новый подход был акцентирован на лечении. Вместо криминализации наркоманов новая политика направлена на их реинтеграцию в общество. Всего через два года Цюрих стал первым местом в мире, где по программам терапии раздавали рецепты на героин всем потребителям опиатов. Система поддержки наркоманов начала работать; полиция, социальные и медицинские службы все чаще начинали сотрудничать. В конце концов, полиция Цюриха закрыла последнюю оставшуюся тюрьму с наркоманами в городе. Преступность резко снизилась до минимума.

В ходе публичного голосования, обычно консервативная швейцарская публика отвергла принятие более жесткой политики в отношении наркоманов, узаконив новый, менее карательный подход. В 2008 году они, наконец, проголосовали за претворение в жизнь стратегий, разработанных в 1990-х годах.

Такие службы, как программы по замене метадона и героина, все еще действуют сегодня. Почти 70 процентов героиновых наркоманов в Швейцарии получают заместительную терапию, и это самый высокий показатель в мире.

Удивительно, как быстро восстановился тот самый район Цюриха. Сначала вернулись художники, а затем туда въехали семьи. Сегодня парк Йозефа - это место, где родители берут маленьких детей на воскресную прогулку. И только оставшиеся черно-белые фото напоминают о мрачных временах.

С огромным уважением, Ваш «Житель Цюриха»

Буду рад увидеть Вас среди своих подписчиков )

Оставляйте Ваши комментарии и пожелания, что бы Вам хотелось узнать о Швейцарии.

Если понравилось ставьте лайки )