Двое во мне

Психологический детектив. Окончание.

Ссылки на предыдущие части в конце статьи.

POV Белла

Энтони вытащил Эдварда из машины и перенес его в свою. Он уехал, а я осталась ждать.
План Энтони заключался в следующем. Из-за того, что они были братьями-близнецами, они были абсолютно идентичны. Несмотря на то, что Эдвард был инвалидом, он производил впечатление сильного крепкого мужчины. Он плавал, занимался на тренажерах, и ему регулярно делали массаж, чтобы мышцы ног не атрофировались. Энтони носил достаточно длинные волосы, но ему пришлось постричься, чтобы не отличаться от Эдварда. В остальном их было не различить, поэтому мой жестокий возлюбленный считал, что достаточно легко займет место брата. Конечно, он понимал, что окружение Эдварда сможет заметить подмену, не по внешности, а по всяким разным мелочам, поведению, привычкам. Странности в поведении нового «Эдварда» нужно было как-то объяснить. Энтони решил якобы попасть в аварию и якобы после аварии потерять память. На первых порах люди не усомнятся в том, что видят Эдварда, внешность сыграет свою роль, а потом они сами начнут рассказывать ему все те мелочи, которые ему положено знать.
А вот Эдвард, настоящий Эдвард, должен был стать Энтони Мейсоном. Но конечно, добровольно он бы не согласился на это, а потому он должен был стать мертвым Энтони Мейсоном. Мертвые, как известно, не возражают. И ноги у них не двигаются тоже. Энтони собирался отнести спящего брата к себе домой, включить газ, написать записку, что он, Энтони Мейсон, хочет покончить жизнь самоубийством, и дождаться, пока Эдвард Каллен перейдет в мир иной. В самоубийство Энтони поверили бы. Он не так давно обратился к психотерапевту после смерти матери, и считался находящимся в депрессии. Кроме того, я якобы бросила его пару дней назад.
Мне в этом плане отводилось большое место. Без меня весь план летел к чертям. Энтони задумал все это до того, как познакомился со мной. Он специально искал девушку-акробатку, способную спрыгнуть с балкона на капот проезжающей машины, кроме того у меня за плечами был театральный кружок.
Я сомневалась, что Эдвард ради меня сделает исключение и станет со мной общаться. Энтони же был убежден, что произойдет именно так. На мои вопросы он отвечал загадочно:
– Я вижу тебя, и я знаю, что увидит он.
– Но у него проблемы с психикой! Он не такой, как ты!
– Ты сделаешь кое-что, произнесешь кое-какие слова, которые помогут ему преодолеть фобию. Мы вызовем в нем нужные воспоминания.

Думаю, сначала Энтони не собирался слишком сильно увлекаться мной. Его задачей было увлечь меня, заставить плясать под его дудку, а потом выкинуть за ненадобностью. Но возможно, его планы потом претерпели некие изменения. Одно время мне хотелось в это верить.
Энтони не собирался пускать все на самотек. Он не думал оставить Эдварда в комнате с включенным газом и уехать. Он не любил случайности, он не хотел попасть впросак из-за того, что Эдвард очнется раньше времени или, например, отключат газ. Он собирался ждать в машине возле дома, потом, спустя час зайти в дом, убедиться, что Эдвард мертв, и вернуться ко мне.
Затем он сел бы в инвалидное в кресло, и мы отправились бы в аэропорт Портер. Но не доехали бы. Не справившись от усталости с управлением, я попала бы в аварию, где весь удар пришелся на Эдварда. Я отвезла бы его в больницу, где оказалось бы после его прихода в сознание, что он ничего не помнит. Я вызвала бы Джеймса, того мое присутствие не удивило бы, и он забрал бы нас назад в Чикаго.
Итак, я сидела в машине и ждала. А Энтони все не было. Его не было уже два часа. Он, конечно, не отличался особой пунктуальностью, но ведь тут не просто свидание, на которое можно опоздать. Я дергалась и не понимала, что мне делать. Затем решила позвонить ему. Он предупреждал, что это нужно делать в крайнем случае, но сейчас, по-моему, как раз этот крайний случай и был. Я набрала его номер, но телефон оказался вне зоны действия. Спустя еще пятнадцать минут я решила съездить к дому Энтони и посмотреть.
Огонь я увидела еще издали. Дом догорал. Я выскочила из машины и побежала по дорожке к зданию.
«Этого не может быть! Не может быть! Пожалуйста, господи, пусть это будет неправда!» – мысленно повторяла я. Видимо, проскочила какая-то искра, и дом, наполненный газом, взорвался. И раз Энтони не вернулся, значит, он в этот момент был в доме. Возможно, как раз зашел проверить, умер ли Эдвард. И теперь у меня на совести не один, а два трупа. И я теперь не имею представления, как мне дальше жить.
И тут я увидела его. Он лежал на дорожке ничком, весь в крови, недалеко от дома. Я подбежала к нему, моля бога, чтобы он оказался жив, и перевернула его. Он дышал. Видимо, его откинуло взрывом, и он потерял сознание.
Я понимала, что так или иначе мне нужно отсюда убираться и забирать… Энтони? Парень был в его одежде, но ведь Энтони собирался поменяться одеждой с братом. Может ли это быть Эдвард? Но как ему удалось спастись? Или он все же каким-то образом сумел придумать, как обойти хитроумный план брата? Или все-таки это Энтони, не успевший переодеться в одежду Эдварда, так как произошло что-то, помешавшее ему?
Как бы там ни было, мне нужно было забирать отсюда этого парня и уезжать. Но на всякий случай я обошла дом, чтобы удостовериться, что где-нибудь не лежит второй близнец. Больше никого не было. Я вернулась к выжившему и попыталась его растормошить. Через некоторое время мои усилия увенчались успехом. Парень застонал и открыл глаза. Он мутным взглядом посмотрел на меня и пробормотал:
– Что со мной случилось?
– Это у тебя нужно спросить, что случилось. Меня-то тут не было.
Парень поморщился, а потом сказал:
– Я ничего не помню.
– Ладно, давай, надо уходить отсюда. Можешь встать?
– Да, – кивнул он и, опираясь на меня, попытался подняться. И рухнул снова:
– Я не чувствую ног, – прошептал он.
– Почему? – сглотнув, спросила я.
Неужели это Эдвард? Неужели все же он сумел каким-то образом выбраться из дома?
– Не знаю, – промычал парень, морщась. – Не двигаются. Может, сломаны? Но я и боли не чувствую.
Но разве Эдвард будет удивляться, что у него не ходят ноги? Может, это все же Энтони, получивший травму, из-за которой у него отказали ноги?
– Ты кто? – не выдержала я.
– В смысле? – спросил он и поморщился.
– Как тебя зовут?
Он замер, а потом медленно произнес:
– Я не помню.
Что за черт? Парень реально потерял память? Из-за взрыва? В этом случае это может быть и Эдвард, и Энтони. Конечно, зная своего парня, я допускала, что он специально может притворяться потерявшим память, чтобы даже меня ввести в заблуждение. Может, он считает, что когда я не буду знать, кто передо мной, мне проще будет считать его Эдвардом.
– Я ничего не помню!– встревоженным голосом повторил парень, а потом с надеждой посмотрел на меня: – А ты кто?
– Белла, – вздохнула я. – Ты меня не помнишь?
Он покачал головой.
– Что ж, будем выбираться отсюда. Лежать на холодной земле – не самый удачный вариант. Сейчас вернусь.
– Не бросай меня, – крикнул мне вдогонку он.
– Не бойся, не брошу.
Я достала из машины коляску и прикатила его к парню. Кое-как с его помощью мне удалось взгромоздить его туда.
– Откуда у тебя инвалидное кресло? – поинтересовался он.
– Специально для тебя везла, – усмехнулась я.
– Ты же меня не знаешь, – возразил он. – Ты спрашивала, кто я. И откуда ты могла знать, что у меня откажут ноги?
Я улыбнулась. Кто бы он ни был, он потерял память, но не способность анализировать. Но проблема налицо. Я не могу действовать без помощи Энтони. Только он знал план во всех подробностях. А я могу упустить из виду какие-то мелочи. Кроме того мне сейчас нужно попадать в аварию с Эдвардом, и как я буду это делать с ничего не подозревающим парнем? Мне не хватает мозгов Энтони. Я взглянула на парня. Может, все ему рассказать и попросить его помощи? А если это Эдвард? А если нет? Даже если это Эдвард, мне уже никуда не деться от него.
Я вздохнула и начала рассказ.

POV Эдвард-Энтони

Самое ужасное, что я действительно ничего не помнил. И я не знал, кто я. Эдвард ли, несчастный калека, чудом оставшийся в живых, или Энтони, хладнокровный убийца, по странному стечению обстоятельств лишившийся возможности ходить и потерявший память. Как бы там ни было, нам нужно было спасать положение. Если я Эдвард, то я должен занять причитающееся мне место. Если Энтони, мне придется занять место Эдварда. Попадать в тюрьму за убийство и подставлять Беллу мне не хотелось. Особенно если я все же Эдвард.
Рассказ был шокирующим, но я поверил Белле безоговорочно. Может быть, потому что хотел поверить. Может быть, почему-то захотел, чтобы она осталась в моей жизни. Неважно, кто я. И Энтони, и Эдвард хотели жениться на ней. И этого хотел я.
А потому мне спешно пришлось додумывать план Энтони, который мне рассказала Белла. Мы договорились, что она всегда будет звать меня Эдвардом, так как в любом случае, мне теперь нужно будет занять его место навсегда.
Мы сделали вид, что попали в аварию, благо я действительно был изранен и реально потерял память. Мне даже не пришлось притворяться.
Белла позвонила моему охраннику, найдя его номер в моем телефоне. 1 января 2015 года за мной приехал мужчина, назвавшийся Джеймсом, и забрал нас обоих домой. Беллу он, видно, знал. Я боялся, что он может быть ею недоволен, потому что по ее вине я попал в аварию. Я боялся, что он что-то заподозрит. Но он только улыбался, глядя в зеркало заднего вида на руку Беллы в моей руке.
Через некоторое время, поправившись, я взялся за управление компанией и прочими активами. У меня получалось. К тому же я обнаружил, что в присутствии женщин не испытываю панических приступов, которые были у Эдварда. Белла, узнав об этом, помрачнела. Видимо, ей не хотелось, чтобы я оказался Энтони. Мне было все равно. Я мог бы быть кем угодно для нее, лишь бы она улыбалась. Я постарался ее успокоить, объясняя, что фобия Эдварда могла пройти из-за того, что он, наконец, понял истоки своих страхов. Мои слова подняли Белле настроение. Предполагаю, я всегда обладал даром убеждения.
Мы волновались на счет трупа Энтони Мейсона. Боялись, что начнется какое-то расследование, ниточки которого приведут к нам. Как ни странно, обнаружив через несколько дней после Нового года сгоревший дом и обгоревший труп мужчины в нем, полиция сразу решила, что Энтони Мейсон покончил жизнь самоубийством, и дело было закрыто. Возможно, им просто не хотелось возиться.
Какое-то время я пытался понять, кто я, но мне это не удавалось. Не было никаких зацепок, которые могли бы с точностью указать на мою личность. Обращаться к врачам, сравнивать свои медицинские данные было опасно, потому что могло заставить людей заподозрить, что я не тот, за кого себя выдаю. В конце концов, я испугался, что истина мне не понравится, и прекратил свои попытки. Теперь я живу за двоих. Кто бы я ни был, сейчас во мне двое нас. Иногда я смотрю на ситуацию с точки зрения Эдварда, потом представляю, как думал бы об этом Энтони. Во мне всегда два человека, они спорят между собой, они анализируют ситуацию с разных позиций, и надо сказать, это очень помогает в выборе правильного решения.
Я предложил Белле выйти за меня замуж, и она согласилась. К сожалению, ниже пояса я был недееспособен, но нам это не мешало, и моя жена выглядела вполне счастливой.
Она не была смертельно больна, как врала Эдварду, и мы собирались прожить вместе долгую и счастливую жизнь.
Примерно через год я почувствовал, что мои ноги могут двигаться.

POV Белла

Когда Эдвард с ликованием сообщил мне о том, что у него немного начали двигаться ноги, я промолчала. Я была в шоке, я боялась, что он окажется Энтони. Он сначала растерялся, а потом убежденно сказал, что он Эдвард. В конце концов, я ведь была свидетелем того, что при жизни настоящего Эдварда его фобия частично прошла. Он общался со мной, молодой женщиной, и не испытывал своих приступов. И если он тогда уже пошел на поправку, то теоретически, впоследствии могла пройти и психологическая травма, вызвавшая паралич ног. Мне хотелось верить мужу.
Еще через год Эдвард стал нормально ходить. А я сообщила ему, что беременна. УЗИ показало, что во мне двое. Девочек.
Иногда я вспоминала другого, погибшего, и немного чувствовала себя виноватой за его смерть. Но я считала, что сделала все, что было в моих человеческих силах, а остальное доверила богу. Все равно все события пошли по его плану.
Была одна вещь, о которой я не сказала никому. Я не сказала этого, боясь, что когда-нибудь к моему зеленоглазому мужу вернется память, и выяснится, что он – Энтони Мейсон. Но эта вещь позволяла мне надеяться, что Эдвард Каллен смог остаться в живых.
Снотворного в стакане Эдварда не было.
Видимо, Эдвард догадался, что его хотят убить. Возможно, он понял, что я пешка в чьей-то игре. И когда он взглядом умолял не убивать его, я решила, что сделаю так, как сделаю. Я сделала вид, что подложила снотворное в стакан, предполагая, что Энтони следит за мной, и ничего не стала говорить Эдварду. Все, на что меня хватило, было:
– Пей, стакан чистый. – Я хотела дать ему понять, что в стакане нет ничего лишнего. Возможно, Эдвард понял меня.
Ему пришлось довериться мне, но он выпил только полстакана воды. Все еще боясь.
Когда я начала поглядывать на часы, он понял, что я жду, что с ним что-то должно происходить. Он не знал, хотят ли его отравить или усыпить, поэтому навскидку попробовал разные варианты. Сначала предположил, что ему должно быть «нехорошо», но когда я удивилась, сделал вид, что его клонит в сон.
Затем он довольно успешно притворился спящим. На какое-то время я поверила, что он действительно заснул. Не от снотворного, а от усталости. Я решила его растормошить, чтобы он был в готовности. Когда я тронула за плечо, он не отреагировал. Тогда я наклонилась и поцеловала его. Его губы шевельнулись, отвечая мне, и он слегка приоткрыл глаза, взглянув на меня сквозь свои длиннющие ресницы.
А затем снова принял вид спящего. Так что Эдвард слышал разговор в машине с Энтони. Он знал, что с ним собираются сделать. И думаю, он вполне мог что-то предпринять, будучи в сознании. Возможно, после того, как Энтони включил газ и вышел из дома, Эдвард дополз до двери и смог выбраться наружу, чтобы не задохнуться. Когда через час Энтони зашел в дом, Эдвард каким-то образом вызвал пожар в наполненном газом доме. Его откинуло взрывом, и он потерял сознание и память.
Я хочу верить, что со мной остался Эдвард. Но я все же боюсь. Иногда я вглядываюсь в своего мужа, пытаясь понять, кто же этот красивый мужчина с гипнотизирующими зелеными глазами. Вот как сейчас, когда он дописывает свои бумаги, а я тихонечко сижу напротив на диване и разглядываю его. Вот он облизывает губы, как делал Энтони, но откуда я знаю, что Эдвард не делал так же? Вот он хмурит брови, и я знаю, что так делали оба. Он замечает мои разглядывания и чуть поднимает уголки губ:
– Соскучилась?
Он наводит порядок на столе, складывает ручки по цвету, а блокноты по размеру, и подходит ко мне. Наклоняясь, целует и говорит:
– Кто бы я ни был, знай, что я люблю тебя.

Предыдущие части:

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Если понравилась история:

1. Ставьте "лайк".

2. Подписывайтесь на канал.

3. Делитесь впечатлениями в комментариях ниже под статьей или на форуме сайта only-r.com.

4. Делитесь с друзьями ссылкой на историю...

И тогда я напишу еще одну. ;)