Девять жизней ч 3

<100 full reads
115 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 51% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Девять жизней ч 3
ЧАСТЬ 2
НАВИГАТОР АДА ММАНТ

***

Жизнь шестая

-О, мой бог!

Я с трудом разлепила глаза. Голова моя жутко болела, и складывалось ощущение, что в ней топочут слоны и носороги. Белый потолок стал кружиться перед глазами, и я не знала, как его угомонить. И тут кто-то меня окликнул:

-Милая, лежи, тебе нельзя вставать.

Это был папин голос, я не могла ошибиться, я повернула голову немного в сторону и сразу поняла, где нахожусь.

Слезы сами покатились из глаз, по-другому я не умела реагировать на больницы. Я всегда плакала, когда меня клали туда. И, вот, теперь я тоже разревелась.

Папа тут же принялся меня утешать и успокаивать: он нежно гладил меня по голове и тихо шептал ласковые слова. Мне потребовалось немножко времени, чтобы я окончательно пришла в себя.

-Папа, что я здесь делаю? – тихо спросила я его.

Отец сначала на меня как-то странно посмотрел, а потом хлопнул себя ладонью по голове и тихо пробурчал:

-Как же я забыл, врач ведь говорил, что возможны провалы в памяти.

-Какие провалы, папа, что со мной, почему я здесь.

В ответ папа лишь отвернулся, тяжело вздохнул. Тогда я попыталась подняться с кровати, но он мне не дал.

-Лежи, милая, тебе нельзя вставать.

От подобного поведения отца мне стало страшно, я не на шутку испугалась и пуще прежнего стала требовать от него объяснений.

-Тиши, тише, моя девочка. У тебя нашли опухоль мозга, два дня назад тебе сделали операцию по ее удалению, так что ты теперь идешь на поправку.

Слова отца звучали не убедительно и это пугало меня еще сильнее, так, что я снова стала плакать. Но вскоре медсестра вколола мне успокоительный укол, и я уснула.

Сколько проспала, я не знаю, но, когда пришла в себя, за окном стемнело. Я немножко приподнялась на локтях и увидела в уголке на кресле маму.

-Мама, - ели слышно позвала я ее. Мама спала, но, услышав мой голос, тут же проснулась. Мне ли не знать каким чутким может быть сон у матери. Ведь она проснется от малейшего звука своего ребенка, переживая, что с ним что-то не так.

Мама подошла ко мне и ласково так нежно посмотрела в мои глаза. Я с натяжкой улыбнулась, моя голова не переставала кружиться, да еще к этому прибавилась жуткая боль.

Боль тем временем усилилась, и я уже не могла опираться о локти, я упала на подушку и громко застонала. Безумная боль мешала мне думать и соображать, я слышала лишь свои стоны и совсем не понимала, что говорит мне мама. Но я чувствовала, как она сжимает мою руку, так крепко и одновременно так нежно…

Боль усилилась, и я уже не могла терпеть – меня стала выкручивать судорога. И мне даже показалось, что я услышала свой голос.

-Мама, я не хочу умирать, мама…

Жизнь седьмая

С жутким ужасом я вспоминаю, то, что со мной случилось, и когда я вновь открыла глаза, то снова очутилась в больнице. Я поначалу решила, что мне стало лучше и что я иду на поправку после удаления опухоли мозга. И в сердцах решила, что со своими желаниями нужно быть осторожнее. Но потом поняла, что в больнице на этот раз нахожусь совсем не поэтому…

В палате я лежала не одна, нас было, по меньшей мере, семь человек. И только спустя некоторое время я разобрала, о чем разговаривают девушки. Они говорили об абортах, кто сделал десять, кто-то сделал пять, кто два, кто три. И все разговоры подкреплялись всякими подробностями. От всего этого меня чуть не стошнило. Но трудней всего было осознать, что я здесь, по той, же причине. Ведь у меня и в мыслях никогда не было мысли об абортах. Не то, что я против всего этого просто сама бы ни за что не осмелилась на этот шаг. А тут, как вышло, осмелилась.

Спустя час нас всех выписали из гинекологии, и мы отправились по домам. А я идти домой, совсем не хотело. Почему-то мне было так гадко и плохо, что хотелось провалиться сквозь землю. И еще меня свербило жуткая пустота, точно у меня из тела вырезали все внутренности.

Я шла и задавалась вопросами: «Как же я могла решиться на подобный поступок, почему я это сделала?» Ответы нашлись сами собой. В сумочке зазвонил телефон, и я ответила:

-Алло!

-Ну, привет, как все прошло? Ты в порядке? – раздался голос незнакомой девушки.

-Нет, все очень плохо.

-Да, ты что, я не верю. Это хороший специалист, я сама у него уже два аборта делала. Или ты просто не в настроении. Не переживай – это пройдет, мне самой первый раз очень грустно было. Но ты там не унывай, давай бери себя в руки и дуй к нам, мы отмечаем поездку в Англию. Ты же не забыла, что мы через неделю едем на фото сессию. Так что давай у тебя всего неделя, чтобы снова влезть в юбки.

На этом разговор наш окончился: незнакомка противно хихикнула и бросила трубку. «Так значит вот, почему я осмелилась сделать аборт: ребенок мешал моей карьере фотомодели. И ради этого всего я решила отказаться стать матерью и испытать самые счастливые моменты, что могли случиться с женщиной…» Все это казалось мне кощунством. Так еще езжай к ним отмечать убийство своего ребенка. На моих глазах навернулись слезы. Я шла и мысленно проклинала себя за то, что из-за какой-то работы поступилась своими моральными принципами, своими убеждениями, а значит своей душой.

Я вернулась домой к родителям.

Жизнь восьмая

Я совсем не знала, что мне делать, я так устала от всего этого. Постоянно какие-то новые люди. Я вечно оказываюсь неизвестно где. И представляю из себя, черт знает, что. Я так ужасно соскучилась по своему мужу, по своему сыну. Мне ничего не хотелось: только бы последний раз увидеть их, обнять и прижать к себе.

Кто бы ни вытворял со мной все эти перевоплощения, я ему очень благодарно. Ведь теперь я поняла, что лучше той жизни, что у меня была мне и не надо. Даже если меня спросят, что бы ты изменила в своей жизни, окажись у тебя такая возможность. Я отвечу, что ничего, что, появись у меня такая возможность, я проживу жизнь также, как и раньше, и даже не изменю ни одной своей ошибки, так как из-за этого я могу стать совсем другим человеком.

Я зажмурила глаза, надеясь, что окажусь, дома со своим сыном, но ничего не произошло. Мне стало так себя жалко и обидно, что я расплакалась. Проревела я до самого вечера, ложась спать, в своей комнате, в родительской квартире, я надеялась, что утром все изменится. И прогадала: утром я проснулась там же где и уснула. К обеду вернулись родители из деревни. Они пообещали, что в следующий раз возьмут меня с собой, что мне хватит горевать и оплакивать мужа и сына.

От подобной новости мне стало дурно. Я потребовала, чтобы мне тут же показали фотографии моего мужа и сына. Я не могла поверить в то, что увидела: на фото был мой милый сынишка Дениска и любимый муж Руслан. Я попросила маму напомнить, как все случилось. Она долго отказывалась, но потом сдалась.

Руслан закончил работать раньше обычного, забрал Дениса из садика и поехал за тобой на работу, хотел сделать тебе сюрприз на день рождение. Они купили тебе кучу цветов, огромный торт. И почти доехали до твоей работы, но в их машину влетел грузовик. Они умерли мгновенно.

Я с ужасом представила эту страшную картину, как мои любимые мужчины лежат в раздавленной машине и истекают кровью. Я просто себя возненавидела, пока я разменивала вариации своей жизни, моя настоящая и самая лучшая жизнь превратилась в руины…

Мамин рассказ я выслушала стойко и не проронила ни одной слезинки. Затем встала с постели неторопливо оделась, и сказала родителям, что пройду немного развеюсь. Фотографию с мужем и сыном я не отжимала от груди, нежно гладила и медленно шла в никуда. Перед глазами вырос многоэтажный дом, в нем я и нашла свой выход. Я поднялась на крышу, взобралась на карниз и без страха посмотрела вниз. То, что я собиралась сделать, являлось страшным грехом, и я отлично знала, что самоубийцы не попадают в рай, но меня это не страшило. Мой рай был там, где был мой муж и сын, а другого рая мне не надо. С этой мыслей я шагнула вперед…

Пролог

Я почувствовала, что кто-то теребит мою ногу, открыла глаза и увидела Дениса. Сын стоял у моей постели и шептал, что очень хочет есть. Я с недоумением осмотрелась по сторонам и поняла, что нахожусь в своей родной спальне, а передо мной стоит живой и невредимый сын. Это была моя последняя девятая жизнь, прямо как у кошки. И благодарила за это чудо я бога. Из глаз моих от счастья потекли слезы, я поднялась с постели и взяла на руки Дениса, крепко-крепко прижала его к себе и сказала, что очень его люблю.

Затем мы отправились на кухню приготовить поесть. Часы показывали только девять утра. День только начинался. Я набрала рабочий телефон мужа и сказала, что очень сильно его люблю. Муж растрогался и пообещал прийти вовремя…

Иногда мы не замечаем, что имеем, а что теряем, и из всего, что со мной случилось, я поняла, что мы в силах сами создавать свой рай и делать свою жизнь лучше!

КОНЕЦ