Жизнь после Сэндела: вспоминаем легендарную апрельскую лекцию гарвардского философа

Середина апреля запомнилась столичным интеллектуалам лекцией гарвардского философа Майкла Сэндела в ЦВЗ Манежа. Мы, как организаторы этого почетного мероприятия, до сих пор не верим в то, что все случилось и случилось хорошо, если верить отзывам благодарных слушателей. Вспоминаем легендарный день 13 апреля вместе с Романом Колесниковым.

Жизнь после Сэндела: вспоминаем легендарную апрельскую лекцию гарвардского философа

Сначала это должно было случиться в МГУ. Затем не должно было случиться вообще. Но все же случилось. У Кремля. Лекция топового политического философа Гарварда в наше нелегкое время.

Мероприятия случаются разные, и все они строятся (хочется надеяться) по одному организационному плану: зрителям должно быть комфортно. Именно поэтому «первые ласточки» лекции Майкла Сэндела появились в Манеже еще около восьми утра. То, что нельзя купить за деньги, было завезено тогда же.

Пустой зал – лекционный Манеж: преображение случилось за восемь часов местами непрерывного и даже очень креативного труда. Касаясь лишь только бетонного пола (техника безопасности превыше всего), было воссоздано «пространство», в котором будет проводиться дискуссия о вечном. О справедливости. Мы то в России знаем, что сила в правде, но что нам скажет американец?

Другой американец – Роберт Легвольд, почетный профессор кафедры политологии Колумбийского университета – за несколько минут до главного события, что называется «на разогреве», решил поделиться прекрасным с российской публикой – безусловно, искренними переживаниями. «Таких программ сейчас не существует… мы будем обсуждать политику», – говорил американец Легвольд под стенами московского Кремля в эпоху непрекращающихся американских же санкций о магистерской программе Post-Soviet Public Policy.

Говорил, впрочем, недолго. «Звезда» взошла (на сцену) с вопроса: «Сколько студентов в зале?» Много, в основном все. И даже часть организаторов.

«Некоторые люди думают, что философия витает в облаках, но на самом деле она принадлежит городам, где граждане собираются вместе», – жаль, что в зале не было блогера Варламова, охват образовательного проекта по политологии PolitIQ увеличился бы в пару раз, как минимум.

Сэндел продолжил завоевывать популярность аудитории проверенными методами. «Наилучший образец преподавания – привлечь к совместному обдумыванию, диалогу…» – провозглашал, опровергнувший идеи Джона Ролза. Диалог был оправдан еще и тем, что мы «не очень хорошо умеем дискутировать о тяжелых этических вопросах». Мы – это кто? Американцы? Русские? Homo Sapiens? Мы (американцы и россияне) не очень хорошо умеем дискутировать и о вопросах, которые касаются Сирии и Украины. По крайней мере, восприятие этики не разрушило потсдамовские границы. А действия НАТО разрушила… Хотя о том ли речь? Любая, и политическая в том числе, наука безгранична!

Мейнстрим обсуждения был ни на один процент не завязан на политике (что радовало, хотя ФСО все-таки рядом модерировало частоты с такой скоростью, что звукорежиссер едва совладал, но все же совладал со своим пультом). Главный вопрос пятничного (да и любого) вечера звучал так: «Какова роль денег и рынков в »хорошем» обществе?» Только без слова «рынков». Ну, а «хорошее» общество – оно тем более у каждого свое.

Хорошее ли общество, которое продает своим членам лопату по уборке снега в пятьдесят раз дороже в период снегопада? Может ли общество называться хорошим, если повышает цену на питьевую воду в период стихийного бедствия? А «хорошее» – это какое? Правильное? Действующее по мотивам глобального рынка купли/продажи и всеобъемлющей выгоды?

Громко и ясно прозвучало: «Ценность определяется тем, сколько вы готовы заплатить». За написанную (свою) речь на свадьбе лучшего друга, чтение книжки ребенком… Сколько? Сколько вы готовы заплатить, и за сколько в «душеприемлющем порыве» вы готовы такое «купить»?

Неважно. Важна лишь мотивация. Александра долго и упорно (и с ее точки зрения даже правильно) рассказывала: «Я – мать четверых детей», «успеваю учиться в магистратуре», «мы сдаем квартиру в наем». Не в этом ли все и дело?

«Два человека должны после себя произвести не менее двух человек для компенсации своего существования, простая математика», – продолжала героиня Александра. «Мы не должны негативировать роль женщины в условиях консервативного российского общества!» – возражал ей Феликс.

Рыночники сошлись в беспристрастном бою с матерями четырех детей в, казалось бы, не должном возникнуть в условиях «скреп» бою: деньги или дети? «Дебаты становятся горячими!» – подмечал то ли лектор, то ли модератор споров Майкл Сэндел.

Впрочем, оставалось недолго: фундаментальный вопрос политической философии был раскрыт. Какова роль государства и общества по отношению к выбору отдельного человека?

Как правильно заметил лектор, «Альтруризм – это ограниченное предложение», а «финансовый смысл обесценил внутренний смысл».

Последняя фраза была во многом не оправдана. Какой финансовый смысл был в получении автографа неизвестного в России Сэндела? Между тем очередь за росписью не истекала потоком на протяжении более чем 20 минут.

А когда истекла, то оставался один лишь вопрос: что же нельзя купить за деньги? Фирменные книжки в суперобложке образовательного проекта по политологии PolitIQ, разумеется, их раздавали первым пришедшим. И это было справедливо.

Роман Колесников, политолог,
специально для образовательного проекта по политологии PolitIQ