Не будите спящего титана 12. Легенда.

Утром мальчика разбудил грохот. Он доносился с палубы корабля. Мальчик  аккуратно вынырнул из-под теплого и уютного крыла птицы и высунул свой нос за дверь. На палубе творилось что-то необыкновенное.
Это был белоснежный единорог. Он яростно кусался и лягал своих обидчиков. Двое моряков с веревками в руках бегали вокруг разъярённого животного и пытались накинуть ему на шею петлю.

Неподалеку стоял Готлиб и спокойно общался с Хель.  Они, как будто совсем не замечали происходящего на палубе. Единорог тем временем сильно ударил передними копытами в грудь одного из нападавших и резво развернувшись в сторону другого обидчика. Острота его рога пугала и завораживала. Матрос попятился.
- Ну хватит, - резко скомандовала Хель, - при этом единорог встал перед упавшим на палубу матросом как вкопанный и перестал шевелиться.
- Чудо техники, - послышалось из-за спины.
Мальчик обернулся. Это был один из моряков Нагльфара. Неповоротливый и порядком морщинистый старик:
- Это робот, не живой, - попытался дать разъяснение он, - игрушка!
- Он не настоящий? – мальчик выбежал на палубу и молниеносно приблизился к единорогу. Тот по-прежнему стоял неподвижно как монумент. Только легкий ветерок немного ворошил его белоснежную гриву. Мальчик осторожно погладил его по шее и пугливо отдернул руку. Кожа была теплая.

- Что, нравится он тебе? – властно выкрикнула Хель и подошла к мальчику ближе, -везем в подарок черному оракулу!
- Не могу поверить, что это кукла, - удивленно пролепетал мальчик и улыбнулся владычице подземного мира.
- Тогда давай махнем не глядя на твою птичку, - так же властно и непринужденно сказала Хель и подошла еще ближе.

По-прежнему была она неотразима. Сегодня она облачилась в длинное бордовое платье с длинным рукавом и волосы убрала в косу. Глаза ее сверкали изумрудным блеском, отражая погруженные под толщу льда, воды Стикса.
 Нагльфар шел верным курсом, слегка покачиваясь. Матрос, утирая ушибленную грудь поднялся с палубы и кулаком погрозил единорогу, что не могло не рассмешить мальчика. Хель погладила его по волосам и еще раз повторила свое предложение.
- Я друзей не меняю на.., - мальчик немного замялся, глядя на белоснежного робота, но взяв себя в руки, искренне добавил, - не меняю на игрушки.
- Браво, - воскликнула Хель, - прими же и мою дружбу.

на палубе затаилась  секундная тишина…

Она улыбнулась и покинула палубу. Готлиб сняв шляпу галантно попрощался с властительницей и развернувшись к мальчику смело предположил:
- А ты явно из семейства кошачьих, раз считаешь что у тебя девять жизней. Кто же таким образом ведет себя в гостях?
Но за него вступился тот, кого мальчик вообще не думал увидеть в своих заступниках. Сзади неслышно подкрался Тула и обнял мальчика своими сильными ручищами:
- Чего страшиться тому, кто уже мертв по своей сути, - весело подбодрил демон и рассмеялся в лицо Готлибу.
- Деревенщина неотесанная, - огрызнулся Готлиб и зло сплюнул за борт,- Чтоб тебе умирать как северному властелину.
- О чем это он? – спросил мальчик.
- Достопочтенный Готлиб, видимо имеет в виду легенду о том, как храмом греющей звезды начал править великий черный оракул Ашдар?! – косясь на своего коллегу, прошептал Тула и снова рассмеялся.
- А ты расскажи ему, - передразнил его манеру шептать Готлиб, - может он и научится с властителями разговаривать подобающим образом. За одно и в курсе всех столичных легенд будет. Ему же лично предстоит пред Ашдаром предстать. Его энергия, как и его жизнь принадлежит только черному оракулу. К нему и идем.
Готлиб все так же театрально раскланялся и манерно подойдя к единорогу, пощекотал его по лбу и удалился.
- Зачем он так сделал?
- Видишь ли мой мальчик, - Тула отошел от него, перестав оберегать его от нападок того, кто скрылся в трюме, - мой коллега рос без отца. Хотя по легенде его отец всесильное темное существо. Но мать, простая женщина. И она от части воспитала его по тем правилам и манерам в которых свойственно вести себя  людям с далекой голубой  планетки.
- Готлиб с земли?
- И да, и нет, - отмахнулся от вопроса Тула, - но мы уже приближаемся к горной гряде, посмотри.
Мальчик  огляделся, ледяное безмолвие Стикса было безмятежным. Нагльфар все так же скользил по его льдам. Но на горизонте уже показалась черная полоска приближающихся гор.

- Так что там за легенда о Ашдаре? – напомнил мальчик.
- В те годы, - начал свой рассказ Тула, - когда храмом греющей звезды, да и всей столицей правили четыре властителя, было благословенное время. Один из могучих правил сказочным севером, другие делили между собой остальные части света; жаркий юг, загадочный восток и благословенный запад. И не было меж властителями розни и непонимания. И все обитатели жили в мире и согласии. Но все закончилось после прихода оракула.
 Черный старик появился у ворот храма в ранее субботнее, дождливое утро. Дождь он привел за собой как овечку на коротком поводке. До этого утра столица и ее обитатели не видели подобного изливания вод с неба в таком немыслимом количестве.
- Не иначе гиблые времена наступают, - скрипя голосом как не смазанной осью старой телеги, произнес охранник у городского поста стражи. Стражники всегда стояли здесь лишь для проформы. По обычаю, ворота храма не затворялись и всякий ищущий силы или совести мог прийти и посетить это благословенное место. Стража же вопрошала пришедшего, и провожала в город с улыбкой на устах. В это субботнее утро им было не до приветствий. Казалось, что дождь просто озлобился на горожан и хочет смыть все в округе. И настроение от этого было прескверное.

Один из стражей вдруг заметил приближающуюся черную фигуру. Старик медленно подошел к воротам и подняв свое морщинистое лицо к небу улыбнувшись спросил:
- Здесь ли правят миром четыре властителя? Сюда ли я пришел?
- Если угодно милостивому создателю, то он привел твои старческие ноги именно туда, куда хотела привести их твоя голова, - с усмешкой отвечал охранник.
- Или другое, какое, твое место, - добавил второй и весело залился смехом.
Посмеявшись от души, она спустились с вышки и приоткрыв воротину, впустили черного гостя в город:
- Проходи дедушка, а то того и гляди прольет тебя этот чертов дождь до самых косточек. Того гляди еще и душу отдашь.
- Душу отдашь, - тихо повторил пришелец эти слова за стражем и как то странно усмехнулся.
Старик молча прошел и доследуя их напутствию, направился в приемный зал правителей.  Его принял сам властитель севера. Он повелел накрыть на стол и угощал гостя самыми редкими дарами северных областей. Диковинными ягодами с предгорья, рыбой из ледяных озер, травами и плодами северной низины, и прохладной талой водой вековых ледников. Но старик к еде не притронулся. Он сразу перешел к делу. К тому, ради чего пришел из далека:
- Я пришел к тебе о великий северный маг, - молвил он, - чтобы предречь твою скорую гибель.
- Как же сие случиться по-твоему? – усмехнулся, с вызовом в голосе повелитель.
- Дело в том, - спокойно отвечал оракул, - что наложение на себя рук есть смертный грех. И ты, и твои соправители вряд ли пойдут на этот необдуманный шаг. Скорее всего вы предпримете исход в горную страну. Где вы, один за одним, падете от истощения и лютого холода. Последним из властителей мира падешь ты, повелитель севера. Холод привычен твоей душе, но смерть найдет и согреет  тебя. Вы просто будете идти друг за другом и падать в снег от изнеможения и усталости. Первым упадет повелитель юга. Тело его окоченеет и превратиться в ледяную глыбу. Затем западный властитель, споткнувшись у ледяного  водопада , он рухнет в его воды, и вода поглотит его навечно. Повелитель востока попадет в расщелину между ледяными глыбами и провалившись на ее дно, еще четырнадцать дней будет изнывать от голода, боли и холода. Пока душа не покинет его благословенного тела.
И наконец ты, мой господин, подымишься на самую вершину священной горы. Туда, где даже боги не оставили своих следов. Ты повернёшься обратно и посмотришь на пройденный тобой путь. Сил и энергии у тебя останется еще очень много, но ты добровольно отдашь ее людям. И посмотрев на свой мир в последний раз, ты улыбнувшись произнесешь; жизнь прожита, ухожу навсегда без сожаления о содеянном. И с этими словами на устах ты упадешь ниц в белоснежный снег. И он примет тебя как рубашки отца принимают новорожденного после купания. Так закончится твой путь. Так начнется мое правление.
- Да как посмел ты явится сюда, - властитель вскочил с места и рванул скатерть с угощениями. Блюда, бокалы, чашки все полетело на пол с грохотом разбиваясь в дребезги.
Черного старика выгнали из столицы. Но дождь вскоре сменился снегом и наступила вечная зима. Затем к стенам снова пришел Ашдар и пообещал жителям вечное лето. И тогда, повинуясь воли большинства, властители все же покинули чертог. И все случилось так, как и предрек черный.
- И что же дальше?
- А дальше он призвал на службу нас, демонов. И начал сбор энергии по всей вселенной. Лето конечно наступило, но вряд ли кто – то этому был рад. Оракул просто разбудил в долине огненные озера. Там вечно кипит адское варево.
- Грустная история.
- Смотрите, - выкрикнул один из матросов, указывая на снежные вершины горной гряды, -кажется Бора собирается.

Горячий ветер на вершинах гор собрался в белоснежную шапку. С той стороны гряды расположились озера раскалённой лавы. Тепло поднялось к макушкам гор и теперь здесь шла ожесточенная борьба двух фронтов. Ледяной воздух с предгорья яростно атаковал горячий поток с озер. Все это выглядело как растущий белоснежный ядерный гриб над головами величественных каменных истуканов. Горы видели такое не раз. Мальчик наблюдал подобное впервые в жизни. Белая шапка наплывала на долину, но ледяная вьюга все же сдерживала напор горячего агрессора.
- Сейчас, если холод проиграет, - закутываясь в плащ, произнес Готлиб, - на нас обрушиться ветер немыслимой силы. Вся мощь свалится на наши головы вместе с дождем и снегом, и пес еще знает с чем. В этих местах подобное явление называют «Бора» И еще оно говорит о том, что мы приближаемся к столице.  Там вечное лето, это из-за озер, что прогревают всю округу и зимой, и летом. Но вот граничащий со столицей мир теней, дает о себе знать. Все промерзло в камень.
- Тула рассказал мне об этом, - сказал мальчик, - вы так неслышно подошли мессир демон.
Тем временем шапка увеличилась в размерах и холодный фронт начал отступать. Все стихло. Матросы Нагльфара не сговариваясь попрятались в трюмы. Заскрипели мачты. Сначала ветерок подул чуть – чуть. Немного покачивая и играя корабельной снастью, он облизывал палубу и покатые бока корабля. Затем порыв стал увеличиваться. С каждой секундой ветер набирал силу, пока стена тумана не приблизилась к короблю вплотную. Запахло снегом и повеяло жаром. И тут на судно обрушилась вся мощь этого явления. Туман из взвеси снега, воды и ветра окутал Нагльфар и проглотил его. Судно сильно накренило вправо и маленькие ноготки еще невыносимее заскрежетали между собой. Застонали мачты. Корабль как будто взвыл от надвигающегося ужаса.

Мальчик тем временем не торопился покидать палубу. Он подбежал к единорогу и присев, укрылся под ним от сильного ветра. Хлопья снега летели мимо его лица как метеоры, спешащие к поверхности, чтобы разбиться навсегда. Казалось, что это воздух вокруг гудел, свистел и кувыркался как умалишённый. Чертей выпустили из табакерки, адская мясорубка завертелась в дьявольский круговорот.
Но мальчик все равно не покидал своего убежища. Он смотрел на бурю как завороженный. Ему чудились огромные великаны, бредущие по снежному и туманному пути. Он представил себе тех царей, о которых рассказывал Тула. Исход и смерть властителей прошлого виделся ему воочию. По узкой, заснеженной тропе, петляющей к горным пикам, уходила когорта великих. Чтобы найти свой вечный приют во льдах этих вершин.
Но вдруг, в снежной пыли ему показались знакомые очертания. И он не ошибался. Высоко в небе, не смотря на рвущийся ветер, снег и метель, там,   яростно и гордо парил его друг.

Продолжение следует...