Продюсер Андрей Василенко о последствиях сделанной ему прививки от сovid-19

13 December 2020
Андрей Василенко
Андрей Василенко

В публикации "О побочных явлениях вакцины от сovid-19 "СпутникV" мы писали, какие проблемы вызвала вакцина "Спутник V" у Андрея Василенко. И вот продолжение этой истории:

"Мне потребовалось время, чтобы, во-первых, полноценно восстановиться и наверстать все дела по основной работе, которые вынужденно запустил из-за того, что почти на десять дней выпал из всех процессов, а во-вторых, хотел разобраться в ситуации, сделать выводы относительно эффективности вакцины и имевших место побочных эффектах, чтобы вернуться к читателям с исчерпывающими данными.

За это время прочитал много оскорблений, обвинений в "проплаченности", заказе Госдепартамента с целью опорочить российскую науку и вакцину; более того, в информационную войну включился Департамент здравоохранения Москвы, который выпустил сразу несколько заявлений по моей ситуации, которые просто поражают, на мой взгляд, своей манипулятивностью или банальной некомпетентностью. Совокупность этих действий лишь подтвердила справедливость высказанной мной ранее фразы, что не так страшны побочные эффекты, как чиновники, система (хотя до этого я не относился ни к лагерю оппозиционеров, ни к лагерю поклонников власти) и, увы, некоторая часть нашего общества (те, кто обвиняет меня в проплаченности, кстати, могут скинуться деньгами, чтобы уже иметь факты и аргументированно обвинять меня в "заказухе", — от денег я не откажусь, ибо есть куда потратить, — "чеки" предоставлю). Поэтому сегодня в рамках публикации проведу небольшой мастер-класс — разберем заявления и действия Депздрава на предмет профессионализма.

Но обо всем по порядку.

После предыдущей публикации, которая получила общественный резонанс, и информации о бездействии, со мной достаточно быстро связались по телефону и пригласили в поликлинику по месту жительства, где меня ждала кардиолог. Осмотр прошел нормально — к врачу претензий нет, — но никакого лечения назначено не было. Анализ с высоким С-реактивным белком не был принят во внимание.

Я никогда не скрывал, что у меня есть пролапс митрального клапана II степени — это изменение сердца, которое есть у огромного числа людей и которое не считается какой-либо патологией — с этим можно полноценно жить всю жизнь. Это изменение врожденное. На ЭХО-КГ ("УЗИ сердца"), сделанном в частной поликлинике дней ранее, была обнаружена регургитация (заброс крови в обратном направлении — из левого желудочка в левое предсердие) III степени. При пролапсе регургитация есть всегда, но она у меня всегда была I-II степени. Я не связывал это с вакциной, но изменение имело место. На следующий день я переделал ЭХО уже в поликлинике, показатели были примерно те же — II-III степень.

В тот же день вечером меня еще раз осмотрел терапевт, измерили температуру — 37.2. Тоже без каких-либо назначений. Информация о С-реактивном белке снова не была принята во внимание. Дополнительные анализы на тот момент не назначались (мы говорим о 29 октября). С того же дня начала активно звонить телемедицина и спрашивать о моем состоянии здоровья (после "тишины" в среду, 28 октября).

Но дальше начались чудеса — 31 октября, в субботу, я обнаружил в своей электронной карте заключения врачей — кардиолога и терапевта — и результаты меня поразили: оба врача в анамнезе указывали правильные результаты исследований, но заключительном диагнозе синхронно поставили диагноз "пролапс митрального клапана I степени". То есть согласно этим диагнозам, мой врожденный пролапс митрального клапана II степени неожиданно превратился в I степень, то есть согласно этой информации, после вакцинации мне стало лучше и врожденная аномалия клапана чудесным образом уменьшилась. Специально прикладываю скриншоты заключений как врачей, так и исследований для достоверности (понимаю, что "задним числом" эти данные можно поменять, но я заботливо юридически задокументировал эти данные). Предваряя рассуждения, что пролапс может диагностироваться по-разному, — да, может. Но в моем случае результаты диагностики показывали были правильными — четко II-я степень (как и было всю жизнь), но врачи синхронно в диагнозе решили указать меньшее, "лучшее" значение. Более того, терапевт госполиклиники указала температуру 36.2, тогда как на осмотре было 37.2. Иными словами, согласно поставленным диагнозам, я себя чувствовал просто прекрасно, лучше, чем до прививки.

Заключение кардиолога из государственной поликлиники с некорректным диагнозом (обращаем внимание на анамнез и диагноз)
Заключение кардиолога из государственной поликлиники с некорректным диагнозом (обращаем внимание на анамнез и диагноз)

Не буду строить предположения, почему так произошло, думаю, вдумчивому читателю и так все понятно. Очевидно, что это не имеет отношения к прививке (ее влиянию), но имеет самое прямое отношение к подходу "все нормально" в "опровержениях", которые использовал Департамент.

Еще раз подчеркну, что никаких попыток разобраться в моей "бурной реакции" на вторую прививку со стороны исследовательской организации, института Гамалеи и Депздава не было, — ни соответствующих анализов, ни исследований не назначалось.

Но в эти же дни со мной связалось в частном порядке несколько достаточно известных врачей со званиями, работающих с COVID, что называется, "на острие", и представителей медицинских частных организаций и объединений, которые выразили заинтересованность в моем случае и захотели разобраться в ситуации. Обратите внимание: заинтересовались обычные специалисты, которым с научной точки зрения был интересен мой кейс, но никак не заказчики исследования. Все сразу же обратили внимание на мой повышенный С-реактивный белок и рекомендовали посмотреть его в динамике, чтобы понять, если ли связь с вакциной, так как сразу же возникло предположение о чрезмерной иммунной и воспалительной реакции. Как сказал в личном разговоре один из врачей, доктор наук, "очень жаль, что я поздно узнал о вашей ситуации, — мы бы вам сделали укол и вы бы не мучились ни температурой, ни тахикардией; странно, что врачи скорой не сделали вам укол, видя что у вас падает температура именно после приема противовоспалительных препаратов" (как я писал в предыдущих публикациях, я не мог сбить температуру Парацетамолом, но мне отлично помогали Кетонал, Нимесил и даже Анальгин). И они оказались правы: если 29 октября С-реактивный белок составлял более 61.26 мг/л, то 2 ноября он составлял уже 12.46 мг/л, а 7 ноября полностью пришел в норму — 2 мг/л (норма 0–5 мг/л). Также прилагаю скриншоты для подтверждения.

Кстати, эти все размышления полностью коррелируются с цитатой разработчика вакцины — руководителя института им. Гамалеи Александра Гинцбурга из интервью Владимиру Познеру от 5 октября, когда речь шла о побочных эффектах и рисках: "Когда мы вводим чужеродный белок, чужеродную частицу, то на два-три дня уровень воспалительных цитокинов в нашем организме, естественно, повышается". И здесь кроется самый точный ответ на заданный вопрос.

Как следствие, столь стремительное снижение С-реактивного белка лишь подтверждало теорию и исключало любую инфекцию и скрытые хронические процессы.

Дополнительно были сделаны две компьютерные томограммы, которые также исключили любые воспалительные процессы в легких и патологии других органов. Поразительным образом по мере падения C-реактивного белка улучшалось состояние сердца — боли и дискомфорт уменьшались, тахикардия возникала все реже, пульс уже не подскакивал до 150, и к 12-13 ноября все проблемы с сердцем прошли (психосоматика исключается, потому что вначале уменьшались симптомы, а уже только после этого делались и приходили результаты анализов). Хотя ничего поразительного тут нет, есть полная логическая взаимосвязь. Остальные анализы крови, которые я в эти дни сдавал в частном порядке, также не показывали никакой информации об инфекционных процессах или хронических болезнях. Таким образом, имела место именно поствакцинальная реакция, которая при правильной оценке ситуации могла быть очень быстро купирована.

Заключение терапевта из государственной поликлиники с некорректным диагнозом (обращаем внимание на анамнез и диагноз).
Заключение терапевта из государственной поликлиники с некорректным диагнозом (обращаем внимание на анамнез и диагноз).

Звонившие представители телемедицины в эти дни сменили риторику и стали убеждать меня в наличии неких скрытых (и неизвестных мне) хронических заболеваний, которые и дали такую реакцию. На мои вопросы с просьбой уточнить, что это за такие заболевания, внятных ответов не следовало — лучший ответ звучал как "ну у вас явно что-то есть, просто вы этого не знаете". В итоге, видимо, ввиду неэффективности такого "убеждения" рассуждения про "скрытые заболевания" прекратились. Вообще от телемедицины в моей ситуации я не увидел никакого толка — по сути это служба опроса, которая звонит и просто спрашивает про твое состояние, но ничего не назначает, максимум что может — это вызвать "скорую". Если это служба, проводящая "соцопросы", то не нужно называть ее телемедициной. Возможно, в случае с COVID-больными от телемедицины есть какой-то толк (ибо там нужен мониторинг), но в случае вакцинации эта служба бесполезна, — я и без них мог бы заполнять дневник самонаблюдения, а при осложнениях вызвать «скорую».

Касательно организации коммуникации и помощи для добровольцев: я уже писал, что в этом плане полный бардак, но сейчас хочу конкретизировать. Изначально в согласии добровольца (копии страниц прилагаю) в целом говорилось о достаточно широкой помощи: список телефонов, по которым можно звонить за консультацией, телемедицина, прикрепленные кураторы, сопровождение врача-исследователя, возможность обращаться в Государственный Диагностический центр №5, где делали прививку, телефоны этического комитета, страховой компании, "Крокус Медикал", проводящей исследование, института Гамалеи. Чуть позже выяснилось, что есть еще и телефон телемедицины типа "горячей линии", который был вывешен где-то на стенде в центре, где мне делали прививку, и который я каким-то телепатическим образом должен был догадаться сфотографировать. В согласии все перечисляется через "или", т.е. я могу обращаться или в своему лечащему врачу, или в телемедицину, или к врачу-куратору, или-или-или... Есть хорошая фраза "у семи нянек дитя без глаза" — для этой ситуации очень актуальна. Куча телефонов, минимум ответственности. То есть сделать один телефон и нормальную единую службу никто даже не попытался. Ибо это было бы слишком логично. Про проблемы с коммуникацией я писал в предыдущих материалах, поэтому не стану повторяться.

Теперь об эффективности вакцины: у меня была именно вакцина и она сработала — из приведенных результатов анализов, которые сдавались в динамике, можно видеть, что у меня выработался высокий уровень специфических вируснейтрализующих антител — более 170. Спасибо лаборатории #днком, которая "прогнала" мою кровь сразу по всем тест-системам, и доказала, что антитела у меня выработались именно на вакцину (на RBD-белок — S1 и S2), тогда как антитела к нуклеокапсидному белку (N-белку) остаются на нуле, что доказывает отсутствие встречи с вирусом и опровергает нелепые теории, что я подцепил коронавирус в аккурат перед второй вакциной.

ЭХО-КГ, сделанное в "СМ-Клинике"
ЭХО-КГ, сделанное в "СМ-Клинике"

Будучи адекватным человеком, я неоднократно указывал ранее, что дам оценку вакцине после получения результатов. Результаты получены. Вакцина работает. И побочные эффекты, даже такие, как случились у меня, при внимательном подходе и нормальных подходах к исследованию, могли быть купированы в первый же день, если бы исследование и помощь были организованы нормально — один укол иммунодепрессанта и/или ингибитора воспалительных реакций (да и просто сильного противовоспалительного препарата) полностью избавил бы меня от всех проблем и неприятных побочных эффектов. Но для этого надо было организовать нормальные исследования и помощь. Удивительно: врачи, работающие с COVID-больными, мгновенно поняли, что надо было делать, а вся государственная и частная система, организовавшая исследование, — нет. В итоге я потерял две недели на выяснение ситуации. Да и если бы организаторы исследования разобрались бы в вопросе, то даже такие побочные эффекты, которые случились у меня, можно было смело называть безопасными и контролируемыми.

К сожалению, организаторы исследования вместо вдумчивого подхода продемонстрировали явную недальновидность и, вероятно, на полном серьезе посчитали, что своими публикациями я пытаюсь навредить имиджу российской вакцины (естественно, по заказу западных спецслужб). То, что я критиковал организацию исследования, нежелание анализировать побочные эффекты, бардак в плане оказания помощи, а не ставил под сомнение эффективность вакцины и уж тем более не пытался оклеветать достижения российской науки, никто не понял, ибо для этого надо уметь правильно анализировать информацию. Ведь повесить ярлык "врага народа" намного проще, особенно если профессиональная компетенция и уровень знаний оставляют желать лучшего. Поэтому на борьбу решили бросить ресурсы пресс-службы Департамента здравоохранения Москвы, который начал мониторить публикации в прессе и выпустил аж несколько официальных заявлений по моей ситуации.

Поскольку эти заявления, с одной стороны, "доставляют" с профессиональной точки зрения, а с другой стороны, являются недостоверной информацией по моей ситуации, то я, как человек, который занимается по основной работе информационной политикой, да и просто как вменяемый человек, проведу небольшой мастер-класс по манипуляциям общественным сознанием (который обычно читаю в закрытом режиме), который покажет истинный профессиональный уровень чиновников, сидящих в Депздраве, и некорректность данных заявлений. Делаю для того, чтобы расставить все точки над "i", и ответить на вопросы, которые мне заявляли в связи с заявлениями Департамента здравоохранения, ибо не я начал эту "игру" в опровержения.

Для начала приведу ссылки на сами заявления:

https://mosgorzdrav.ru/ru-RU/news/default/card/4883.html

https://mosgorzdrav.ru/ru-RU/news/default/card/4914.html

(Даже если эти заявления откорректируют "задним числом", то я уже сделал все необходимые скриншоты, поэтому исходный вариант текста никуда не исчезнет).

А теперь приступим к анализу текста.

"В связи с сообщениями в СМИ о побочных эффектах вакцины от коронавируса и отсутствии медицинского наблюдения участников исследования Департамент здравоохранения выступает с официальным опровержением."

Давайте начнем с простого. С понятия "опровержение". Опровержение — рассуждение, направленное против тезиса с целью установления факта его ложности. В данном случае термин "опровеждение" вообще некорректен, ибо непонятно, что опровергается. Высокая температура за 40? Она была. Плохое состояние после введения второго компонента вакцины? Это тоже факт, с которым никто не спорит. Из контекста следует, что опровергается якобы отсутствие оказания помощи. Так я ведь нигде не говорил о том, что помощь мне не оказывалась, я говорил о том, как оказывалась эта помощь, какой бардак и неразбериха происходили в процессе ее оказания, как некорректно вел себя старший врач оперативного отдела Чеботарев. Далее Департамент уходит в рассуждения не по теме вопроса. В сфере информации это называется "неверным ответом", когда ответ дается не по теме заданного вопроса, а по смежной, близкой теме. Обычно такой подход используется в ситуации, когда по существу ответить нечего (или не хочется), но ответить надо. Часто этим приемом пользуются политики, уходя от ответа.

Далее Департамент уходит в повествование о моем состоянии после введения первого компонента вакцины, когда серьезных побочных эффектов не было:

"В первый же день после введения первого компонента прививки... отмечались небольшие симптомы: ломота, незначительно повышенная температура тела. В два следующих дня также проходили консультации, на обеих было отмечено удовлетворительное состояние."

С точки зрения манипуляции такой подход называется "смещением акцентов", когда проблема предваряется более благополучной историей, чтобы снизить негативный эффект последующей истории. Здесь был выбран именно такой путь: фразы про "легкие побочные эффекты" невольно сбивают читателя, настраивают на то, что проблемы были незначительными (такова наша психология — мы формируем впечатление, последовательно сопоставляя получаемую информацию — как будто складываем здание из кубиков, и если вначале поставить синий кубик, а затем красный, то полученную конструкцию уже нельзя считать красной). Хотя с точки зрения сухих фактов история про введение первого компонента вообще не имеет никакого отношения к описываемой проблеме.

Далее Департамент продолжает:

"В связи с жалобами на одышку и боли в груди, для осмотра на дому к пациенту была направлена заведующая терапевтическим отделением. Она отметила удовлетворительное состояние и назначила проведение ЭХО КГ."

Итак, Депздрав пишет, что после возникновения проблем ко мне был отправлен терапевт. А дальше начинаются манипуляции с данными. Да, 27 октября утром, после приезда скорой днем ранее, действительно приходил терапевт, чтобы проверить, нет ли у меня ОРВИ — диагноза, который был почти насильно навязан врачам «скорой» вышестоящим руководством. Но в то утро у меня не было ни температуры, ни болей в сердце. Они возникли намного позже визита врача — поздним вечером, а до частной клиники, где мне подтвердили наличие изменений на сердце, я добрался 28 октября. Так как терапевт мог по итогам осмотра 27 назначить мне обследование сердца, как заявляет Департамент? Лечение по проблеме, которой не было? Особенно если учесть, что я выкладывал заключение терапевта от 27 октября в публичный доступ. Все даты и информацию ведь легко доказать по электронной медицинской карте, выписку из которой я дополнительно прикладываю.

Поэтому Департамент даже не смог разобраться в последовательности имевших место событий и представил недостоверные данные. Невнимательность? Некомпетентность? Подлог? Уже неважно.

Департамент пишет:

"На следующий день обследование было проведено в поликлинике, а по его результатам совместную консультацию провели врачи кардиолог и терапевт телемедицинского центра: осложнений, которые могли бы быть связаны с введением вакцины, не выявлено."

После того, как 29 октября меня наконец-то после резонансной публикации меня пригласили к кардиологу, вечером того же дня меня действительно осмотрела терапевт. Только это было не на следующий день, как указал Департамент, а через день, когда появилась публткация. И к какому выводу пришли врачи? Мое состояние, во-первых, чудесным образом улучшилось, судя по диагнозам, о которых я уже говорил, — врожденный пролапс митрального клапана 2-ой степени в конечном диагнозе стал уже 1-ой степени. Причем в диагнозах сразу двух врачей! То есть у меня, следуя этим заключениям, даже частично «рассосались» врожденные особенности сердца и я стал даже здоровее, чем был. При этом никаких анализов (как минимум, анализов крови) не назначалось. Поэтому как такое можно заключить без анализов, без исследований, на основе только двух осмотров врачей? Есть потенциальный ответ: только в случае, если врачи обладали экстрасенсорными способностями и ясновидением. Или имели какие-то конкретные указания. При этом анализы, которые я сдавал в частных клиниках и лабораториях, наглядно показывали иную информацию. Как следствие, данный тезис также является ложным.

Департамент:

"Всего пациенту с момента первой прививки было проведено 18 телемедицинских консультаций."

Допустим. Но это еще одна манипуляция по тому же принципу "смещения акцентов" и "суммирования". Провели 18 консультаций. Но это за период с момента введения первого компонента вакцины, т.е. за месяц. После первой прививки у меня вообще не было каких-то серьезных проблем со здоровьем, но телемедицина мне исправно звонила в течение недели, причем действовала намного слаженнее и внимательнее, чем во второй раз. Проблемы начались после второй прививки, поэтому и подсчет должен быть другим. И, например, 28 октября, когда я пытался найти помощь для решения возникших проблем с сердцем, мне никто не звонил, это легко доказать — прилагаю детализацию со стороны мобильного оператора. Не звонили и 29 октября до обеда, пока я не поднял дополнительный информационный «шум». Поэтому зачем лукавить — суммировать, упоминать консультации по первой прививке, которые не имеют отношения к тем осложнениям и неразберихе в вопросах оказания помощи, о которых я заявлял? Это как минимум неправильный подсчет; с таким же успехом можно было написать об объемах медицинской помощи, оказанной мне в медучреждениях Москвы за последний год или два. Более того, Департамент здравоохранения, как мне кажется, специально выждал время и опубликовал свое «опровержение» только 2 ноября, чтобы «набрать» объем дополнительных консультаций за несколько дней.

А далее начинается переход на личности:

"Необходимо отметить, что несмотря на постоянный контроль за здоровьем пациента, после публикации каждого поста врачи телемедицинского центра связывались с пациентом, чтобы уточнить состояние в эту минуту, но иногда дозвониться в течение нескольких часов не получалось."

Чтобы публиковать подобные утверждения, нужно быть очень уверенным человеком, поскольку, как уже написал, я использую выделенный телефонный номер для общения с врачами. Посмотрим на детализацию (см. изображения). Я осознанно не стал удалять информацию с данными работы мобильного интернета чтобы можно было видеть, что телефон был включен. Более того, у меня включен автоответчик, поэтому любой вызов, даже неполученный, будет зафиксирован. Мы видим, что в среду, 28 октября, телемедицина мне не звонила. Теперь проверим информацию о том, как до меня не могли дозвониться "часами". Видео, что было всего два случая. Первый раз я пропустил вызов 29 октября, поскольку делал исследование сердца, но через час мне позвонили повторно, и я ответил. Второй раз, в субботу 30 октября, когда я задремал и просто не успел взять трубку, но мне точно так же позвонили через час, и я ответил. О каких «часах» идет речь, остается загадкой. Повторюсь: всего два пропущенных вызова за все время! «Часы» в общественном сознании — это не один час, и не два, это намного больше. Поэтому Департамент лжет, нагло и непрофессионально, так и не услышав моего предупреждения о том, что "все ходы записаны".

И вообще зачем эти детали упоминать в своем «опровержении» — это же смещение акцентов, это переход на личности, когда закончились или вообще отсутствуют аргументы, эта информация вообще не имеет никакого отношения к постановке диагноза. Они создают впечатление, что вот пытались всячески мне помочь, а я отказывался.

Идем дальше.

"Учитывая, что возможность комментирования публикации героя статьи отключена..."

Не отключена, а ограничена возможностью комментирования только друзьями. Работники пресс-службы, писавшие "опровержение" не могли этого не знать. Казалось бы, это мелочь, но в контексте остальных несоответствий это также следует добавить в "копилку" манипуляций и несоответствий.

"...главный врач телемедицинского центра обратилась со страницы Департамента здравоохранения к пациенту в социальных сетях..."

Это очень интересно. На странице Департамента в Facebook никаких общений не публиковалось — не нашел ни я, ни мои коллеги-журналисты. Обращение было опубликовано на странице некоей Марины Смирновой. Давайте посмотрим на ее страницу (см. изображение). Во-первых, я не доверяю страницам в Facebook, которые не верифицированы и на которых вместо фотографий установлены картинки (равно как и животные), — такие страницы больше похожи на фейковые и нарушают правила социальной сети, которые четко указывают, что пользователь должен размещать собственные фотографии, тем более, что страница именная. Если отправить жалобу на такую страницу, она будет немедленно заблокирована. Как следствие, апеллировать к тому, что я якобы не обратил внимания на воззвания с подобных страниц, мягко говоря, нелепо. Да и профессионализм SMM-специалистов Депздрава, отвечающих за присутствие в соцсетях, в этом случае вызывает недоумение. Во-вторых, на странице указано "не главный врач" и "сотрудник", а само заявление, опубликованное исключительно как прямая речь (от владельца страницы), подписано другим лицом с другой должностью ("главный врач"). То есть даже здесь наблюдаем абсолютно неэффективную работу, некомпетентность и путаницу в аргументах и подходах.

Второе заявление Департамента от 8 ноября оказалось еще более интересным (когда в прессе появилась информация о некорректном диагнозе в электронной карте — мне приятно, что за информацией в СМИ следили столь тщательно).

"Утверждение о том, что пациенту якобы был поставлен неверный диагноз, не соответствует действительности. Корректный диагноз отражен в электронной медицинской карте пациента."

Я уже привел выписки из электронной медицинской карты, где черным по белому как раз указан неверный диагноз в заключениях от 29 октября. Но Департамент предпочел снова соврать. Причем, еще раз отмечу специально для сотрудников Депздрава, эти данные нотариально (и не только нотариально) заверены, поэтому исправления "задним числом" не спасут.

Более того, я ведь предупреждал Департамент, обратившийся ко мне в личном сообщении в мессенджере об этом несоответствии заранее, обращал внимание и телемедицины. Но никто даже не попытался исправить ошибку в течение многих дней, а наоборот, Департамент с абсолютной уверенностью начал заявлять, что информация о неверном диагнозе не соответствует действительности. Таким образов подтвердив, что это не опечатка (хотя как может быть опечатка в заключениях сразу двух врачей). Это либо тотальная глупость, либо наглость. Вспоминается цитата из Петросяна: "Это просто чудо: муж видит любовника, а жена нет!".

И самое интересное:

"Относительно высоких значений С-реактивного белка, нет никаких убедительных оснований связывать его с последствиями вакцинации, так как чаще всего белок повышен в крови именно вследствие инфекционных заболеваний. [...] При этом вирусные инфекции повышают этот показатель незначительно — до 50 мг/л. В свою очередь бактериальные инфекции повышают его намного сильнее. При туберкулезе, кишечных инфекциях, пневмококковой пневмонии уровень показателя возрастает до 100-200 мг/л. Кроме того, уровень белка может быть повышен при опухолях, аутоиммунных заболеваниях, злоупотреблении алкоголем и многих других состояниях. Таким образом, повышение уровня С-реактивного белка не является однозначным показателем острой фазы воспалительного процесса и не может быть напрямую связан с вакцинацией."

Этот поток сознания трудно адекватно прокомментировать. Получается, Департамент заочно приписал мне опухоли, аутоиммунные заболевания, злоупотребление алкоголем (что особо забавно, поскольку алкоголь я вообще не пью), инфекционные и бактериальные заболевания и даже туберкулез. При этом за неделю до вакцины С-реактивный белок был в норме, после вакцины повысился, и буквально за 8 дней дней все эти неизвестные мне "заболевания" чудесным образом прошли без использования каких-либо лекарственных препаратов, поскольку С-реактивный белок вернулся в норму (динамику я приложил). Просто чудо. То есть даже с медицинской точки зрения такие заявления выглядят нелепыми. Предположу, что злоупотребление алкоголем нужно адресовать не мне.

Более того, этим тезисом Департамент по сути опроверг слова Александра Гинцбурга о возможном выбросе воспалительных цитокинов, цитату которого я приводил выше. Еще одна "медвежья услуга".

Полагаю, что Департамент действует по принципу, обозначенному г-ном Чеботаревым, а именно "придумайте что-нибудь". Они и придумывают. Хотя с фантазией что-то плохо.

ПОДЫТОЖИВАЯ:

Уверен, что думающий читатель после разбора заявлений Департамента сделает правильные выводы. Уверен, что Департамент попытается выдать еще одно заявление, но комментировать его, скорее всего, уже не буду, ибо и так все понятно.

Хотя если бы в моем подчинении работали специалисты, написавшие подобные заявления, они были бы с позором уволены немедленно за полную профнепригодность (но я при этом благодарен Депздраву за их заявления — они представили просто уникальный материал для моих мастер-классов, пополнили копилку кейсов, так сказать).

Вся эта эпопея еще раз доказала справедливость моих слов про то, что не так страшны побочные эффекты вакцины, как страшны чиновники и их уровень профессиональной компетенции, если даже официальные заявления Департамента были оформлены с таким чудовищным количеством манипуляций и ошибок. Неудивительно, что и процесс исследований организован столь безобразным образом. Хотя вместо того, чтобы писать ерунду, можно было выбрать намного более конструктивный подход. Но "получилось как всегда".

Вакцина работает — во всяком случае, в части выработки антител — они вырабатываются. И работала бы намного лучше, и механизмы купирования самых разных побочных эффектов (а, как выяснилось, при желании и правильном понимании механизмов они купируются) можно было бы предусмотреть, если подходить к решению задач с умом. При этом отмечу, что не питаю иллюзий, — насколько эффективно вакцина будет защищать от вируса, покажет только время, сейчас об этом слишком рано говорить, — надеюсь, что если и не защитит от заражения, то хотя бы сделает протекание заболевания в легкой форме, избавит от рисков осложнений. Но, повторюсь, покажет время. Пока лишь скажу одно — нейтрализующие антитела появились, это факт. А с фактами не спорят. В остальном надо смотреть и продолжать изучение (а с этим, как показывают события, все плохо). Никого не агитирую вакцинироваться, — тут каждый должен принимать решения самостоятельно, анализируя все "за" и "против". Я свой выбор сделал, прививку испытал, впечатлениями и детальной информацией поделился. Ибо в вопросах продвижения вакцины очень много пропагандистских штампов и очень мало прозрачности, открытости и здравой аргументации.

Но мне обидно, что достижения отечественных ученых, как бы люди с разными мнениями к ним ни относились (в плане оценок потенциальной эффективности применения вакцин от коронавируса в целом), полностью нивелируются такой ужасной работой, которая разве что работает на пополнение рядов противников вакцины (то есть на недоброжелателей). Как говорится, с такими друзьями (в нашем случае PRщиками вакцины в лице Департамента и его заявлений) никакие враги не нужны. Почему нельзя сделать грамотный и аргументированный PR вакцины — загадка. Снова по Черномырдину: "Хотели как лучше, получили как всегда".

Не надеюсь, что чиновники поймут, что я критикую их работу, а не пытаюсь дискредитировать российскую вакцину, — скорее всего, продолжат считать, что я работаю по заказу ГосДепа, ибо иначе просто не могут.

Но если разум возобладает, я готов прочитать мастер-класс для Департамента здравоохранения Москвы о том, как проводить эффективную информационную политику и работать с негативом. Причем абсолютно бесплатно, на добровольных началах.

Отдельно хочу выразить благодарность всем друзьям, коллегам и просто неравнодушным людям, откликнувшимся на мой дневник, которые беспокоились и волновались. Благодарю коллег-журналистов за конструктивное освещение проблемы и выведение Департамента на "чистую воду". Также говорю спасибо врачам, частным лабораториям и исследователям, которые помогли разобраться в ситуации, провели консультации, исследования и позволили выработать методики эффективной борьбы с побочными эффектами.

Сейчас чувствую себя отлично. Никаких проблем со здоровьем нет.

P.S. Перед написанием комментариев настоятельно прошу изучить приложенные к публикации иллюстрации и документы".