Истребитель танков Hetzer. Насколько он был хорош?

К 1943 году немцам стало ясно, что их производство танков не поспевает за потерями на поле боя. Одной из их попыток ускорить производство оружия было преобразование старых, устаревших танковых шасси в истребители танков, или "Ягдпанцеры". Первые попытки продемонстрировали стремительное и иногда грубое объединение маленького старого танка с большой мощной пушкой. Особенно громоздким и тяжелым выглядел "Мардер". Наиболее успешным преобразованием был Jagdpanzer 38 (t), обычно называемый Hetzer.

Универсальное чешское шасси

С ростом международной напряженности в Европе, в 1937 году чешская армия начала поиск нового современного танка. После исчерпывающих испытаний чехи приняли на вооружение LT vz 38. Он имел клепаную броню с максимальной толщиной 25 мм и минимумом в 10 мм, что было сопоставимо с аналогичными танками той эпохи. Экипаж состоял из четырех человек: водителя, стрелка, наводчика и командира. Основной пушкой была 37-мм Skoda A7, эквивалентная по своим характеристикам немецким 37-мм или английским 2-фунтовым орудиям. Рядный 6-цилиндровый бензиновый двигатель Praga дал LT vz 38 максимальную скорость 42 км в час и дальность в 201 км. По всем параметрам он мог превосходить или, по крайней мере, был сопоставим с любым танком в немецкой армии, за исключением PzKpfw. IV с короткоствольной 75-мм пушкой, но этот танк имелся только в небольших количествах.

Когда Франция и Великобритания пожертвовали Чехословакией перед нацистами, чтобы добиться “мира в наше время”, как говорил британский премьер-министр Невилл Чемберлен, немцы были более чем счастливы заполучить в свои руки знаменитую чешскую военную промышленность и ее продукцию. Vz-38 еще не был на вооружении чешской армии, но немцы охотно приняли все существующие модели на свою службу как PzKpfw. 38 (t), с буквой “t”, обозначающей чешское происхождение техники, поддерживая работу производственных линий. Немцы использовали PzKpfw. 38 (t) для вооружения 7-й и 8-й танковых дивизий при вторжении в Польшу в 1939 году и во Францию в мае 1940 года. PzKpfw. 38 (t), с различными усовершенствованиями, оставался на фронте в составе Вермахта в качестве легкого танка до 1942 года, когда новая советская бронетехника, такая как средние танки Т-34 и тяжелые танки КВ, превзошли его.

Тем не менее, шасси и трансмиссия были еще вполне жизнеспособны. Они стали базами для различных немецких гусеничных машин, включая самоходную артиллерию, истребители танков, штурмовые орудия, разведывательные машины, самоходную 20-мм зенитную пушку и целый ряд других. Самым успешным из них был легкий Jagdpanzer 38(t) Hetzer. Термин "Хетцер” никогда не появлялся в официальной номенклатуре, а скорее являлся плодом недоразумения между немецкими армейскими чиновниками и чешскими промышленниками. Имя прижилось неофициально.

Эффективная конструкция истребителя танков

Jagdpanzer 38 (t) сохранил рядный шестицилиндровый двигатель Praga AC/2800 с водяным охлаждением, мощностью от 150 до 160 лошадиных сил, имея передачу через полуавтоматическую пятиступенчатую коробку Praga, тормоза Wilson и рулевое управление на конечную передачу. Оригинальный передний привод цепного колеса, задний направляющий ленивец и рессорная подвеска PzKpfw. 38 были сохранены, но четыре стальных опорных катка с резиновыми шинами были больше оригиналов, и на гусенице был только один возвратный каток сверху. Относительно легкий - масса 16 тонн (проектные характеристики указывали 13 тонн) и с шириной трака 35 см, Hetzer имел давление на землю в 0,76 кг/см2. Хотя со скоростью в 42 км /ч она была далеко не так быстра, как первоначально требовалось в спецификации, машина имела хорошие показатели при движении по пересеченной местности, и хотя она была не слишком маневренной на низкой скорости, но могла быть довольно проворной, если двигатель поддерживался на высоких оборотах. "Хетцер" также отличался возможностью поворота, когда один трек двигался вперед, а другой - наоборот, позволяя ему поворачиваться в основном в пределах своей длины.

Новый корпус был спроектирован с учетом броневой защиты, а не комфорта экипажа. Лобовая броня состояла из стальных пластин, соединенных между собой и сваренных, толщиной 60 мм, верхняя из которых была наклонена под углом 60 градусов, а нижняя - под углом 40 градусов. Бортовая и кормовая броня была из легированной стали более низкого качества и толщиной всего 20 мм. Верхние пластины наклонялись под углом 40 градусов, а в нижней части корпуса и на корме - под углом 15 градусов. Верхняя броня была толщиной всего 8 мм, а нижняя - 10 мм.

В одном из немецких донесений командира батальона о "Хетцере" отмечалась эффективность этой брони. "Лобовая броня сопротивляется пробитию русских противотанковых орудий калибра 7,62 см. До сих пор потери происходили только за счет пробитий с бортов и кормы. Поэтому особенно важно представлять противнику только сильный лоб.”

Это была низкая, компактная бронированная машина, корпус имел 4,8 метров в длину, чуть более 2,43 метра в ширину и менее 2,13 метра в высоту, едва выше стоящего человека. Основным вооружением было надежное и мощное 75-миллиметровое орудие L48 PaK39, со вторичным вооружением - верхним 7,92-миллиметровым пулеметом. Маленький, низкий и легко маскируемый, довольно проворный и с мощным орудием, "Хетцер" был отличным истребителем танков.

Тот же полковник, о котором упоминалось выше, сказал: "легкий Panzerjager 38 прошел испытание огнем. Экипажи гордятся этим "Ягдпанцером", а пехота верит в него. Особенно хвалят... пулемет. Эффективное оружие, низкий профиль и хорошая наклонная броня делают его полностью адаптируемым как к своим основным ролям в борьбе с танками противника, так и к поддержке пехоты как в атаке, так и в обороне.”

"За короткий период одна рота уничтожила 20 танков без единой потери. Оперативная группа уничтожила 57 танков, из которых два ИС-122 на дальности 800 метров.”

Недостатки "Хетцера"

Как и во многих импровизациях военного времени, у "Хетцера" были, конечно, проблемы. Из-за ширины корпуса, 75-мм орудие приходилось устанавливать с правой стороны, причем крепление поддерживалось толстой верхней пластиной. Это ограничивало пушку относительно узким углом наведения только в 5 градусов влево и 11 градусов вправо; чтобы поразить цель, стоящую дальше по углу, или, если требовалось попадание в движущуюся мишень, то водитель должен был повернуть машину к цели. Дополнительный вес с правой стороны оказывал чрезмерное давление на рессоры подвески, а также делал нос машины тяжелым, причем кормовая часть сидела на 10 см выше лобовой. По мере продолжения производства были сделаны улучшения, такие как усиление листовых рессор и трансмиссии, облегчение маски пушки. Другие различные модификации для облегчения производства и обслуживания включали устройство небольших люков в броне для топливных, масляных и антифризовых крышек.

Ничего нельзя было сделать, чтобы освободить больше места внутри маленького корпуса, а у экипажа действительно было мало пространства. Водитель, наводчик и заряжающий сидели в ряд на левой стороне корпуса. Командир сидел в правом заднем ряду, а предохранитель отдачи главной пушки почти полностью изолировал его от остальной команды, нарушая жизненно важную командную работу всего экипажа. Обзор ограничивался ножничным перископом SF14Z спереди и небольшим перископом, установленным сзади.

Водитель был зажат в левом переднем углу с коробкой передач и пушкой справа у его локтя. Рулевое управление осуществлялось через два горизонтальных, а не вертикальных рычага с открытым сцеплением. Обзор был плохим - только два перископа были направлены прямо вперед. Поскольку он не мог нормально общаться с командиром, на приборной доске водителя было три "лампочки", которые командир мог включать и выключать, чтобы дать водителю сигнал ехать влево, вправо или прямо. Безопасность водителя ограничивалась толстой кожаной подкладкой над головой и маленькой плотной резиновой "подушкой" слева.

Поскольку пушка была установлена справа, заряжающий должен был подавать снаряды с неподходящей стороны, тянуться через нее, чтобы переключить предохранитель, рычаг открытия затвора и выпуск экстрактора, а также тянуться через путь отдачи или наводчика, чтобы вытащить часть уложенных боеприпасов. У заряжающего был один перископ, установленный в положении "9 часов", чтобы видеть левую сторону машины.

Наводчик сидел слева от казенной части орудия. Его орудийным прицелом был перископ SFl.Z.F.1a, который проходил через крышу. Сетка прицела состоял из семи треугольников, обозначающих расстояние в 6,4 км, что позволяло наводчику целиться, не заслоняя цель, вычислять дальность и вести мишень. Сетка могла быть слишком темной при стрельбе в условиях недостаточного освещения. Регулируемый барабан дальности дифференцировался на 100-метровые интервалы для вычисления траектории по четырем различным типам используемых боеприпасов. Когда весь экипаж был пристегнут, практически не было видно правой стороны машины.

Для ближней обороны от пехоты на крыше был установлен пулемет MG-34 калибра 7,92 мм с дистанционным управлением. За местом заряжающего находились приборы управления, похожие на подводный перископ с двумя складными ручками: вращающийся перископ с кратностью х3 для прицеливания и спусковой механизм на рукоятке. В то время как пулемет работал, он был ограничен лентой только из 50 патронов внутри металлического барабана; с циклической скоростью стрельбы в 800-900 патронов в минуту, он был хорош только для нескольких коротких очередей. Перезарядка требовала от заряжающего выскочить из люка и подставить себя под вражеский огонь.

Смертельное вооружение "Хетцера"

Именно орудие PaK 39 было сердцем всей системы. Оно было достаточно мощным, чтобы справиться с любым танком Антигитлеровской коалиции, за исключением советских тяжеловесов, таких как "Иосиф Сталин". Было произведено четыре вида боеприпасов, в общей сложности 41 выстрел. Pzgr.40 - скоростной, подкалиберный, с вольфрамовым сердечником - был лучшим противотанковым снарядом с весом 4,1 кг и скоростью 930 м/с. Поражая под углом 30 градусов, этот снаряд мог пробить 120 мм брони на 500 метрах и 97 мм на 1000. Прицельный барабан был рассчитан на 2000 метров для этого снаряда.

Боеприпасы Pzgr. 40 с вольфрамовым сердечником часто были в дефиците, и на втором месте по противотанковым характеристикам был более распространенный Pzgr. 39: бронебойный, баллистически-снаряженный со взрывчатым наполнителем и трассирующим элементом, запускающий более тяжелый снаряд массой 6,8 кг с меньшей начальной скоростью 750 м/с. Он мог пробить 106 мм и 95 мм брони на 500 и 1000 метров соответственно.

Снаряд Gr. 38 HL/C был сконструирован по принципу кумулятивного заряда HEAT (фугасного противотанкового), применявшегося в базуке и панцерфаусте, но на самом деле был гораздо менее эффективен против брони, чем любой из двух других снарядов, а также гораздо менее точен. Его можно было использовать вместо стандартного осколочно-фугасного снаряда для слабобронированных целей.

С загрузкой снарядами Pzgr. 39 или 40, "Хетцер" был способен поражать вражеский танк с первого выстрела с 1000 метров. Процедура испытаний в немецкой армии предполагала правильную оценку дальности и наличие в экипаже грамотного наводчика с применением снаряда Pzgr.39, что должно было обеспечить вероятность попадания с первого выстрела с 500 метров в 99%, а с 1000 метров - 71%. Маленький истребитель танков, замаскированный и поджидающий в засаде, мог быть смертельно опасен при такой стрельбе. Танки противника не должны были знать про нахождение Panzerjager поблизости, пока не будет подожжен головной танк.

Экипажи Hetzer в действии

В донесении германской армии с Восточного фронта подробно описывалось, что могут сделать "Хетцеры" с хорошими экипажами даже против советских гигантов.

"3-я рота с четырьмя "Ягдпанцерами-38" находилась в перестрелке с ИС-122 на дистанции 1200 метров. Русский тяжелый танк произвел 10 выстрелов по "Ягдпанцеру" командира, который занял хорошую позицию с обратным уклоном. Все 10 выстрелов всегда приземлялись на 100 метров ниже.”

Это показывает значение того, что танкисты называют положением "танк в окопе". В принципе, если водитель мог видеть цель, стрелок мог ее атаковать. Для стрельбы самой пушке требовалось всего 1,4 метра зазора; таким образом, в положении "танк в окопе" "Хетцер" представлял собой цель всего 77 см в высоту.

"Командир роты немедленно послал "Ягдпанцер" вправо по скрытому маршруту через впадину, чтобы атаковать с фланга. Шестой выстрел из этого "Ягдпанцера-38" пробил борт "Иосифа Сталина-122", и он сгорел. Это еще раз подчеркивало, что, по возможности, ни один "Ягдпанцер-38" не должен вступать в перестрелку. При стрельбе пороховой дым сдувается назад и обволакивает командирские ножницы перископа и сильно затрудняет возможность наблюдения и корректировки прицеливания наводчика. Второй "Ягдпанцер" может наблюдать за полетом и попаданием снарядов и передавать поправки по радио, чтобы быстро уничтожить вражеские танки.”

Таким образом, командная работа была важна не только для отдельных экипажей, которым мешал предохранитель отдачи вокруг позиции командира, но и для других машин в роте. Тактическое использование местности, укрытий и маскировки было почти столь же важным. Развертывание одиночных "Хетцеров", особенно без поддержки пехоты, почти наверняка заканчивалось неудачей.

Послевоенная служба в швейцарских вооруженных силах

Даже после окончания войны в Европе некоторые "Хетцеры" производились из имеющихся запасов и производственных мощностей в Чехословакии. Чехи построили 180 для своих вооруженных сил, в основном используемых для обучения, а Швейцария заказала 158 экспортных моделей Hetzer, которым была дана швейцарская армейская номенклатура G-13.

Зачем, спрашивается, послевоенная нация, со всеми маленькими проблемами "Хетцеров", захотела бы их иметь? Швейцарская военная система и доктрина носили оборонительный характер. При необходимости швейцарцы могли мобилизовать около 500 000 военнослужащих. Каждый солдат, отслужив обязательный срок в Вооруженных силах, забирал все свое снаряжение, включая винтовку, домой и проходил периодическую подготовку. Особое внимание уделялось индивидуальной стрельбе, поскольку почти в каждом городе по выходным проводились соревнования по стрельбе, а резервисты снабжались как учебными, так и боевыми боеприпасами.

Швейцарцы санкционировали значительное увеличение финансирования обороны в 1936 году и закупили оружие, которое они не могли производить. Они хорошо понимали, возможно, лучше, чем некоторые более крупные и могущественные страны, важность бронетехники и авиации. Одной из основных закупок вооружения были 100 чешских танков LT zv 38. До того как немцы захватили Чехословакию и конфисковали все существующие танки, прибыло всего две дюжины танков, но без установленных главных орудий.

Швейцарцы вооружили свои танки странной 24-миллиметровой пушкой и распределили их по трем восьмитанковым ротам, по одной в поддержку своих 1-й, 2-й и 3-й легких бригад, но это был, очевидно, не более чем символический жест. Хотя они имели обширные укрепления в Альпах и могли производить артиллерийские орудия калибром до 150 мм, их противотанковое вооружение было крайне слабым. Германский Генеральный штаб разработал два крупных плана вторжения в Швейцарию, но оба проекта, к счастью для швейцарцев, были отброшены. Швейцария вздохнула с облегчением в 1945 году, но страна была полна решимости не оказаться снова в такой неудобной ситуации.

Таким образом, "Хетцер" был хорошим выбором, чтобы быстро и дешево начать наращивать противотанковые возможности Швейцарии, а его конструкция идеально подходила к их строго оборонительной военной доктрине. Кроме того, существующие LT vz 38 дали им опыт работы и обслуживания одних и тех же систем и могли обеспечить запасные части в крайнем случае.

"Хетцеры" были лишь первым шагом, и швейцарский послевоенный Арсенал стал пополняться экспортом таких танков, как французский AMX-13 и британский "Центурион", а также множеством пехотных противотанковых орудий. Швейцарцы начали строить свои собственные танки в начале 1960-х. Тем не менее, G-13 продолжали работать, большинство из них было переоборудовано дизельными двигателями в начале 1950-х годов, пока последний из них "не вышел на пенсию" в 1970 году.