Сашенька_Гл. 23

28 August 2019
(рисунок автора)
(рисунок автора)

Продолжение. Глава 22 - здесь.

***

И действительно, монастырь мне понравился. Собственно, это была большая стройка во чистом поле вокруг обнесенной лесами церкви. По белому снегу воронами шастали монашки, озабоченные свиванием нового гнезда. Попадались и мужички в цивильном, но редко. На стоянке машин, находящейся поодаль, присутствовали две неброские иномарочки, раздолбанный уазик и внушительный черный джип, как сказала Юля, принадлежащий матери-настоятельнице. Мать-настоятельница мне сразу понравилась. Юля повязала платок и на мой вопрос, где мы будем жить, с гордостью ответила «у меня здесь отдельная келейка». Мы прошли в небольшую комнатушку, расположенную в уже отстроенной части монастыря. В келейке помещались узкая, аккуратно заправленная казенным одеялом, железная кровать, стол и небольшой шкафчик. Телевизоров и магнитофонов не наблюдалось. Не было и лампочки на потолке. Вот тебе и раз! Юля объяснила, что все это – мирское, и здесь совершенно ни к чему.

- А что же тут делают в свободное время?

- С Богом разговаривают, молятся.

- И ты разговариваешь?

- И я.

- А что ты еще делаешь, не доски же таскаешь?

- Я здесь то же самое делаю, что и везде – лечу. Стройка же, травмоопасное производство. Сестры то палец себе прищемят, то ногу ушибут.

- Какие сестры?

- Все, кто здесь есть – сестры.

- И ты?

- И я.

Не успели мы разложить вещи, как раздались слабые глухие удары по железу – звали на ужин. Юля, не смотря на мое сопротивление, нарядила меня в свою длинную юбку, привезенную из дома, правда разрешила оставить под ней джинсы – для тепла, и в беленький платочек. И стала я вылитая Дарёнка. По коридору, не поднимая глаз, шуршали сестры. В столовой, хотя и было недостаточно светло, я рассмотрела их внимательнее. Сестры были разные – старые и не очень, некрасивые и очень даже ничего себе, с потухшими глазами и наоборот, живыми и любопытными. Юля толкнула меня ногой под столом, что, наверное, означало «смотри в свою тарелку». В тарелке как раз разглядывать было нечего – жидкая кашица, размазанная по донышку. И не сказала бы я, что вкусная. После ужина Юля оставила меня в келье – смотреть в окно на монастырские пейзажи, а сама проследовала в храм, на молитву. С Богом общаться. Собиралась она туда с не меньшим энтузиазмом, чем, бывало на дискотеку или в клуб с Моничкой. Я ей так и сказала. Она подняла на меня смеющиеся глаза, перевязала пониже платок и ответила - «мирское это».

Продолжение следует.

__________________________________________________________________

Начало повести - здесь.