Современное искусство

31 January 2019

Читатели, какая дегеративная гадость, должен признаться, все эти московские культурные развлечения и их потребители… Скажем, вы идете на выставку с эдаким торжественно-воодушевленным видом, в котором сочится больше туповатой жизнерадостности, чем умного, скромного, но заостренного любопытства прежних лет. Что вы там видите? Вы там видите модного художника с дурацкой модной бородкой и его жалкое, бесполое, застенчивое искусство, послушно встроенное в московский стиль безликой технологичной утилитарности. Вам тошно, понимаете? Искусство должно кричать, будоражить, насмехаться, бунтовать, выламываться из строя… Но оно постыдно дрожит перед приговором денег! У сегодняшних, так сказать, деятелей культуры очень мало слепой, неряшливой одержимости, но очень много сытой респектабельности.

Так и во всем прочем. Обыватель проходит через длинный ряд городских увеселений и глупым видом наблюдает, как через него проходят вялые токи впечатлений и как его сущность находится в спокойном равновесии всех свойств. И влияние этих впечатлений такое низкое, что без каждого в отдельности можно обойтись, лишь в совокупности они производят впечатление иллюзии наполненности жизни. Но если осмотреться на прожитое, то кроме мутного осадка блеклых воспоминаний ничего не остается.

Городское начальством таким и видит счастливую жизнь обывателя, которого заботливо, словно тот нервнобольной, нуждающийся в спокойствии, аккуратно покалывает одноразовыми иголками своих мелких выдумок — выставок, фестивалей, марафонов, конкурсов. Жалок… жалок человек в своей разболтанной, неприрученной, притупленной чувственности, которой городские власти манипулируют с целью притупления самосознания.