дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Мечта

2 February 2019


Мы уже заканчивали с кофе и готовились к ежеутреннему облёту, когда дверь кабинета открылась. Синхронно повернули головы и увидели Гарика, секретаря шефа. Он загундел с порога:
– Согласно приказу номер двести тридцать два по Небесной Канцелярии, с сегодняшнего числа в Отдел Исполнения Желаний направлен новый сотрудник на должность Мечты, куратором назначить заведующего отделом старшего ангела Аврелия, ввести в курс дела, к обязанностям приступить немедленно, – Гарик поднял глаза от бумажки, с которой читал текст, и добавил: – Доброе утро.
В дверях мялась худенькая девчонка с белыми косами и полупрозрачными крыльями. По мне, она больше смахивала на бабочку, чем на ангела, и вряд ли была приспособлена к работе в поле.

– Кажется, я делал заявление, – хмуро сказал Аврелий, не глядя на новенькую, – что при приёме сотрудников в мой отдел проводить собеседование должен я лично. Особенно с учётом последних событий.
– Распоряжения начальства не обсуждаются! – отчеканил Гарик, поправил очки, хлопнул стопкой листков об стол и испарился.

– Ну и кто ты такая? – спросил Аврелий после паузы, в которой он успел наполовину выкурить сигарету.
Девушка взмахнула серебряными ресницами и нежно ответила:
– Я – Мечта.

Аврелий посмотрел на меня в поисках поддержки, но я только развёл руками. Ну а что тут сделаешь? Завотделом передёрнул крыльями, уселся на край стола и быстро пробежал глазами бумаги.
– Всё ясно… опыта нет… пять лет обучения… красный диплом… Слушай, Мечта, – обратился он к девушке. – Ты хоть представляешь свои обязанности?
– Да, – улыбнулась она. – Я должна сбываться. Я умею, у меня «отлично» по исполнению желаний…
– Так, – Аврелий отшвырнул листки. – Твои «отлично» остались только в зачётке. Сегодня полетишь с нами, там и проверим, на что годишься. Пафнутий, – кивнул он мне. – Выдай ей униформу.

Неожиданно. Вылет в поле в первый день работы – это очень серьёзно. Обычно новички проходят адаптацию хотя бы неделю. Но вмешиваться я не стал. Во-первых, приказы начальства не обсуждаются. Во-вторых, я понимал Аврелия. Обстановка сейчас нешуточная, память о том, что случилось недавно, слишком жива, и нужно в кратчайшие сроки решать, годен новый сотрудник к работе или нет. А новенькая так и светилась, видно, счастью своему поверить не могла: чтоб в первый же день – и сразу на дело!
– Ну пошли, Мечта, – я допил кофе и пригласил её в кабинет, где хранилось обмундирование.

Порывшись в ящиках, я нашёл всё необходимое и разложил на столах. Сиреневые глаза девушки распахнулись, она попятилась. И спросила:
– Это… что такое?
– Как – что? Броня пуленепробиваемая, ударостойкая. При попадании в воду трансформируется в спасательный жилет. В рюкзаке парашют на случай экстренного бегства с вершины горы и трёхдневный запас еды, если придётся прятаться.
– Но зачем это всё?
Я присвистнул:
– Ну и ну! А ты как сбываться собралась?! Вот в этом розовом платьице и с босыми ножками? Кстати, да – вот, сапоги бронзовые, новейшая разработка, пока дойдёшь, сотрутся не три пары, как раньше, а всего две… Ты чего так смотришь? Чему вас, интересно, в университете учили? Звёздную пыль рассыпать да глазками хлопать? Это, знаешь ли, устаревшая система… двадцать первый век на дворе, как-никак.
– Нас любить учили, – ответила девушка. – Боль успокаивать. Учили, как счастье создать, чтобы всем и даром…
Ага. Счастье. Знаю я эти их семинары, сам там учился. Тепличные условия, вакуумное пространство, ни намёка на реальность. Эх, эту б систему образования да об стену. Девушка же взялась изучать арсенал.

– А лопата зачем?
– Копать, – коротко ответил я. – Ну, чтобы сбыться, берёшь и копаешь. Или не копаешь, это в зависимости от запроса.
– А ружьё?! Я ведь и не стреляла в жизни ни разу!
– Вот и молись, чтоб не пришлось! Думаешь, когда сбываться начнёшь, тебя так и примут с распростёртыми объятиями? Иногда и отстреливаться приходится. В целях самозащиты.
– А это что?
– О, это наша гордость. Демократизатор последней модели, усовершенствованный, с авторской резьбой в стиле «хохлома». Важнейшая вещь, как раньше без него на дело ходили, страшно вспомнить. Понимаешь, иногда до людей не доходит, что ты та самая, кого они ждали, вот и приходится немного подправлять мозги. Иногда болезненно, зато действенно.

Девушка взяла демократизатор в руки и едва удержала равновесие под его тяжестью. Я же вытащил из шкафа планшет с мерцающим экраном.
– Это расшифровыватель, его на пояс цепляешь, наушник в ухо. Шифрограммы распознаёт, которые люди к нам посылают. Думаешь, они напрямую говорят, о чём мечтают? Ага, как же – пока разгадаешь, голову сломаешь… мы второй год твердим начальству, что нужно отдел аналитиков создать, специализированный, чтоб человеческие желания разгадывать. Но пока имеем только вот это… Ну, что загрустила, Мечта?! Гляди веселей, справишься. Аврелий начальник хороший, не зверствует, переработки компенсируются. Покажешь себя хорошо – сработаемся.
– Да уж, – с нервным смешком проговорила девушка. – Я теперь не очень удивляюсь, почему предыдущая сотрудница уволилась.
– Уволилась? – переспросил появившийся в дверях Аврелий. – Значит, вот как тебе сказали?
– Да… А разве что-то не так?..
Мы с Аврелием на миг встретились взглядами. Он закурил. Мы избегаем этой темы на рабочем месте, только по вечерам, в баре, иногда…

***

…Рыжеволосая девушка смеётся и снимает с себя броню, разряжает ружьё, откладывает расшифровыватель. Мы пытаемся её переубедить изо всех сил, под ногами Аврелия две пустых пачки сигарет, в воздухе дым, он сдирает клапан с третьей… У неё крылья золотые, в огненных искрах, воздушное платье, сверкающая улыбка… «Ребят, да не гоните вы, я справлюсь… да, конечно, уверена!» Я пытаюсь всучить ей хотя бы нож для самозащиты, хоть что-то, но она только мотает головой. «Я точно знаю, я верю, мне это не нужно, у меня есть любовь… а если Мечта вооружена Любовью, ей ничто не грозит… это только моё задание, нет, не нужно…» Я помню, как хлопнула дверь, как вихрь огненных волос и лент скрылся в облаках, без нас, без поддержки, без оружия… я помню безумную надежду, которой она нас заразила, – ведь было же, что мечты сбывались, движимые одними лишь верой и любовью! И не нужна была вся эта современная дрянь, оборона, шифры, пути отступления… вдруг у неё получится?! Наверное, если б у кого-то и могло такое получиться, то только у неё.
Мы до ночи дежурили в кабинете, там же и заснули: помятые лица, помятые крылья, не ангелы, а чёрт пойми что… Нас разбудил стук в дверь, вслед за которым последовал кашель Гарика и разъярённые крики шефа. Честно говоря, я не помню тот разнос, меня тогда вообще мало что волновало. Из того дня я запомнил только обгоревшую рыжую прядь, перевязанную алой лентой. Я ещё всё думал: как хорошо, что ленты алые – на них не так заметна кровь. Потом были выговор с занесением в личное дело, штраф, ужесточение порядка работы…

***

Мы молчим, наверное, чересчур долго, потому что новая сотрудница, ещё не имеющая толком понятия, во что ввязалась, переспрашивает:
– Так что с ней случилось?
– Не вернулась с задания, – Аврелий давит сигарету в пепельнице, отвечает по-деловому и сдержанно, и только я знаю, чего ему это стоит. – Убили нашу Мечту. Как обычно – кто запрос на исполнение делает, тот и убивает. Ладно. Вылет через десять минут. Гляди веселей, новенькая. Покажешь себя хорошо – сработаемся.

© Эльвира Малявина