Юный Некромант

отрывок Песнь виноградной лозы. Запах трав 

Как ветерок пронеслись длинные волосы прелестной женщины. Кузька побежал за ней, что бы увидеть её лицо. Насколько оно должно быть прекрасным, если один след её завораживает. Запах цветов, терпкий. сладкий, с лёгкой горчинкой – опьянял. Волосы, как ветер, пробежали по цветам. Их пряный аромат усиливался. Золотые искры пыльцы вихрем закружились обволакивая мальчишку. Тишина давящая на уши. Золотые искры не давали увидеть удаляющуюся женщину.

- Постой! – звонко закричал мальчишка.

Только взмах крыльев был ему ответом.

Одинокая тень бродила по лугу. Парнишка побежал к ней, надеясь увидеть женщину. Но это был мужчина. Широкоплечий, бородатый, грустный. Кузька остановился.

- Ты кто?- осторожно спросил он блуждающую тень. Мужчина осмотрел себя, задумчиво оглядел луг, мальчишку стоящего напротив.

- Сиф.

Человек сам казалось был заинтересован своим голосом, как гром разразившимся в звенящей тишине.

- Я Сиф – повторил он- Домашний дома Линкестов.

- Ты тот, - Кузька судорожно сглотнул, поняв, что говорит с найденным трупом. – Ты видел кто тебя убил?

Мужчина в недоумении рассматривал свои руки, словно видел их впервые. Он трогал своё лицо.

- Я на рынке взял овёс – хрипло говорил Сиф, голос его был глухой, подрагивающий. Он говорил словно сквозь сон. Сон который его не выпускал, а был уже его сущностью.

- Помощник купца помогал – шелестел голос, - он поехал со мной. Просил подкинуть до дома. Поделился хлебом. Потом…

- Он умирает – звонкий, сильный голос раздался на лугу. Кузька поморщился. В ушах голос звучал подобно набатному колоколу. Силуэт начал уходить в цветы.

- Стой – попытался остановить его мальчишка.

- Умирает! – рокотало в ушах.

Кузька открыл глаза, перед его лицом были грязные замшевые сапоги. Мальчишка пробежался по сапогам вверх, слабо улыбнулся белыми губами.

- Неистовый пророк.., - и опять погрузился в цветы.

Илька рухнул перед скрючившимся мальчишкой на колени и тряс его за плечи, откидывая покрытые холодным потом рыжие волосы с лица.

- Быстрее, молока! Мёда! – распоряжался он. – Иди ко мне! Иди! Кузя, Кузик…

Фифа передал оставшееся молоко, после поездки к барсам. Илька открыл рот мальчишке влил туда белую жидкость. Ясон в своей торбе нашёл соты, завёрнутые в тряпицу. Обдув, он нагрел соты на пламене лампы, что бы мёд стал более тягучим.

Отстранив Ильку, подхватив обмякшее тело, Яська вложил мёд в рот мальчишке.

- Просыпайся! – Яська прижал его к себе. Его руки легли на сердце Кузьки, зелёная лоза заскользила по телу. Рана на руке стала затягиваться. Усики лозы проникали в кровь наделяя её жизнью. Щеки и губы мальчишки порозовели.

Кузька открыл глаза. Рядом на коленях сидел Илька внимательно всматриваясь в него, и внутренне зовя встревоженным набатом. Яська держал его в своих руках, сосредоточенно проверяя движение лозы. Фифа стоял облокотившись на забитое окно, нервно грызя ногти. Во рту было сладко, Кузька понял, что это мёд и начал его сосать. Он улыбнулся мальчишкам. Все здесь.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ

Песнь виноградной лозы. Запах трав