Невероятные приключения в Карелии

Всем привет, с вами я и Михаил Прокопюк (а потом ещё и ВОХР в отпуске), и сегодня я расскажу вам о том, как мы Карелию покоряли. Вообще, я как обычно тяну что с отчётами, что с видео. Прошло уже около полугода с окончания поездки, а отчёт только что подоспел. Хотя Миша написал свою версию отчёта ещё летом, она мне не очень понравилась, там много неточностей. Однако вы можете заценить обе версии отчетов.
Хотелось бы сразу осветить тему авторства: все фотки с эффектом "фишая" были сделаны мною, ибо моя мыльница сломалась как раз когда я приехал на точку нашего старта — станцию Ручьи, а фотки без данного эффекта принадлежат Михаилу.

Часть 1. Введение

Началось всё с того, что в декабре 2015 у меня "загорелось" посетить Карелию летом 2016, а именно, сделать круг вокруг Ладоги используя только грузовые поезда и свои ноги. Тогда я начал искать тех, кто согласится проделать данное путешествие и как-то так получилось, что я почти одновременно с этим событием познакомился с Мишей. Объяснил ему маршрут, тот согласился, и уже летом мы выдвинулись покорять Карелию!

Пока шла зима и весна, мы готовились к поездке, было очень много срачей на эту тему, что брать, а что нет. В итоге, 1 июля 2016 года вечером, было решено встретиться на станции Ручьи и хопнуть оттуда в Кузнечное, ну а дальше как попрёт. О частоте движения на этом участке не было известно почти ничего. Там до нас за последние лет пять никто точно не ездил. Особенности направления тоже были неизвестны. Поэтому во время поездки нам пришлось до всего додумываться самим.
Приехал из Москвы в Питер я 1 июля 2016 года в 5 утра автостопом за рекордное для меня время — 12,5 часов на 3 легковушках и 2 фурах. При чём последний дальнобойщик подкинул меня почти прямо до метро Обухово, где я поспал около получаса до его открытия, а потом поехал на Василеостровскую в поисках нормального чердака, который мне посоветовали друзья. Снимать хостел я не видел смысла, ибо мне нужно было только поспать, а в деньгах я был сильно ограничен. Найдя нужный чердак, я открыл п̶о̶д̶ъ̶е̶з̶д парадную своими универсальными ключами, которые я как раз и купил в Питере год назад. Чердак был действительно открыт, я поискал розетки, но ничего годного не нашёл, поэтому просто лёг спать. Проснулся я часам к 13, и понимал, что до встречи ещё 5 часов. Я мотался по городу, а когда время настало, поехал на Ручьи.

Часть 2. Ручьи — Кузнечное

Встретившись с Мишей в 18:30, я узнал, что он там сидит уже около получаса и составов на Кузнечное пока не ожидается. Мы успели обойти все окрестности, поесть пирожков в местной забегаловке, посидеть на платформе, поговорить на разные темы и даже залечь в кустах.

Но составов всё не было. Не было их вплоть часов до 11 вечера. Потом началась движуха. Мы сидели на путях грузового парка станции Ручьи, слушали объявления, знали, что с третьего пути отправится состав в Кузнечное. Ждали, когда его подготовят и объявят отправление. Однако этого не произошло, потому что ВНЕЗАПНО мы услышали, что с седьмого пути отправляется поезд в Кузнечное. Это было настолько внезапно, что мы сначала не поняли что делать. Я крикнул Мише: "Побежали! Быстрее!", и мы рванули через весь парк к, мать его, седьмому пути, который находился почти на противоположном конце парка. Пока мы перелезали через все стоящие составы на других путях, наш состав уже успел набрать скорость, и мы еле успели зацепиться за какой-то рандомный пустой полувагон. Мы думали, что пока бежали через весь парк, мы успели спалиться всем и вся, однако на момент отправления, ни одного рабочего нами замечено не было. Как только мы залезли, я сразу разложил тент в полувагоне, потому что хотел спать. Миша разбудил меня близ Кавголово, чтобы я заценил всю красоту того района.

Было действительно красиво, слева озеро и справа озеро. Рыбаки сидели буквально на путях, палатки были поставлены отдыхающими буквально в 5 метрах от железной дороги. Всюду костры и шашлыки отдыхающих, но никто даже не посмотрел на проходящий мимо них грузовой поезд с людьми, видимо, все отдыхающие уже давно привыкли к поездам в том районе. Стандартный вечер пятницы. Проехав все красивые места этого направления, я опять лёг спать. Проснулся я уже от недостатка шума. Поезд сильно сбавил ход, и было ясно, что нас загоняют на станцию. Мы подумали, что мы постоим там пару минут, кого-нибудь пропустим и дальше поедем. Ан нет. Далее мы около получаса сидели молча, потому что по путям близ нашего состава начали ходить путейцы. Я услышал два гудка от нашего электровоза. Это означало, что локомотив начинает маневровые работы. Короче говоря, нас попросту начали отцеплять. Когда мы это поняли, я начал собирать всё свой барахло обратно в сумку, и продумывать план дальнейших действий. Вдруг, мы слышим, что на станцию мчит ещё один грузовой поезд. Тот самый, который отправлялся с третьего пути! Он пролетел станцию на полном ходу. Тут мы полностью обломались, потому что более составов по графику не предполагалось. Спустя некоторое время после осознания этого факта, мы продолжили собираться и вылезать из вагона. Найдя подходящий момент, мы быстро выпрыгнули из состава и пошли куда-то в сторону частного сектора. Там мы полностью сложились и пошли к началу состава, смотреть, что же там происходит. А там ничего хорошего не происходило, локомотива уже не было, он куда-то уехал, а все вагоны оставил. Тут мы и поняли, что застряли как минимум на несколько часов.

Станция Приозерск
Станция Приозерск

Побродив по окрестностям станции в поисках нормального места, как минимум для ночлега, мы уже видели скалы. Мы понимали, что Карелия всё ближе, однако, сложно было угадать когда здесь встанет другой грузовой поезд, да и встанет ли вообще.

Мы поняли, что лучшее место для приготовления еды на костре и вообще для ночлега — это на скалах. Туда мы и пошли. Расположившись где-то под сосной, я начал разводить костёр.

Когда костёр был разведён, я открыл дошик и начал его заваривать.

После нашей трапезы, я пошёл на скалы ближе к станции поспать. Пока я собирался и перемещался, Миша пошёл к озеру, чтобы помыть свой котелок. Пока он шёл через пути, было понятно, что мы уедем отсюда ещё не скоро.

Думаю, фотографии не нуждаются в описании. Когда Миша вернулся со своего похода на озеро, мы уже было в последний раз проверили, ничего ли мы не забыли и пошли ближе к путям.

Там я опять разложился и лёг спать во вкладыш из-под спальника, так как на улице было тепло и солнце уже стояло высоко, несмотря на то что было всего около пяти утра.

Пока я спал, сквозь сон, я порой подрывался на звук грузовых поездов, однако все они шли быстро и у нас не было ни единого шанса хоть как-то за них зацепиться. Также я слышал, что Миша с кем-то общается. Как он мне потом сказал, он встретил двух мужиков, которые шли куда-то. От них он узнал, где здесь находится колонка. Наши запасы воды уже как раз иссякали, поэтому, в один момент он наполнил все наши бутылки водой.

Когда на часах уже было 11, мы решили собираться и уходить. Или ехать на электричке, но тогда бы наш план с использованием только своих ног и грузовых поездов провалился, поэтому мы уже было решили пойти 15 км пешком до Кузнечного по редкой для того региона жаре, как вдруг, мы увидели на горизонте одиночный тепловоз! Он начал подцепляться к ранее отцепленному составу головой в нужную сторону. Половина тех вагонов в составе которого они приехали, отцепили и увезли куда-то, а другую половину так и оставили на станции. И вот сейчас, у нас появился шанс продолжить наш путь на север, в Кузнечное. Мы быстро пошли к концу состава, пролезли через вагоны и начали ждать.

Ждали мы около часа, после чего благополучно запились в полувагон за несколько минут до отправления. Несмотря на то, что в 100 метрах от нас был рабочий поезд и несколько рабочих, которые его, судя по всему, ремонтировали, мы уехали незамеченными.

В принципе, на этом 15-километровом участке от Приозерска до Кузнечного ничего интересного не было: иногда были небольшие скалы, но в основном преобладали леса и болота.

По приезду в Кузнечное, мы покинули состав после полной остановки, ибо мы надеялись, что он сразу попрёт дальше, на Хийтолу. Незаметно выйдя из парка, мы дислоцировались к подъездным полуразобранным путям в лесу. Там мы просидели минут 30 точно, я успел поесть консервов, хотел заварить дошик в очередной раз, однако не срослось: на улице было адское пекло, а жар от костра бы придавал ещё более жаркое пекло. Всё это время мы разговаривали на разные темы, ещё я пытался "оживить" свою умершую мыльницу.

На станции была парочка составов на Питер, они нам мешали: их головы были почти у хвостов поездов, идущих на Хийтолу, но вскоре все они уехали, и нам уже ничего не мешало запилиться куда-нибудь сразу и ждать отправления (вдали как раз виден один из составов на Питер):

Но тогда бы мы сварились, ибо в металлическом вагоне температура бывает ещё больше, а мы уже и так изнывали от жары. Миша предложил выйти в посёлок и найти хоть какой-то магазин. Я согласился и мы пошли. Пока шли вдоль путей к посёлку, увидели подцепленный длинный состав под тепловозом на Хийтолу. Мы сразу же развернулись и пошли быстрым шагом обратно, в то место, где я ел консервы. Не дойдя до того места, мы прямо через станцию пошли к нашему составу, пролезли через вагон и оказались в междупутье — самом беспалевном месте. Мы выбрали подходящий вагон и залезли в него. И не зря. Буквально спустя 20 минут после того, как мы запилились в полувагон, наш состав дал гудок и мы отправились дальше, в Хийтолу.

Часть 3. Кузнечное — Сортавала

Пока мы ехали к Карелии, ничего особенного не происходило: я сидел на бортике полувагона и наслаждался видами. Виды были действительно внушительными: слева озеро, справа скалы, или слева скалы, справа скалы, или слева озеро, справа озеро. Не прошло и 15 минут, как мы уже въехали в Карелию. Множество отдыхающих на берегах озёр, и тут мы едем. Здравствуйте.

Ехали мы так весьма долго, пока не доехали до Сортавала. Остановки у нас были в Хийтола, Элисенваара и, по-моему, ещё где-то. Уже и не вспомнишь. В Хийтола мы решили поменять вагон на полувагон около думпкара, чтобы прятаться в полувагоне, а наслаждаться видами в думпкаре. Это просто охуенно, мы так ехали порядка нескольких часов и всё это время лишь наслаждались видами.

А потом у Миши порвался рюкзак
А потом у Миши порвался рюкзак
Он его начал "зашивать" паракордом, который взял с собой. Вроде, получилось надёжно. Ну, по крайней мере, всю Карелию он выдержал!
Он его начал "зашивать" паракордом, который взял с собой. Вроде, получилось надёжно. Ну, по крайней мере, всю Карелию он выдержал!
А мы после этого продолжили наблюдать за пейзажами
А мы после этого продолжили наблюдать за пейзажами
Но на этом неудачи Миши не закончились! Он умудрился разбить экран на телефоне:
Но на этом неудачи Миши не закончились! Он умудрился разбить экран на телефоне:
Впрочем, это нас не особо отвлекло от наблюдения за карельскими пейзажами
Впрочем, это нас не особо отвлекло от наблюдения за карельскими пейзажами

И вот, кажется, наша поездка подходит к плановому концу. Наш состав начал въезжать на станцию Сортавала. Мы быстро перебрались в полувагон и дождались полной остановки. После чего, я понял, что мы в ближайший час вряд ли куда-то поедем, потому что ехали мы уже весьма долго, скорее всего будет, как минимум, смена локомотивных бригад. Было решено покинуть состав и пополнить запасы еды и воды. Я погуглил ближайший продуктовый магазин и мы пошли туда. Он находился в 15 минутах ходьбы.

Нам пришлось пройти через вокзал
Нам пришлось пройти через вокзал
и монумент какому-то паровозу близ переезда
и монумент какому-то паровозу близ переезда

После чего, мы вошли в "Магнит" и закупились на сутки вперёд. Когда мы уже шли обратно к хвосту состава в поисках хорошего места для ожидания, локомотив уже отцеплялся, и мы поняли, что застряли тут надолго. Мы начали искать подходящее место для ожидания. Более того, это место должно ещё быть пригодным для разведения костра. Ибо я хотел есть, и мне надо было заварить дошиков. Мы нашли подходящую полянку в теньке, с хорошим видом на станцию, но вот костёр разводить там было опасно, потому что полянка была высохшей и там было много сухой легковоспламеняющейся травы.

Немного подумав, я увидел какую-то белую железяку от водогрея в овраге, достал и положил её на место нашего костра. После чего нарвал сухих веток и мы начали разводить костёр.

Разведя костёр, я поставил котелок с водой прямо в огонь, и мы начали ждать. Ммм, вкусняшка!

В общем-то, мы решили особо никуда не уходить с этого места, потому что оно нас в принципе устраивало: все операции на станции были хорошо видны, и никто бы не додумался, что мы ждём там именно грузовой поезд. Возможно, мы просто "индустриальные туристы", пришли на шашлык в полугородской среде.

Но спустя пару часов нам надоело там сидеть, и мы переместились на другое место, на пригорок. Там можно было наблюдать за станцией ещё лучше. Мы расположились и Миша ушёл на станцию, осматривать её. В это время прибыл состав со стороны Суоярви, в общем, не туда, куда нам надо.

Потом он вернулся, мы сидели и просто общались обо всём, как две трепухи. Потом пошли искать другое место, ибо хотелось спать. Нашли, поспали несколько часов на какой-то горе с щебнем, а когда я проснулся, мне что-то сосисонов захотелось с хлебом и я пошёл в "Магнит", за одно проверил, ничего ли не подцепили в сторону Суоярви. Когда я проходил через переезд, я посмотрел в сторону станции, чтобы увидеть, есть ли там локомотивы. Локомотивов там не оказалось, однако я заметил рамку АСКО-ПВ! Это не было чем-то хорошим, потому что от неё в принципе очень сложно спрятаться, а спалиться и быть снятым на следующей станции меня не радовало.

Дойдя до заветного "Магнита", я начал выбирать сосиски с хлебом, выбрал "Черкизовские", по классике, а зайдя в хлебный отдел, меня удивило то, что в магазине в принципе много финнов. Один из них, дедок лет 65 с, видимо, внуком, что-то выбирали в магазине. Он общался с внуком на каком-то неизвестном мне наречии, видимо, это был финский язык. Никогда бы не додумался, что он настолько странно звучит. Подойдя к кассе, я положил свой хлеб и сосиски на кассе, а сразу же за мной встал этот дед с внуком. Пока мы все стояли в очереди, я решил поинтересоваться, кто эти люди.

— А Вы из Финляндии? — неуверенно спросил я.

— Джа, джа, мы из Хельсинки, — ответил мне дед, и сразу же спросил, — А вы сам Петербург?

— А... Нет, я из Подмосковья.

— Где? Тоурист?

— Москва, Из Москвы я, а в Карелии как турист, да.

— Аа, Москва! Знать, знать! Удашчи!

— Спасибо, и Вам не хворать!

Тут уже подошла моя очередь, я оплатил покупку и пошёл обратно, к "чекпоинту". Как обычно, через вокзал.

Дойдя до Миши, мы перекусили тем, что я купил и начали уже укладываться спать. Именно укладываться, то есть уже раскладывать спальники, а не как это было до того, как я ушёл в магазин. Времени было уже около 11 вечера и меня немного клонило в сон. Правда, как только мы разложили спальники, мы начали неистово угарать, как последние наркоманы, и чувство сна у меня резко улетучилось. Мы поняли, что мы точно не уснём, поэтому убрали все спальники обратно. Не успели мы полностью сложиться, как слышим, что на станцию въезжает состав на Суоярви! Скорость складывания вещей увеличилась втрое, и мы сразу же подорвались к составу. Это был полностью думпкарный поезд, с вагоном с сопровождением. Мы это поняли, когда бежали за поездом и из этого вагона как раз высунулся какой-то хрен в трусах. Мы поняли, что спалились и перестали бежать и начали вести себя в режиме "мы что-то куда-то не туда зашли". Вот уже проехал хвост состава мимо нас, казалось бы, всё, поезд уехал, но нет, он тоже встал под красный. Мы обрадовались, а потом нет, ибо поняли, что от него тоже отцепляют локомотив. Решив уже покинуть наше место ночлега, мы пошли на платформу на лавочку. Посидев немного, Миша сказал, что покинет меня на небольшое время, потому что ему захотелось проверить, не подцепили ли к чему-нибудь локомотив. Пока он ходил, я продолжал сидеть на лавочке и сторожить наши рюкзаки, как вдруг, приехала какая-то машина и высадила оттуда мужика. Казалось бы, и что такого? А вот как раз тут и начинается самое интересное! Мужик этот, сразу направился к платформе, где сидел я, побродил по вокзалу и понял, что кассы все закрыты. Начал куда-то звонить. Судя по разговору, это было такси. После окончания разговора он подошёл ко мне и у нас с ним завязался следующий диалог:

— Здорово, не знаешь, когда поезд в Суоярви будет?

— Кажется, они тут два раза в неделю всего ходят. Два раза в Костомукшу, и два раза в Питер. Последний поезд в Костомукшу был вчера вечером.

— Ебануться! И что, автобусы ходят?

— Вот этого я уже не знаю.

— А ты сам откуда и куда едешь?

— Я электричку жду, ну, поезд этот пригородный, в Кузнечное, а потом в Питер, но она через 18 часов где-то.

— О, то есть ты тоже надолго застрял! А мне вот в Суоярви надо, звоню в такси, те говорят, что до Суоярви из Сортавалы 6 тысяч будет стоить! Да ну их нахуй со своими ценами, охуеть можно!

— Ого, и что Вы теперь делать будете?

— Давай на "ты", я ещё не такой старый. Сейчас узнаю, как вообще можно отсюда свалить, из этой жопы. А ты кем будешь? Турист?

— Да, турист. Со мной друг, он скоро подойдёт.

— Понял. А меня Димой звать (имя было изменено), из Питера я, в охране работаю. Раньше ментом был, в погранслужбе работал и ВОХРом, вагоны охранял, с контролёрами по электричкам ходил. А сейчас позарез в Суоярви к девушке надо, а как — не знаю.

— Ооой, да, это Вы надолго застряли. А меня Арсением звать.

— Ну я же сказал на "ты"! Не бойся, все мы люди!

Тут ему внезапно позвонил телефон, и я услышал, что кто-то спрашивал, когда он будет в Суоярви, на что он ответил: "Да я хуй знает когда выберусь из этой жопы, блять, нихуя не ходит, а такси, щас охуеешь, 6 тысяч рублей здесь стоит! ШЕСТЬ ТЫСЯЧ! Хоть в вагон прыгай и едь, хыхыхы! Ну всё, давай, до завтра, чуть что, я тебе отзвонюсь."

После этого наш диалог продолжился и он мне начал рассказывтаь охуительные истории:

— Бля, вот я в охране работаю, у нас руферов в Питере полно, ну, твоего возраста где-то. Ёбаный в рот, они группой залезли, всех мы, конечно, поймать не смогли, я одного схватил, смотрю у него камера такая профессиональная, спрашиваю: "Ты нахуя залез?", а он мне отвечает: "Ну, чтобы виды поснимать, красиво тут". Ну а хули, ему это нравится делать, я тоже не без грехов, сказал ему быстро уходить отсюда, а своим я в рацию сказал, что не смог поймать его. Ну а чё? Их там в мусарне несколько часов продержат да отпустят, смысл? Лучше бы маньяков ловили! Но стой, тут не в этом суть, там коллега мой одного поймал, вызвал ментов, его забрали, а потом из ментуры радостно нам отрапортовали, что ему было 17, они вызвали мамашу его и поставили на учёт, да причём из-за этого его из универа выгнали! Ну ёбаный в рот, ну нахуя?! Ну лазает он крышам, да и хуй бы с ним! У парня теперь проблемы из-за этих гондонов! И вот так у нас везде!

Тут, ему, внезапно, звонит телефон ещё раз. Пока он с кем-то говорил, я понимал, что мужик он, вроде, нормальный, да и застрял тут надолго. Может стоит ему предложить поехать с нами в Суоярви на грузовом поезде? Эти мысли не давали мне покоя. Когда он завершил разговор по телефону, я, собравшись, объявляю ему:

— Дим, знаешь, нам как бы не в Питер надо, а тоже в Суоярви. Но мы едем весьма нестандартным способом — на грузовых поездах. Я наврал, потому что не все к этому адекватно относятся, да и не совсем легально всё это. Поэтому, признаюсь сейчас.

— О, а можно с вами?

— Конечно, я почему и начал говорить...

— Заебись! Не, я только всеми руками "за"! Лишь бы побыстрее выбраться из этой дыры.

— Да, сейчас я тебе объясню что к чему, и пошли-ка к началу платформы, а то моего товарища что-то уже больно долго нет...

— Давай! Сумки взять?

— Да не, не стоит, я...

— Давай! Давай сумку, говорю! Считайте, что я влился в вашу "тусу".

После этого мы уже выдвинулись к началу состава искать Мишу. А он уже шёл навстречу нам. Когда мы пересеклись, я сказал:

— Миша, поздоровайся, это Дима! Теперь он едет с нами. Тут длинная история...

Миша очень удивлённо посмотрел на нашего нового попутчика и поздоровался с ним. Потом Миша сказал мне, что состав приготовили в сторону Суоярви и нам не помешало бы поторопиться. Мы сразу же двинули к тому месту, где хотели заночевать. Тем временем, Дима начал ему всё заново объяснять. Мы шли и все вместе общались, знакомились с новым попутчиком. Когда мы дошли до нужного места, мы доложили Диме, что сидим тут уже около 10 часов. Он посмеялся и предупредил нас, что никогда не ездил на товарняках. Мы начали ему объяснять "азы" трейнхопа, предупредили с какого пути отправится наш поезд. Вроде бы, он всё понял. Потом мы запилили с ним селфач:

Вообще, мне не очень нравилось, что наш попутчик был слегка пьян, это могло бы привести к травмам в лучшем случае. Я вообще не очень люблю, когда люди выпивают, но тут мне уже ничего не оставалось поделать.

Наш состав уже весьма долго готовили, было уже около часа ночи, а мы всё продолжали общаться с Димой на разные темы: о зацеперах, руферах, ебенях, Сортавале и ментах в целом. Да чего там только не было.

Часть 4. Сортавала — Кааламо

Когда наш поезд дал гудок, мы дали дёру к нему, Миша бежал первым, но как только мы подбежали к путям, он резко остановился. Мы увидели железнодорожника в 50 метрах от нас, который смотрел на отправляющийся состав. Немного замешкавшись, наш поезд уже начал набирать ход, но как только рабочий отвернулся, мы сразу же дали дёру к нашему поезду. Миша запрыгивал первым, я на ходу давал инструкции нашему новому попутчику, но, кажется, он б̶ы̶л̶ ̶б̶у̶х̶и̶м немного не понимал меня, либо был "в шоке" от своего первого раза. Я бежал за вагоном и подгонял его лезть в вагон, когда он, наконец, залез туда, я тоже быстро заскочил на подножку и начал быстро залезать в вагон, ибо уже буквально в 20 метрах от нас был охраняемый переезд и рамка АСКО-ПВ. В общем, кое-как забравшись в полувагон (а мы и Миша были в разных вагонах), я понял что он был "лысым". Полностью. В нём не было даже малейшего зубца, чтобы в случае чего быстро покинуть вагон. Меня это насторожило, но было не до этого. Я быстро сказал Диме прижаться к стенке полувагона, чтобы если уж и палиться рамке, то хоть не в наглую. Когда мы её проехали, я поднялся на бортик и крикнул Мише перебраться к нам в вагон. Но не прошло и 10 минут нашей поездки, как мы поняли, что нас загоняют на на станцию Хелюля. Было решено срочно эвакуироваться с состава и залечь где-нибудь в кустах, потому что, скорее всего, как мы подумали, нас спалила рамка на выезде из Сортавалы. Как только мы покинули состав, сразу же начали думать, из-за чего его остановили. Было три часа ночи, поэтому мы решили особо никуда не убегать, а ожидать дальнейших действий на станции по отношению к нам. Всё-таки не хотелось терять нужный тебе поезд прямо под носом. Несмотря на то, что на улице была ночь, было "слегка темно", в Карелии в это время солнце никогда не перестаёт светить. Пока мы ждали дальнейших действий от работников станции (ну, не бросят же поезд спустя 6 км после отправления), наш слегка поддатый попутчик начал трезвонить "своему знакомому машинисту" посреди ночи, а когда тот ответил, я услышал примерно следующее: "Аллё, привет, это Дима тебе звонит по такому вопросу... Два жёлтых чё означают? В смысле зачем мне это надо? Ну, надо. Мне просто интересно. Проследование с уменьшенной скоростью? Хм... Ой! Там всё красное! Не-не, щас везде "красные" горят. Никуда не поедет? Ааа... Да, не, просто интересно, поезд проехал минут 10 и встал, интересно, почему. Ну, ладно, понял, спасибо! Пацаны, мне мой знакомый машинист сказал, что мы никуда не поедем!"

Спустя примерно 10 минут нашего ожидания, мы абсолютно не понимали что происходит. Если бы нас спалили, то давно бы уже пошли за нами, но ничего не происходило. Как вдруг мы увидели двух человек в оранжевых жилетках в 200 метрах от нас. Они были где-то на другом конце станции, поэтому продолжали наблюдать за их действиями, прячась за последним вагоном. Когда мы поняли, что они идут в нашу сторону, мы решили переместиться в другое место, в середину состава. В один момент, мы слышали, что по другую сторону междупутья кто-то идёт и тут же замерли. Этот человек прошёл дальше, а мы вышли из оцепенения. Однако, на этом вся эта история не заканчивается. Этот человек дошёл до какого-то вагона, метрах в 30 от нас, в составе нашего поезда и начал его отцеплять. После резкого шипения воздушной тормозной магистрали и звуков установки под вагонов башмаков, он тут же перебрался из соседнего междупутья в наше. Причём так быстро, что мы не могли даже среагировать. Поняв, что нас застали врасплох, мы начали строить из себя дурачков и тут же спросили "как нам пройти в Сортавала, а то мы заблудились". Это был молодой дежурный по станции, который после этого вопроса сразу же улыбнулся. Кажется, он понял, что приехали мы именно на том грузовом поезде, который он частично расцепил. Но дабы не прерывать нашу актёрскую игру, он, так же серьёзно ответил: "А, Сортавала! Это вам в ту сторону, нууу, километров 6 шагать, через час как раз там будете!" Отблагодарив дежурного, мы тут же двинули в сторону Сортавала, но как только он ушёл из видимого диапазона нашего взора, мы сразу же начали возвращаться к нашему составу. Спрятавшись за вагонами сопровождения, которые отстаивались на станции, мы начали ожидать отправление нашего поезда. Уже потом мы поняли, что в этих вагонах есть люди и окна там открыты, поэтому мы стали вести себя ещё тише. Благо, в это время все в вагончике спали, поэтому мы не спалились. А то пришлось бы объясняться не только дежурному по станции... Сразу за вагоном сопровождения были вцеплены думпкары, один из них был с тормозной площадкой, поэтому нами было решено переместиться именно туда, чтобы потом легче было забираться в наш поезд, если тот всё-таки соизволит отправиться. Пока мы ждали отправления, Миша успел расписаться на этом вагоне:

Не прошло и 5 минут, как поезд, на котором мы приехали, снова дал гудок и начал отправляться. Мы тут же ринулись к предпоследнему единственному вцепленному в этот состав думпкару, запрыгнули на подножку последнего полувагона и расположились на думпкаре. Проехав станцию, мы начали высовываться из вагона, но осторожно и каждый раз бегая по вагону то влево, то вправо: наш поезд был очень коротким, около 20 вагонов и из головы нас не составило бы труда заметить на поворотах.

Кажется, это был один из самых красивых перегонов, по которому мы ехали за всю поездку. Количество мини-скал близ железной дороги просто зашкаливало. Но не долго наша песенка играла: нас опять начали загонять на станцию. На этот раз, Кааламо.

Мы сначала не поняли, что делать и где прятаться, в случае чего: слева от станции был дремучий лес, в который никак невозможно было зайти, справа подцепленный состав, голова которого была чуть впереди, чем хвост нашего состава, метров на 50, здание вокзала, которое кишило рабочими, а сзади то и дело ездил туда-сюда маневровый тепловоз, машинист которого тоже вполне мог нас заметить и передать куда надо. Я предложил Мише, чтобы хоть как-то спрятаться, зайти за столб у леса и ждать там, но он мне ответил "Да здесь всем пох", и мы остались ждать отправления хоть какого-нибудь поезда в междупутье. Это было нашей главной ошибкой, повлекшей за собой все последствия: не прошло и 10 минут, как из здания вокзала выходят три человека в оранжевых жилетках. Один из них был дежурным по станции. Мы быстро спрятались за колёсной парой одного из вагонов, но они шли целенаправленно на нас, и каково было наше удивление, что все они подлезли под тем вагоном, за которым мы стояли и встали лицом к лицу к нам.

Рабочие: Господа, вы кто такие?

Непродолжительная пауза в несколько секунд.

Дима: Да мы туристы... В Суоярви идём.

Рабочие: В Суоярви? Да вы хоть знаете сколько тут идти?! Почему без специальной жилетки на путях находитесь? Вы знаете, что по путям ходить запрещено?!

Я: Да знаем мы, знаем. Но идти-то надо.

Дима: Вы не знаете, как уехать отсюда?

Рабочие: Идите на платформу, сейчас я у дежурного узнаю.

Начали идти на платформу.

Рабочие: Э! Острожно! Этот состав сейчас назад сдавать будет!

Мы отошли от этого состава, который в конечном итоге так нихуя и не сдал назад, дошли до платформы в ожидании дежурного по станции, который начал узнавать, когда мы сможем отсюда выбраться.

Тот самый составчик, за которым мы прятались
Тот самый составчик, за которым мы прятались

На платформе нас окружило несколько железнодорожников и мы начали ждать. Ждать информацию о том, можно ли отсюда как-нибудь выбраться. После непродолжительного отрезка времени, из здания выходит дежурный по станции и включает синдром вахтёра:

ДС: Вы кто такие? Почему по путям ходите?

Я: Не можем уехать в Суоярви.

Дима: А вы, собственно, кто такой?

ДС: Я контролёр. А вы кто такие? Что вы тут забыли? Вы знаете, что это пограничная зона контроля?

Дима: Мы туристы. Братан, нам в Суоярви надо.

ДС: Предъявите ваши документы, я хочу посмотреть, кто вы такие.

Дима: А вы кто такой чтобы мы паспорта показывали?

ДС: Ещё раз повторяю, я контролёр, а это — пограничная зона контроля! Иначе я буду вынужден вызвать пограничную службу, пусть сами с вами разбираются.

Не стали мы с ним дальше спорить и в итоге показали наши паспорта. С важным взглядом он посмотрел на все наши паспорта, и убедившись, что мы не террористы и не финны-нелегалы (лол), которые едут за лучшей жизнью в Россию (ахаха), начал объяснять нам как попасть в Суоярви. Поездов в тот день не было, и даже в последующий день, поэтому он нам предложил дойти до переезда и начать стопить машины.

— Вы только это, хуйнёй не занимайтесь, — сказал нам напоследок дежурный по станции, — Вы ж не хотите, чтобы вас потом по кускам собирали?

Был ли это намёк на то, что нас спалили изначально, или угроза, или подъёб, мы так и не поняли. В итоге мы отправились к тому самому переезду, на который нам указал дежурный по станции. Нет, я был крайне не настроен стопить машины в Суоярви. Моя задача была замкнуть кольцо используя только собственные ноги и грузовые поезда. Мы ушли к переезду только для того, чтобы отвлечь внимание всех работников на станции. Да и движение по этой дороге было, честно сказать, так себе. Парочка машин за час нас не особо впечатлила. Хотя, может это всё потому что на часах было около 6 утра. Поняв, что единственный наш шанс уехать отсюда — это поймать товарняк на ходу на переезде, мы начали искать подходящее место, чтобы:

а) нас никто не заметил;

б) легко было забраться на состав;

в) недалеко от ж/д.

Сначала мы нашли какую-то недостроенную избу с разворованной "семёркой", и решили посидеть пока там.

Позже было решено всё же переместиться на другую сторону железной дороги, потому что со стороны избы были дикие заросли и не было места для разгона, чтобы в случае чего поймать состав.

Переместившись на другую сторону, мы сели на лужайку рядом с заброшенным трактором и просто начали ждать, когда хоть какой-нибудь из готовых составов уже наконец тронется. Не прошло и получаса, как мы уже слышим переезд и видим наш состав! Тот самый, на котором мы приехали. Проезжает голова и мы уже хотим ринуться к нему, но понимаем, что от него теперь уже осталось всего три вагона и проехать на нём не спалившись в принципе невозможно. Вернувшись обратно, к "чекпоинту", мы продолжили ждать второй состав.

Пока ждали, Дима решил зачем-то позвонить в техническую поддержку МТС, а так как до людей в таких крупных организациях дозвониться крайне сложно (а тем более в такое время), он начал материться на роботов, указывающих ему куда нажимать. Было смешно, пока я на этой же лужайке и не задремал. Проснулся я от звуков переезда, который предупреждал о близости поезда. Мы уже приготовились и были готовы запрыгивать на состав. Он проезжает и... Внезапно! Из задней кабины высунулся железнодорожник и палил весь состав. Мы прождали, пока голова поезда полностью проедет, чтобы этому заднекабиннику особо не палиться, а когда настал нужный момент, мы побежали к поезду и начали брать его на абордаж. Безуспешно. Хотя, вроде бы, скорость была не такой уж и большой. Мне постоянно мешал Дима, он то и дело путался под ногами, короче говоря, пропустили мы состав из-за общей неорганизованности.

Когда поезд полностью проехал переезд, Миша начал дико материться, потому что мы не знали, как отсюда уехать. Посмотрев карты, я понял, что у нас есть два варианта: либо идти до главной трассы 15 км, либо до следующей станции — Маткаселькя, 8 км. Все выбрали второй вариант и мы сразу же пошли в Маткаселькя.

Часть 5. Кааламо — Маткаселькя

Пока мы шли, мне дико хотелось спать, а Миша и Дима просто угарали над темой паспортного контроля в Кааламо. Каждые 20 минут устраивали привалы, а я как только садился, сразу же засыпал. Пройдя полтора часа по лесам, я предложил остановиться у моста и п̶о̶с̶п̶а̶т̶ь посидеть минут 10. Казалось бы, ещё немного и мы будем уже на станции. Но я уже не мог, мне дико хотелось спать. Мы остановились у моста и я там присел поспать.

В какой-то момент, я чувствую, что меня кто-то будит. Я еле как встаю и мы продолжаем свой поход. Когда за поворотом уже начала виднеться станция, мы заметили, что там стоит какой-то состав в сторону Суоярви. Здесь было важно то, что станция имеет ответвление в Финляндию, на Вяртсиля, но состав точно шёл в сторону Янисъярви. То есть, куда нам надо. Когда мы его заприметили, то ускорили шаг, но как только мы ускорили шаг, поезд тут же дал гудок и уехал. Маты были слышны на всю округу. Нам не хватило каких-то 300, а может даже меньше, метров. Тогда бы мы не застряли там, да и не произошло бы того, что будет. А будет весело.

Я понимал, что это из-за меня мы пропустили сочный состав в сторону Янисъярви. Я чувствовал себя виноватым почти весь день. Да и самому мне уже хотелось побыстрее покинуть эти места.

Станция опустела. Кроме того уехавшего поезда более ничего не было. Абсолютно. Даже рабочих. Хотя все стрелки были ручными.

Дойдя до станции, я покинул Мишу и Диму и направился искать колодцы. Нашёл очень элитный туалет, выполненный в деревенском стиле.

 Я решил заценить этот трон, и посидев на нём минут 10, понял, что лучше ничего в этой жизни нет
Я решил заценить этот трон, и посидев на нём минут 10, понял, что лучше ничего в этой жизни нет

Когда трон был оценён, я двинулся к колодцу и пополнил все свои запасы воды, после чего пришёл обратно на станцию и расположился на крыльце какого-то служебного склада. Дима на тот момент уже уходил куда-то.

Когда я спросил Мишу, куда это он пошёл, тот ответил мне, что скоро вернётся. Он пошёл узнавать, как выбраться из этих ебеней.

А я тем временем начал укладываться спать. Было около 6 утра, а я ещё не спал. Мне достаточно одной ночи без сна, чтобы выбиться из колеи. Расположился я с другой стороны от домика потому что там была тень. Во время сна я иногда открывал глаза и смотрел на станцию, потому что слышал звуки тепловозов. Но всё это было ложной тревогой, потому что это либо были составы в сторону Кааламо, либо одиночные тепловозы. В один момент со стороны Суоярви привезли длинный поезд из лесовозов. На станции его и оставили. Да и хрен бы с ним, с вероятностью в 95% он бы поехал в Финляндию, куда нам не надо.

Часам к 13 мы проснулись от жары. Тенёк, под которым мы лежали уже переместился в другое место, а мы решили больше не спать. Мы вышли в деревню, Миша начал фотографировать окрестности, а потом пополнять свои запасы воды, а я снял ботинки и носки, вытащил стельки и начал их стирать с мылом на шпалах (на том же место, где мы и спали).

Деревня уже проснулась и когда я в очередной раз пошёл к колодцу за водой, меня окликнула женщина из, эм, предположим, первого подъезда, хотя я в душе не ебу какое там расположение домов и подъездов (там располагалось два одноэтажных дома, в которые было три входа (подъезда). Возможно, это такой многоквартирный деревенский дом на три квартиры).

— Молодые люди! Вы откуда?

— Я из Подмосковья, а вот товарищ мой из Санкт-Петербурга.

— Ничего себе! Путешествуете? Как сюда занесло?

— Ага. Автостопом.

— Ого! А я вот всю жизнь здесь живу. Хотя какое-то время жила в Чертаново, знаете?

— Да, знаком, бывал...

— Может, тазик дать? А то чего это вы мучаетесь там?

— Эм, ну...

— Давайте тазик дам, не стесняйтесь!

Она ушла в дом и уже вернулась с пластиковым тазиком. Я перетащил футболку, носки и стельки стираться в тазик.

— Может ещё и мыло дать?

— Нет, спасибо, мыло у меня есть.

Пока я стирался в тазике, женщина с нами общалась. Конечно, не каждый день увидишь в этой деревне таких людей.

Казалось бы, нас уже слушало почти половина деревни, но наш рассказ уже подходил к концу, да и вещи свои я уже почти постирал.

Когда я уже передавал тазик своей хозяйке, она спросила у нас: "Ребята, может на чай заскочите?" Мы всё же отказались, по причине того, что наш состав мог приехать на станцию в любой момент, а мы чаи гоняем. Когда я уже собирался идти обратно к шпалам, чтобы повесить всю одежду на просушку, нас окликнула какая-то бабка из третьего подъезда.

Бабка: Ребята, а вы кто такие?

Миша: Туристы. Из Москвы едем.

Женщина: Ой, что ты докопалась к ним? Отдыхают люди!

Бабка: Нет, ну а вдруг они...

Женщина: Да брось ты!

Бабка: А как едете?

Миша: Автостопом. У вас проездом.

Бабка: А какие у вас фамилии?

Миша: А вам зачем?

Бабка: Чтобы проверить, действительно ли у вас в Кааламо пограничники документы проверяли, а то у нас тут всяких террористов-перебежчиков ловят и из Афганистана, и из Ирака, и из Ирана.

Я: Так у нас не пограничники, а дежурный по станции проверял документы.

Бабка: Ну и что? Я его тоже знаю! А то у нас ещё и пограничники ходят.

Миша: Ну, вот пограничники придут, мы им скажем.

На этом наш разговор закончился и мы пошли к нашему новому "чекпоинту", к сложенным шпалам. Не прошло и получаса, как в нашу сторону уже идёт какой-то человек лет 25 в военной форме. Причём, он шёл, а та бабка, которая спросила у нас фамилии, просто наблюдала за всем этим шоу. Видимо, они знают друг друга, и когда пограничник приехал, она с ним поговорила. Мы сразу поняли, что это пограничник, поэтому достали паспорта и подумали, что мы отделаемся лишь проверкой документов.

Пограничник (показывая корочку): Здравствуйте! Пограничная служба Российской Федерации, можно ваши документы?

Отдаём ему паспорта.

Пограничник: А вы не знаете, человек с вами ехал, фамилия у него Иванов (была изменена)?

Я и Миша: А, да, он с нами ехал из Сортавала на грузовом поезде.

Пограничник: На грузовом? А он нам совсем другую версию рассказывал.

Я: Смотрите. Едем мы таким образом уже из Питера. Едем третьи сутки. Едем либо в Суоярви, либо в Лодейное поле через Янисъярви и Питкяранта. Наша цель — замкнуть кольцо вокруг Ладоги. В Сортавала мы очень долго ждали состав в нужную сторону, и встретили Иванова. Ему тоже надо было в Суоярви, поездов не было, поэтому мы предложили ему поехать с нами.

Пограничник: Вы таким образом путешествуете что ли? Интересно. Каковы ощущения?

Я и Миша: Да, путешествуем. Выбрали этот маршрут, потому что тут красиво. Можно увидеть то, что до тебя видели только железнодорожники. Повсюду скалы и озёра. Красиво и интересно. Ощущение — великолепные! Природа здесь особенная.

Пограничник: Понятно. Вы впервые так?

И тут я спросил у пограничника, можно ли мне сходить в последний раз к колодцу и налить воды. Тот ответил положительно. А Миша продолжил с ним говорить. Когда я вернулся, наш разговор продолжился.

Пограничник: Вам, возможно, придётся поехать со мной в Вяртсиля на погранпункт, потому что ваш товарищ Иванов сидит в том отделении и несёт какую-то чушь. Я сейчас спрошу в рацию.

Пограничник (в рацию): В общем, я нашёл их. Это точно они. У них с документами всё в порядке, что делать?

Из рации: Вези их сюда.

Пограничник (в рацию): Принял.

Пограничник: Ну что ж, ребята, вам придётся пройти со мной в машину и доехать до Вяртсиля, чтобы прояснить ситуацию с Ивановым.

Я: На долго ли? И сможем ли мы вернуться сюда снова?

Пограничник: Ничего не могу обещать, мне сказали вас доставить в отделение. Если у вас точно всё нормально с документами и вы расскажете как всё было, то это не более часа, думаю.

Мы взяли свои рюкзаки и пошли к машине, на которой и приехал пограничник. Когда мы шли к машине, бабки из третьего подъезда мы уже не видели, а женщина как раз вышла из дома и увидела нас с пограничником.

Женщина: Ну, что, уже уезжаете?

Я: Ага. Документы проверять.

Женщина: Удачи вам по пути в Суоярви!

Я и Миша: Спасибо!

Подойдя к машине пограничника, мы скинули все свои рюкзаки в багажник и поехали в Вяртсиля.

Часть 6. Маткаселькя — Суоярви

Сев в машину, Миша разговорился с пограничником, а меня в очередной раз клонило в сон.

Доехав до Вяртсиля, пограничник повёл нас к отделению полиции, а когда нужно было пройти через дверь с домофоном на территорию отделения, он позвонил в звонок и...

— Кто?

— Я.

И нас пропустили.

Проводя нас в какую-то комнату на второй этаж, он спросил напоследок: "Надеюсь, ничего запрещённого у вас с собой нет?" Наш ответ, конечно же, был отрицательным. После этого он скрылся с наших глаз и более мы его не видели.

Через некоторое время в кабинет зашёл молодой ФСБшник в чёрной кофте и начал с нами общаться: что, где, зачем, куда и как. Мы ему всё объяснили. Человеком он был адекватным, всё понял и спросил у меня: "Слушай, тут ваш дружок в соседней комнате сидит, он мне сказал совсем иное, если ты действительно снимал, как вы едете, можешь это показать мне? Ща мы его взъебём!" Я достал камеру и начал показывать ему видео, где мы в Сортавала залезали в состав вместе с Димой.

— О, вот, вижу его. Можно я с этой камерой схожу к нему и покажу этот ролик, а то он уже заврался.

— Да, конечно. Только вряд ли что-то видно будет... Если не видно, подключите её к компу.

— У нас сверхсекретные компы и подключать к ним ничего нельзя.

После этих слов ФСБшник взял мою камеру и пошёл к Диме в комнату. Не прошло и пяти минут, как сотрудник ФСБ вернулся к нам с довольным лицом.

— В общем, признался он мне, сидит щас, чуть ли не плачет. Я ему говорю, давай, рассказывай, как ты ехал с ними, а он открещивается, говорит, что нигде не ехал, и тут я ему показываю запись с камеры и он такой "Блять!" на весь кабинет!

Мы в очередной раз вскрылись. Камеру мне вернули, и мы продолжили дискуссию.

Мы поинтересовались у ФСБшника, что он успел наплести, на что тот ответил, что Дима не мент, а "государственный охранник" (ВОХР), и что он стоял в Кааламо и курил, после чего подошли мы и попросили сигарету (особенно учитывая то, что мы не курим), после чего рассказали ему, какие мы труЪ-зацеперы и предложили ему ехать с нами, а когда состав начал отправляться, мы, как спецназовцы, в камуфляжной одежде, запрыгнули на вагон и уехали в з̶а̶к̶а̶т рассвет, а он забил хуй и пошёл пешком в Маткаселькя, где его и сцапали пограничники.

Во время этой охуительной истории мы, вместе с ФСБшником, иногда гоготали на весь кабинет, что уже было не новостью.

— Короче, из-за этого идиота мы подумали, что вы хотите пересечь границу, подняли всех, и в Суоярви, и у нас, в Вяртсиля. Вас искали и на других приграничных станциях. А ещё, вы находились в 5-километровой пограничной зоне, в которой можно находиться только с паспортом и пропуском.

— Мы за этим не следили, это какая?

— Там, где вас и поймали, в Маткаселькя.

— Так там же 8 с лишнем километров, мы уже успели измерить.

— Нет, всё-таки 5. Поэтому вам сейчас могут выписать штраф от 300 до 1'000 рублей за нахождение в пограничной зоне без пропуска, но это на усмотрение начальства. Могут 300 выписать, могут 1'000, а могут вообще ничего не выписать. Вон, Диме ничего не собираются выписывать, вам, скорее всего, тоже. Сейчас начальник придёт и всё вам расскажет.

К концу дня мы посмотрели, Маткаселькя всё-таки находится не в 5-километровой зоне. Там немногим больше до финско-российской границы.

Но несмотря на это, республикой Карелия установлены свои пограничные зоны: что Кааламо, что Маткаселькя как раз относятся к пограничной зоне, согласно приказу ФСБ РФ от 11.04.2007 №177. Собственно, сама пограничная зона обозначена зелёным на карте ниже.

Короче, запутанно всё это.

Тем временем, в кабинет зашёл и сам начальник: молодой человек не более 30 лет на вид, вполне адекватный, он, полностью представился и сказал нам, что после проведения некой профилактической беседы мы будем вывезены за пределы пограничной зоны. И что если мы обратно вернёмся в неё, а особенно на грузовом поезде, это уже будет расцениваться как попытка незаконного пересечения границы (?). Кажется, последнее было лишь запугиванием. И да, вывезены мы будем лишь при одном условии: если мы отметимся в отделении ФСБ на автовокзале в Суоярви. Отметимся о том, что мы прибыли в этот город, "а там дальше как хотите так и поезжайте, лишь бы не здесь, не у границы". Мне это не очень-то и понравилось, ибо моя цель была — замкнуть кольцо вокруг Ладоги, используя только свои ноги и грузовые поезда, но мы согласились. Я понимал, что другого выхода нет. Да и в любом случае, мы проехали на машине пограничника от Маткасельки до Вяртсили, что уже является нарушением поставленной задачи.

Потом завели нашего блудного сына, которого мы потеряли в Маткаселькя. Он умолял начальство не докладывать на его место работы то, что с ним произошло. "И жене, можете, пожалуйста, ничего не говорить. Умоляю!" — произнёс он. Я сначала не понял, причём тут жена. Неужели она настолько строгая, что не позволяет ему мотаться по Карелии? Но уже через полчаса я всё понял. Но об этом чуть позже.

Нас всех посадили в служебную машину уже других сотрудников погранслужбы, те довезли на до какой-то "Десятки", и сказали, что мы поедем на ней. Мы вышли из машины, постояли около "Десятки", пока пограничники, водитель и Дима о чём-то говорили, а у нас переписывали контактные данные и номера машины. Нам была дана команда садиться в машину и у̶ё̶б̶ы̶в̶а̶т̶ь̶ ̶о̶т̶с̶ю̶д̶а̶ ̶н̶а̶х̶е̶р уезжать в Суоярви. Мы сели в машину и почти сразу же поехали. За рулём была девушка лет 30, и тут я понял, почему Дима не хотел, чтобы пограничники докладывали жене о его поездке на грузовых поездах! В общем, тут длинная история, смотрите: наш новоиспеченный товарищ сказал своей жене, что он уезжает в командировку, а на самом деле поехал в Суоярви к любовнице. У Димы есть сын от жены, и у любовницы тоже была дочка лет 4 от бывшего мужа, которая ехала с нами в одной машине на руках у Димы. Для жены Димы, он в командировке, а теперь представьте, каково было бы удивление жены, если бы ей позвонили пограничники и сказали бы, что он в Вяртсиля. Вот такие дела. Кстати говоря, скорее всего пограничники не позвонили на работу, но позвонили его жене. Потому что уже в сентябре я решил найти нашего ВОХРа "ВКонтакте" и заметил, что он уже женат на той самой девушке, которая была за рулём "Десятки", а фотографии с ней уже начали появляться спустя несколько дней после того, как мы его в последний раз видели. Тоже самое я заметил и на страничке этой самой девушки. Сейчас уже статус Димы "ВКонтакте" говорит нам о том, что он женат на той самой девушке, которая была за рулём "Десятки". Вот так вот.

Тем временем, мы уже выезжали из пограничной зоны. Дорога была отвратительной, машину то и дело колбасило, мы уворачивались от выбоин, виляя то влево, то вправо. На дороге было очень много финнов, которые так не делали, а ехали в ритме 30 по правой стороне дороги, собирая все ухабы.

В какой-то момент ухабы закончились и мы решили сделать привал где-то на трассе, так, минут на 10. Дорога нам предстояла долгая.

Пока мы ехали, мы узнали от Димы, как он оказался в погранпункте. Как он нам рассказал, он пошёл к дежурной по станции и узнал, как отсюда выбраться. Она сказала, что до трассы около пяти километров, там надо остановить машину и ехать. Он пошёл к трассе, как ему и сказала женщина, однако, в какой-то момент его окликнул "какой-то мужик в камуфляже", а Дима подумал, это это был маньяк какой-то, ибо слева был лес и справа тоже был дремучий лес. Этот мужик в камуфляже погнался за ним, Дима тоже начал бежать, опасаясь, что этот человек бежит с не очень хорошими намерениями, он добегает до переезда, там останавливается машина, а оттуда ещё двое таких же выходят почти на ходу из неё, валят Диму, скручивают, надевают наручники и ведут обратно в машину. Там подбежал тот самый мужик в камуфляже и они начали разбираться, кто Дима такой и что он забыл в лесу. Видимо, пограничников его история не очень впечатлила и его повезли в Вяртсиля в ОВД. Как он нам дальше рассказал, пока они ехали, успели заглянуть в каждый посёлок, потому что пограничникам постоянно трезвонили бабки и сообщали, что тут очень подозрительные личности в посёлке, надо разобраться. Пограничники разворачивались на машине и ехали в посёлок. И так было раза три. Потом его доставили в отделение, и он наплёл там про то, что стоял в Кааламо и курил, а мы ниибические зацеперы предложили поехать с ним, а потом уехали на первом товарняке. Зачем он это сказал? "Чтобы прикрыть ваши жопы." Однако, это выглядело так, что прикрыть жопу он хотел только свою.

Прошло уже около двух часов нашей поездки. Мы даже успели пару раз заехать не туда, куда надо, и в очередной раз сделали привал.

Проехав ещё около часа, мы сделали очередной привал в каком-то селе. У той девушки, что была за рулём, жили родственники, и она заехала туда за канистрой бензина, наш уже заканчивался.

Дальше начался лютый пиздец, мы начали подъезжать к Суоярви: дороги в город не было вообще, было что-то похожее на расширенную просёлочную дорогу с двусторонним движением. Так как у нас была дырявая "Лада", весь песок то и дело залетал в салон через щели, а когда мы прыгали на кочках, весь песок поднимался ввысь и мы ехали в тумане. А когда нам на встречу ехала фура, то от поднятой пыли видимость сократилась менее чем до одного метра.

После окончания пыльной поездки, нас подвезли до вокзала Суоярви, но я вспомнил, что нам надо отметиться в отделении ФСБ на автовокзале Суоярви. Спросил у водителя, где автовокзал, на что последовал ответ, что далеко. Очень. Поэтому мы с Мишей решили забить на это дело, не подадут же на нас в федеральный розыск. Тем более уже было около 9 вечера, думаю, все ФСБшники уже дома.

Мы вышли из машины, попрощались в Димой и пошли осматривать вокзал.

Часть 7. Суоярви — Петрозаводск

Мы вышли из машины и перед нами оказалось здание вокзала
Мы вышли из машины и перед нами оказалось здание вокзала
Нашли табличку с лучшими работниками Суоярвского ж/д узла
Нашли табличку с лучшими работниками Суоярвского ж/д узла

Так-так, что это тут у нас?

Врага надо знать в лицо!
Врага надо знать в лицо!

Обойдя вокзал, мы посмотрели, что там с составами. При нас отправился один в сторону Лоймолы, то есть не туда, куда нам надо. Продолжили поиски нормального залаза и наблюдали за ситуацией с товарняками. Было всё плохо. На отправление в сторону Петрозаводска пока ничего не было.

Мы вышли в город и начали осматривать его
Мы вышли в город и начали осматривать его

Честно говоря, он представлял из себя огромную деревню, город был почти полностью разбит, хотя были некоторые красивые места.

Мы нашли магазин и Миша решил закупиться там, пока он ещё открыт. После чего мы немного перекусили, а я съел кофейку, а то в сон клонило:

Мы продолжили смотреть что у них в этом городке есть. Миша успел сделать весьма необычную фотографию:

Из подобных домиков состояла почти вся привокзальная территория города
Из подобных домиков состояла почти вся привокзальная территория города

Мы решили двинуть и ждать составы где-то около пересечения ж/д и автодороги.

Нашли озеро. Решили расположиться на берегу, который находился в максимальном сближении с железной дорогой. Невероятно красиво! Особенно, когда ты уже начинаешь приносить дрова для заварки дошиков.

Я уже успел набрать неплохое количество дров, как вдруг, нас окликнули каких-то два мужика гоповатого вида. Один из них завязывает с нами разговор.

Мужики: Ребят, вы вяртсильские?

Я: В смысле? Нет, мы не из Вяртсили.

Мужики: Ну, в смысле, вы с границы приехали?

Я: А... Ну, да. А что?

Мужик: Можно ваши документы?

Я: А вы кто?

Миша: А удостоверения у вас есть?

Мужик: У нас всё есть!

Те два мужика показали нам в развёрнутом виде корки ФСБ России. Мы были в хорошем таком ахуе. Мы не понимали, как они нас нашли. Как?

Мы достаём свои паспорта и показываем их ФСБшникам.

ФСБшник 1: Чё вы нас так пугаете-то? Мы думали, вы через границу пытались проехать.

Миша: Это всё из-за человека, которого мы подобрали в Сортавала.

ФСБшник 2: Вы же должны понимать, что в стране творится щас. Гражданин из Турции (показывает на меня) доверия не вызывает, вот.

ФСБшник: Ладно-ладно. Вы тут будете ночевать?

Я: Да, здесь.

ФСБшник 2: Ребят, можно ваши паспорта сфоткать? Щас комары зажрут, а переписывать долго.

Мы: Можно.

ФСБшник 1: Куда и как дальше двигать будете?

Я: Нам в Петрозаводск надо. Автостопом, скорее всего.

ФСБшник 1: Вы тут ночевать будете?

Я: Ну, да.

ФСБшник 1: Когда отправитесь?

Я: Ну, не знаю... Часам к восьми должны.

ФСБшник 1: Хорошо. К вам должны завтра утром прийти люди, проверить тут ли вы или нет. Будить они может вас и не будут, просто проверят.

ФСБшник 2: Ладно, ребят. Мы пойдём. Хорошего вечера. Вы только учтите, что все на станции о вас уведомлены. Езжайте автостопом.

Случилось то, чего мы никак не могли ожидать. Нас как-то нашли местные ФСБшники, которые уже обо всём были уведомлены. Мы поняли, что мы под тотальным контролем. Да и паспорт мой меня подводил. Я действительно родился в Турции, но был я там в последний раз, когда мне было месяца три отроду. Связано это с тем, что во времена моего рождения, моя мать работала там, потому что хорошо знала английский язык, а в России ни работы, ни денег не было.

<