Мысли о Пушкине (Ответ Марии Ч.), посвящается 220-летию великого русского писателя и поэта

6 October 2019

В 2016 году в НГТУ им. Р.Е.Алексеева состоялся IХ Пушкинский Всероссийский молодежный фестиваль искусств «Студенческая Болдинская осень». В рамках фестиваля состоялся конкурс театральных миниатюр, художественного слова, фотографии, вокала. Кроме того, был избран сборник творческих работ студентов, куда были включены авторские стихи, сочинения-эссе о Пушкине и газетные публикации о фестивале. Одна из статей – "Пушкин в моей жизни" Марии Ч. произвела на меня впечатление и побудило написать ей публичный ответ. Так как нового сборника трудов фестиваля не издавали, а в альманахе ответ не пришелся к месту, публикую статью здесь и посвящаю ее 220-й годовщине со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина.

Мария! Ваше сочинение не оставила меня равнодушным как личностным отношением к Пушкину, так и красотой слога. Многие из ваших мыслей созвучны моим, однако с одним тезисом я не могу согласиться в полной мере

Вы пишете: «теперь я поняла, что Онегин по характеру слабее Татьяны, а душа его частично мертва, опустошена. Таким образом, имя Александра Сергеевича Пушкина в моем представлении стало постепенно все чаще осмысливаться с пониманием женщины, как более сильного, высшего жизненного начала, а любовь к женщине – это мерило нравственного состояния души мужчины».

В Вашем «понимания женщины как более сильного, высшего жизненного начала» как части мироощущения Пушкина есть черты феминизма. У вас очень своеобразное восприятие Александра Сергеевича. Женские образы Пушкина в Вашем осмыслении несколько отличаются от тех, которые мы ассоциируем с творчеством писателя. Это интересные, волевые женские образы. Но вспомним Машу из "Дубровского". Можем ли мы сказать, что она "более сильная"? А читающий дневники Пушкина (для циников отмечу, что цензурные, изданные еще при Советской власти) вряд ли согласится с «пониманием женщины как высшего начала».

Разделяю Ваш тезис, что любовь к женщине – мерило нравственного состояния души мужчины. Я рассматриваю его как соответствие характера любви внутренней сути человека. Однако, доведенный до абсолюта этот тезис может обозначать в понимании некоторых: «кто не готов на всё ради Прекрасной Дамы – недостоин называться мужчиной". Слабость мужчины – не неспособность любить, а отсутствие истинной Цели – вспомним Печорин. Как известно, и Онегин, и Печорин воплотили типы лишних людей, не нашедших свое место в существующем миропорядке. Именно отсутствие весомых жизненных задач, а не их неспособность любить стало для них личной катастрофой. верен, что главное для мужчины – цель, дело, которому он служит, будь то наука, искусство или техника. И мужчина всегда делит свою любовь между приоритетным делом, которому он служит, и своей избранницей. Думаю, что женщины должны относится к этому с пониманием и не желаю "героям нашего времени" повторять судьбу известных персонажей, жизни которых были разбиты любовью. Вспомним Желткова. Какой вклад он оставил в жизни? Гранатовый браслет для любимой женщины? Что же, то что хорошо как сюжет для рассказа Куприна, неразумно в реальной жизни. В связи с этим мне на память приходят слова писателя Сомерсета Моэма из книги «Луна и грош»:

«мало найдется мужчин, для которых любовь – самое важное на свете, и это по большей части неинтересные мужчины; их презирают даже женщины, для которых любовь превыше всего. Преклонение льстит женщинам, волнует их, и всё же они не могут отделаться от чувства, что мужчины, всё на свете забывающие из-за любви – убогие создания»

В заключение благодарю Вас, Мария, за то, что Ваше сочинение дало импульс к новым размышлениям на вечную тему.

Декабрь 2016 г.