Д. С. Лихачев. Как не правильно понимают концепцию "здесь и сейчас".

7,6k full reads
13k story viewsUnique page visitors
7,6k read the story to the endThat's 57% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Чтение Лихачева для сторителлера, особое удовольствие. В его описаниях нет какого-то специально-литературного употребления русского языка. Его тексты обычны. Иногда даже чересчур фактологичны. Но, в них есть состояния. Состояния исследователя отношений внутри и вне себя. И эти исследования неизбежно выводят его на беседы с читателем. Беседы эти о внутреннем мире каждого из нас. Где нам предоставляется возможность сравнить и найти и общее с автором, и то, что является именно «нашим», «собственным», «уникальным». Тогда можно дополнить автора, инициатора нашей беседы. Но, именно особое удовольствие получаешь, когда такая беседа выводит на открытия тебе уже известные, и, тем не менее, очень важные и до сих пор обдумываемые и помыслеваемые.

Так произошло у меня, когда я дошел до главы «Выработка мировоззрения» книги «О жизни». Она начинается с того, что… « я стал задумываться над сущностью мира, как кажется, с самого детства…» Тоже происходило со мной. Я еще не очень увлекался чтением (такое увлечение началось у меня под конец школы), но уже понимал что и я сам и все, что меня окружает, как-то интересно и одновременно таинственным образом устроено. В детстве и юности мне хотелось раз и навсегда разгадать эту тайну мироустройства. И только со временем, наверное , ближе к зрелости, для меня становилось все очевиднее, что тайна эта разгадке не подлежит. А еще позже пришла «хорошая новость». Тайну эту нельзя познать, но можно в нее погрузиться.

И первым делом возникает «необходимость осознавать свое отношение к окружающему». Именно здесь начинает развиваться в ребенке «историческое чувство». Чувство истории, как «результата исследования человеческих отношений». Ребенок становиться исследователем. И это на всю жизнь. Такая исследовательская работа полезна и богоугодна, прежде всего, потому что «…иметь свое мировоззрение было очень важно для самоутверждения подростков, и думая над смыслом всего существующего, подростки редко приходили к выводу, что эгоизм им необходим. Когда человек задумывается над общими проблемами жизни – он только в случаях полного духовного одиночества решается принять «злые» выводы. Зло возникает обычно от бездумья. Залог совестливости не просто чувства, а мысль!..»

И тут я добавлю… Конечно мысль, это не набор словестных конструктов в вашей голове. Но сложный процесс, включающий в себя, кроме этих «конструктов», чувства, эмоции, видео иллюстрации, музыку, запахи. Определенные состояния. И если мы говорим о «совестливости», «совести», «со-вести», то, как здесь ни вспомнить не просто «нашу» «мысль» и «наши» «чувства», но «со-мыслие» (смысл) и «со-чувствие». Процесс коллективного «не делания» (у-вея), «со-стояния». Выработка мировоззрения и исторического чувства открывает ребенку еще только какими-то не ясными намеками, но, все же «единство всего», «взаимосвязанность всего», взаимозависимость всего со всем», «взаимодополняемость всего всем» и «взаимодействие всего со всем».

Именно «своя философская система» (система различных точек зрения), заложенная с детства, помогает ребенку «формировать характер» и определяет его «реакции на все невзгоды жизни» (конечно, прежде всего, «невзгоды»). Лихачев начинает задаваться вопросами, ответы на которые я лично осознанно нашел относительно недавно: «Что важнее на весах времени: реально наступающее будущее или все больше и больше исчезающее прошлое, в которое, как в топку котла, уходит в равной мере и добро и зло? И какое утешение может найти человек, потерявший близких (какой переход! КПГ)? Как возможно предсказание и пророчество? Ведь факты предсказаний существуют, они бесспорны для непредвзятого ума…» Лихачев задумывается о «природе времени».

Мои исследования этого вопроса привели к тому, что время появляется с третьим ударом, с третьим тактом, третьим повторением. И таким образом, время есть такая же форма, помогающая «переносить» или «выражать», «проявлять» бесконечные смыслы и энергии Бога. «Время одна из форм восприятия действительности», пишет Лихачев. А из этого у него следует, что «все прошлое до мельчайших подробностей в много миллионном существовании еще существует, а будущее в таком же размахе до его апокалиптического конца уже существует…»

«Ни это ли то, о чем предупреждали ребята, что сидят наверху?..» Кроме того, что я в этом и сам абсолютно убежден, и убежденность моя не просто вера, а результат моей «исследовательской деятельности всевозможных человеческих отношений», моего опыта, но, буквально то же самое, может быть, чуть другими словами, говорили люди, о которых я писал, не далее, как на прошлой неделе. Умудренный опытом Себрант: «Вся человеческая история, это история от амеб…» Молодой музыкант ShotParis: «Неандертальцы уже создавали Вторую мировую войну… как и Мона Лизу…»

И тут я хотел бы еще раз поднять тему «здесь и сейчас». Это выражение очень модно нынче. Правда большинство употребляет его в значении «есть только миг между прошлым и будущем, именно он…» Противопоставляя такое понимание изначальному значению, заложенному в понятие его «авторами». Но и Лихачев с этим «мигом» не согласен. «Мы смотрим в окно мчащегося поезда. Ребенку кажется, что существует только то, что он видит в окне. Того, мимо чего поезд промчался, больше нет. Того, к чему поезд приближается, еще не существует…» Абсолютно точно он называет такое миропонимание, «детским», «не зрелым». И тут же дает прекрасный образ, который и я в свое время рассматривал, описывая Историю, как «единство времен». Прошлого, настоящего и будущего. Лихачев пишет: «В каждый данный момент в музыкальном произведении наличествует прошлое звучание и предугадывается будущее. Без этого «преодоления времени» (какое емкое и знакомое слово и одновременно словосочетание КПГ) нельзя было бы воспринимать музыку. И это слияние в музыке прошлого, настоящего и будущего в какой-то мере есть слабое отражение той вечности, в которое уже погружено все существующее и снимается «иглой настоящего» с пластинки вечности…» Время, как форма, дает возможность обратить внимание на частности «настоящего».

Искусственно созданные человеком «миг» и «время» лишь дают возможность подойти к осознанию бесконечного вневременного бытия. Со-бытия. Истории. Она (история), как и «здесь и сейчас», это СПОСОБНОСТЬ (умение) «раздвинуть» свое настоящее как можно глубже в прошлое и как можно дальше в будущее. Тогда появляется возможность из пройденного видеть свой предстоящий Путь.

Думаю, на сегодня достаточно, хотя даже с этой главой книги Дмитрия Сергеевича Лихачева «О жизни» мы не закончили…

Д. С. Лихачев. Как не правильно понимают концепцию "здесь и сейчас".