Проститутка подружка

1 July

Мы в борделе сейчас и здесь очень опасно. Подруга "работала" раньше много где, но об этом месте она теперь жалеет. Да их, собственно, и не спрашивали. Связалась она с очень опасными людьми, в общем.

Блин, зачем я с ней вообще дружу? Зачем мне нужна такая подруга, какой с неё толк? Она только использует тебя и на дно тянет. Я под видом клиента сейчас, но нам нужно отсюда бежать. Место довольно глухое, а этот дом пятиэтажный, вроде. Не заметил, когда заходил. Мы на третьем этаже. Охрана здесь вооружена. Да в принципе тебя просто придушат, если заметят что-то неладное.

Скажем так, бордель этот специфичен. Клиенты с проститутками обходятся очень и очень жестоко, можно было бы охарактеризовать это место с БДСМ-уклоном, однако мазохистов среди проституток здесь почти нет, если и есть, то это совпадение. Здешние клиенты любят издеваться над жертвой так, чтобы она страдала по-настоящему. Здесь платят большие деньги.

Мы готовимся к побегу, с конца коридора в полумраке доносятся крики очередной жертвы. Там снимают на видео, и скорей всего с финальным убийством, поскольку многие девочки оттуда не возвращались. Об этом не говорят, но всем понятно.

Мы решили выйти осторожно, не привлекая внимания, сначала я, потом она. Охранник у входа всегда спит в это время, можно выйти. Незаметно здесь не получится, но так мы выиграем немного времени.

Мы идём, коридор очень длинный. За нами увязался какой-то чувак. Вот блин, встряли, - подумалось мне. Идём, а он за нами. Но свернул в другую сторону коридора. Отлегло.

А мы идём дальше, сворачиваем на лестницу, спускаемся. Слышим, сверху кричат: "Эй, вы кто такие, куда идёте?". Мы поняли, что надо бежать. На одной из лестничных клеток была куча мебели, мы протиснулись, а потом побросали все стулья, столики, чтобы создать им небольшое препятствие.

Чуваки перепрыгивают и начинают стрелять в нас из травмата. А может это и не травмат, может нас просто сейчас пристрелят. Мы выбегаем на улицу, кое-как протискиваемся через толпу ничего не понимающих людей, говорим им, чтобы они бежали отсюда. А мы бежим дальше. Слышим, как кругом стреляют в людей. Бежим, бежим, бежим, бежим.

Добегаю до какой-то девятиэтажки, вижу огромный сугроб, решаю там спрятаться за ним. Где моя подружка? Да не знаю, пропала где-то по дороге. Немного не комфортно, потому что лежу под окнами, а сугроб какой-то грязный, с песком и мусором. Но меня не видно здесь.

Проходит час, два... может больше. Я как-будто очнулся и понял, что сейчас уже на улице безопасно. Я решил пойти домой. Полпути от того сугроба до дома. Вот уже виднеется наш двор, смотрю на ноги: я без ботинок. Вот чёрт, я забыл ботинки в сугробе. Иду босиком. О, да у меня в кармане же есть бумажные ботики, можно их и надеть. Но что скажет мама, когда я вернусь домой без ботинок? Придётся всё-таки возвращаться в этот сугроб и искать их там.

А с мамой я вообще не живу уже больше 15 лет.