Как мы свиней в «таблетку» грузили

27 December 2020

Сегодня на канале я начинаю публиковать серию своих рассказов о службе и жизни в далеких и уже давно не российских пограничных отрядах Краснознаменного Средне-Азиатского пограничного округа. По сути, это воспоминания о довольно интересном времени моей службы там, когда уже заканчивалась война в Афганистане, но начинался развал Союза и зрели внутренние конфликты. Рассказы будут выходить не каждый день, а появляться где-то раз в неделю на фоне ежедневных материалов по истории России, Русской Армии и Флота. И, разумеется, по крупицам буду продолжать собрать материал по истории Отдельного корпуса пограничной стражи. Все-таки, "пограничников бывших не бывает", как и врачей ;). Поэтому уж простите за элементы медицинского юмора.

Спасибо, что читаете мой канал. Подписывайтесь, если понравился. Оставляйте комментарии и т.д.

С уважением, Дмитрий Охтинский

Ни для кого не секрет, что пограничные войска в советское время во многом находились на самообеспечении: каждый погранотряд и каждая застава имели какое-то подсобное хозяйство и какие-то возможности разнообразить меню офицеров и солдат. Не исключением был и Пянджский пограничный отряд Краснознаменного среднеазиатского пограничного округа.

Вход в ПМП Пянджского пограничного отряда. На снимке - Таня - прапорщик, начальник аптеки ПМП. Начало 1989 года.
Вход в ПМП Пянджского пограничного отряда. На снимке - Таня - прапорщик, начальник аптеки ПМП. Начало 1989 года.

В данном Отряде свое подсобное хозяйство было даже в медицинском пункте Отряда. Речь идет о конце 80-х годов 20 столетия. Прекрасно понимая данную систему самообеспечения, тем не менее проверяющие всех уровней проявляли редкую активность по ее искоренению. Поэтому, прекрасно зная о датах приезда той или иной комиссии из Округа (был расположен в Ашхабаде) или из Оперативной группы (Душанбе), офицеры планируемых к проверке подразделений естественно к ней готовились. Надо понимать, что незаметно приехать с проверкой в погранотряд просто невозможно. О выезде любой «внеплановой» и «неожиданной» проверки мы узнавали сразу по отъезду ее из Душанбе, а контрольный звонок поступал с «шлагбаума» на въезд в погранзону, который располагался в зоне ответственности 4 пограничной заставы. Дальше уже время прибытия любой комиссии определялась с точностью до минуты. Ну и если комиссия ехала на рейсовом автобусе – финальный момент ее встречи происходил на автобусной станции (ну зачем же заставлять уважаемых командиров идти почти километр по пыли до КПП Отряда). Сценарий был всегда одинаковый, и проверяющие прекрасно понимали «правила игры»: неподдельное удивление на лице «случайно оказавшегося» на автобусной станции лейтенанта, который зачем-то на служебном УАЗике поехал именно в это время за сигаретами (видно, оперативный дежурный тоже сильно захотел курить и разрешил срочный выезд) и сами активно участвовали в реализации нехитрого сценария, соглашаясь на «попутную» доставку в погранотряд.

Надо сказать, что в феврале-апреле количество проверяющих резко возрастало: влажный, почти средиземноморский климат Вахшской долины, где располагался Пянджский погранотряд, способствовал стремлению в него в указанное время различных комиссий и проверяющих. Не на последнем месте было и гостеприимство хозяев. В более позднее время среднеазиатский климат снова брал свое: жара и пыль уже не способствовали частым командировкам, а располагали к спокойной штабной работе под кондиционерами.

Пункт медицинской помощи Пянджского пограничного отряда в те годы (а судя по спутниковым снимкам и сейчас) представлял собой Г-образное здание, ограничивающее собой от остальной территории Отряда весьма уютный дворик с кучей подсобных помещений. Две другие стены были ограничены забором автороты. На получившемся дворике компактно размещались своя баня, маленький бассейн, курятник, два лимонария, несколько каптерок и … свинарник, в котором радостно хрюкали, дожидаясь Дня пограничника, три довольно крупных борова. За всем этим хозяйством ухаживал прапорщик Коля, пара каптерщиков и несколько «легкобольных». Одновременно в медпункте (вместе с изолятором) могло лечиться до 60 человек.

 А это мы проверяем новую "таблетку" - влезет в гору или нет. Зона ответственности Пянджского ПГО - предгорья Памира. Начало 1989 года.
А это мы проверяем новую "таблетку" - влезет в гору или нет. Зона ответственности Пянджского ПГО - предгорья Памира. Начало 1989 года.

В один прекрасный день мы получаем «оперативную» информацию об ожидаемом приезде комиссии из тыла Округа, которая как раз и собирается проверить наличие «неучтенных» источников для разнообразия меню солдат и офицеров.

Маленькая ремарка! Вы когда-нибудь ели «сушку» - сушеный картофель из больших картонных круглых тубусов, политую чем-то напоминающим отработанное машинное масло? В качестве гарнира к этому изысканному яству давалась банка рыбных консервов – одна на четверых. Разница в питании солдат и офицеров заключалась только в том, что солдаты сидели за столами по восемь человек, а офицеры – по четыре. И разнообразия этому меню не было. Я вдоволь наелся этой пищи, сидя на «опорном пункте» в Старом Термезе. Особенно это раздражало в периоды режима усиленной охраны Государственной границы, когда вырваться в город на базар для разнообразия рациона было сложно. Поэтому вспоминал медпункт Пянджского отряда как санаторий с диетическим питанием.

Итак, получив информацию о проверке, начмед Отряда, легендарный Александр Матвеевич (светлая ему Память!), начал действовать: договорился о временной передислокации свиней на одну из отдаленных погранзастав, куда комиссия точно не доедет (а если и соберется – свинок перевезут на другую). На территорию медпункта заехала таблетка, задние двери распахнулись и был положен трап из трех досок, по которым свиньи (по задумке Матвеича) должны были чинно зайти в транспортное средство. Но свинья, хоть генетически и близкое к человеку существо, не обладает интеллектом. Свиней начали по одной выгонять из свинарника и толкать к «таблетке». Представьте себе здоровую свинью, весом далеко за сто килограммов… Их было три. В итоге все, кто лежал в медпункте и мог ходить (каламбур), были построены в две шеренги, по проходу между которыми по очереди перемещались наши животные, подгоняемые сзади двумя каптерщиками, и норовились всеми силами прорвать оцепление. А масса у каждой из них была как у двух молодых солдат... Последний этап – заставить свинью по трем доскам войти в машину… Подняться в нее. Не буду долго рассказывать. Жалко, не было у нас в то время видеокамеры – это надо было просто видеть. В итоге «пассажиры» были погружены в машину и вывезены в «неизвестном направлении». По сути, на этом наша история и закончилась, но началась для водителя, которому потом пришлось еще и санитарный транспорт отмывать.

© Дмитрий Охтинский

Благодарю за прочтение. Если Вам понравился этот рассказ – ставьте «лайк» и подписывайтесь на наш канал.