БИТ
582 subscribers

Первый план взятия Константинополя с моря

Борьба с Наполеоном требовала напряжения всех сил. Против Турции мы могли выставить лишь слабый заслон, поддержанный гребной флотилией, потому план Русско-Турецкой войны 1807 года, составленный товарищем министра военных морских сил адмиралом Чичаговым, впервые ставил русскому флоту задачу взятия Константинополя с моря, чтобы одним ударом выбить Турцию из игры и заставить немедленно заключить мир.

Для этого главнокомандующий морскими и сухопутными силами в Средиземном море, вице-адмирал Сенявин, усиленный английскими кораблями, должен был прорваться через Дарданеллы, разбить турецкий флот и атаковать Константинополь с моря.

Одновременно с этим Черноморский флот, под командой контр-адмирала Пустошкина, форсирует Босфор и высаживает десант, который берет столицу с суши.

Задачей же генерала Михельсона и его армии, занявшей Молдавию и Валахию, являлось привлечение на себя главных сил противника и удержание их на берегах Дуная.

Соответственно с этим, 8 января 1807 года, Сенявину была послана инструкция с указанием, что «Главнейшая цель действий наших направляема быть должна к нанесению удара в самое недро Оттоманской Империи, достижения и покорения её столицы. Для этого, с 10 или более кораблями (считая в том числе английские) и несколькими фрегатами, отправиться к Дарданеллам, занять их и прервать сообщение между европейским и азиатским берегами».

Чичагов сообщил, что полученные от союзных нам англичан 5-6 кораблей, несколько фрегатов и мелких судов необходимо употреблять только в качестве второстепенной силы, дабы, впоследствии, англичане не могли претендовать на большую долю в добыче и предъявлять чрезмерные политически требования.

«По отправлении вашем с эскадрой к Дарданеллам, когда вы, пришед к оным, дождетесь способного к переходу их ветра, то стараться всемерно учинить сие, преодолевая все опасности и имея в виду достижение самого Константинополя. Если бы понадобилось атаковать Дарданелль- ские укрепления с берегу, то и сие стараться произвести с усилием и решительностью. В уповании, что подвиг таковый, с помощью Божией, увенчан будет желаемым успехом и вы достигнете Царьграда, поставляется вам, в первую и непременную обязанность, всемерное избегание всякого напрасного кровопролития или разорения. Особливо стараться должно будет завладеть и сберечь в целости флот их, или суда, кои в добычу достаться нам могут. В случае же невозможности удержать их в сем образе, то употребить все средства к истреблению оных, дабы опять туркам не достались.
Буде бы, что всего желательнее, представился вам благоприятный случай, без нанесения большого вреда или совершенного разорения городу, взять оный в капитулянт, то, завладев оным, и приняв все благонадежные меры к удержанию оного в своей власти, требовать, чтобы турки доставили вам всю удобность в сношении с генералом от кавалерии Михельсоном, который снабжен всеми нужными наставлениями для начатия мирных переговоров.
Для равномерного нападения на них со стороны Черного моря приемлются все могущие способствовать к тому меры и деятельности» ...

Одновременно с получением этой инструкции Сенявин был уведомлен нашим уполномоченным при Ионической республике о следующей депеше Министра Иностранных Дел:

«Все повеления, отправленные 8 января к разным начальникам сухопутных и морских сил, оставить без исполнения до получения несомнительного, или, лучше сказать, официального известия о происшедшем в Турции» (т. е. об отъезде из Константинополя русского посла).

Хотя Турция объявила нам войну 18-го декабря 1806 года, но в Петербурге все еще не теряли надежды, что ее удастся избежать, а потому, только через месяц, 20 января 1807 года Сенявину послали Высочайший указ о немедленном открытии военных действий и дополнительную инструкцию Чичагова о высадке в Сан-Стефано для захвата пороховых магазинов и угрозы Константинополю с запада. 9 января 1807 года главному командиру Черноморского флота, маркизу де Траверсе, послано приказание приготовить транспорты для перевозки к Константинополю 15-20 тысяч десантных войск и привести в боевую готовность все суда.

21 января маркиз донес, что эскадра будет готова к концу марта, а собранные транспорты смогут поднять 17.000 человек.

Соглашаясь с этой цифрой, Чичагов требовал от де Траверсе установления постоянных сношения с Сенявиным (с помощью греческих каюков) и наблюдения за Босфором, чтобы более чем вдвое сильнейший турецкий флот, выйдя неожиданно из пролива, не уничтожил в открытом море транспорты с десантом и конвоирующую их русскую эскадру.

20 февраля 1807 года начальнику Босфорской экспедиции, контр-адмиралу Пустошкину, от имени Императора Александра I, было послано предписание, содержавшее в себе план взятия Константинополя с моря.

При выполнении этого плана Пустошкин должен был согласовать свои действия с действиями Сенявина у Дарданелл. В случае удачи он должен был потребовать от турок пропуска эскадры Сенявина через пролив, укрепления которого предполагалось занять находящимися на ней десантными войсками.

В случай каких-либо неодолимых препятствий Пустошкин должен был вернуться в Севастополь, а в случай невозможности это сделать, прорваться через Дарданеллы для соединения с эскадрой Сенявина.

Хотя, по идее, план был совершенно правилен и вполне отвечал обстановке, Александр Первый вовсе не стремился овладеть Константинополем и проливами, а видел в этом лишь средство для скорейшего заключения мира с Турцией и освобождения всех сил России для борьбы с Наполеоном, потому, при первом же затруднении, все рухнуло, и вопрос о проливах остался не разрешенным.

Первой потерпела крушение Босфорская экспедиция.

Главный командир Черноморского флота, адмирал маркиз де Траверсе и генерал-губернатор Новороссийского края, генерал-лейтенант герцог де Ришелье, в отзыве от 12 февраля 1807 года, донесли Чичагову, что, благодаря большому некомплекту офицеров в предназначенных для десанта сухопутных частях и непригодности имеющихся к полевой службе, а также наличию в полках 6.200 необученных новобранцев, «мы не осмеливаемся полагать мнения о следствиях сей экспедиции, по мере как нельзя обнадеживаться и на успехе самих действий».

Вместо того, чтобы заставить маркиза де Траверсе и герцога де Ришелье привести в порядок свои части и настоять на устранении всех недостатков, Чичагов донес Императору Александру I: «нельзя обнадеживаться в успехах действий в столь важном предприятии и отваживаться на удачу честь и славу Империи», что и привело к отмене Босфорской экспедиции.

Первый план взятия Константинополя с моря

Получая из Петербурга указы и инструкции, страдая полной неопределенностью, не имея никаких известий из Константинополя, главнокомандующий морскими и сухопутными силами в Средиземном море адмирал Сенявин, прекрасно разбираясь в политической обстановке, видел, что англичане вовсе не склонны нам помогать, а, наоборот, всячески старались приспособить русский флот для достижения своих целей, потому, не теряя времени на бесполезное ожидание английских судов, 10 февраля 1807 года вышел из Корфу с 8 кораблями, 1 фрегатом и 1 шлюпом, а 23 февраля стал на якорь у острова Тенедос, где уже находилась вернувшаяся из Константинополя эскадра Дукворта.

Эта эскадра неожиданно для турок прошла Дарданеллы и 9 февраля появилась перед Константинополем. Вместо решительных действий адмирал Дукворт начал переговоры. Через 10 дней на берегу появилось более 200 орудий, весь турецкий флот оказался стянутым — о нападении нечего было и думать. Дукворт увидел свою ошибку и поспешил вернуться в Эгейское море. Но обратный поход через Дарданеллы, сильно укрепленные турками, стоил англичанам 2-х фрегатов и 3-х кораблей, сильно избитых, и 600 человек убитых и раненых.

Недостаточность одних русских морских сил для прорыва мимо приведенных в боевую готовность Дарданелльских фортов, вынудила Сенявина отказаться от похода на Константинополь и ограничиться тесной блокадой пролива. 12 мая 1807 г. на эскадру прибыл полковник Поццо-ди-Борго, доставивший Сенявину предписание от 12 марта «ограничиться наистрожайшей блокадой Дарданелл, чтобы никакое судно, под каким бы флагом и предлогом ни было, не могло пробраться в Константинополь».

Так рухнула Дарданелльская экспедиция. Между тем, не предупреди нас англичане и не испорти нам Дукворт все дело прорыва через Дарданеллы, Сенявин, и без помощи английских кораблей, наверное, овладел бы Константинополем.

Нерешительность Императора Александра I, медлительность Чичагова, целый ряд грубейших стратегических ошибок со стороны товарища министра военных морских сил, жалкое состояние Черноморского флота, возглавлявшегося маркизом де Траверсе, и не менее печальное положение войск Новороссийского края, под командой герцога де Ришелье, привели к крушению правильно задуманного плана взятия Константинополя с моря задолго до начала его осуществления.

Спасибо, что дочитали до конца.

Если Вам понравился материал - обязательно подписывайтесь на наш канал и, пожалуйста, не забудьте поставить ЛАЙК!

Всего Вам доброго!