БИТ
582 subscribers

Суворов и французы - поход 1799 года - как оно было

В 1799 году союзная армия под главным командованием фельдмаршала графа А. В. Суворова-Рымникского, сражалась против Франции, занимавшей своими войсками Италию. 4 апреля Фельдмаршал Суворов прибывает ю авангардом Русской армии в Верону и уже 15 апреля дает первый бой. Несмотря на смену французским правительством командующего французскими силами Шерера и назначение даровитого и всеми любимого генерала Моро, французы разбиты на реке Адде, где дивизия Серюрье сдается в плен. Далее, победы следуют одна за другой: 17 апреля занятие Милана, 5 мая победа у Маренго, 16 — взятие Турина. 6 июня Суворов с 30.000 союзных войск, встречает 35 тысячную армию генерала Макдональда, бросившего южную Италию и спешившего на север спасать положение. В трехдневном бою, на реке Треббии, Макдональд разбит, славная 17 полубригада, известная всей французской армии, сложила оружие, взяты в плен два дивизионных генерала Оливье и Риска. 19 июля сдача Мантуи - одной из самых сильных крепостей того времени. Суворов опять обращается на север: 4 августа блестящая победа у Нови. Вновь пробывший, командующий французской армией, генерал Жубер убит, в числе пленных генералов Груши и Партуно. Северная Италия освобождена.

Далее, политическая и военная обстановка меняются: Фельдмаршал двух Империй, князь Италийский граф Суворов-Рымникский, во главе всей Русской армии Северной Италии в составе двадцати одной тысячи человек, порвавший с австрийцами, решает сосредоточиться в Швейцарии, где у генерала Массена — 85.000 солдат против Римского-Корсакова, генерала Готца и принца Кондэ, имевших все вместе всего 55.000 штыков.

10 сентября начинается знаменитый переход Суворова через Альпы. Погода стояла очень дурная: дождь лил ливмя, резкий ветер прохватывал насквозь. Горы, овраги, крутизны — были обстановкой совершенно новой для Русского солдата, привыкшего воевать в степях юга и юго-запада России. Дорога вилась по склонам гор, спуски чередовались с подъемами, скользкими косогорами, бурными горными потоками... Переходы были велики — нужно было спешить на соединение с главными силами. Выступали с рассветом, шли безостановочно до самой ночи, а придя на ночлег, не находили даже хвороста для костров. 13 сентября, наконец, вошли в соприкосновение с противником: части дивизии генерала Лекурб защищали Сен-Готардский перевал. Несмотря на переутомление, Русские отважно пошли штурмовать позиции противника, и, после повторных атак, французы были сбиты, Сен-Готардский перевал взят. Приближалась ночь, войска стали спускаться. Было так круто, что большинство скатывалось с горы сидя и, наконец, в полной темноте, с громовым «ура», Русские обрушились на врага. Французы были ошеломлены и «дали тыл», побросав артиллерию в реку Рейсу. Русские войска еле держались на ногах от усталости, а в 6 часов утра 14 сентября уже выступили далее, вниз по долине Рейссы. Здесь, на вечные времена, Русская Армия вписала в свою историю легендарный переход через Чертов Мост, перекинутый через ущелье, на высоте 25 метров, длинною в 30 метров над бешено рвущейся среди отвесных скал Рейссой. Мост защищала вражеская пехота и артиллерия. Один из пролетов моста был французами подорван. Майор Князь Мещерский сорвал с себя офицерский шарф, его примеру последовали другие и, связав несколько бревен, под огнем неприятеля, перебросили их над пропастью подорванного пролета моста. По этим зыбким мосткам храбрецы бросились вперед, сметая все на своем пути. К 5 часам по полудни вся колонна переправилась на противоположный берег и с непрерывными боями продолжала теснить войска дивизии Лекурба, отбросив его влево и заняв около полудня 15 сентября, Альтдорф.

«Переход Суворова через Альпы» — картина Василия Сурикова, написанная в 1899 году.
«Переход Суворова через Альпы» — картина Василия Сурикова, написанная в 1899 году.

Далее, армия, ведомая Фельдмаршалом Суворовым, совершила несравнимые подвиги так метко оцененные Императором Павлом I, который писал Главнокомандующему: «Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам не доставало одного — преодолеть и саму природу, но Вы и над нею одержали ныне верх». И, действительно, в Альтдорфе Суворов доказал, что его излюбленный афоризм «где прошел олень, там пройдет и солдат» — не пустые слова.

За Альтдорфом дороги далее не было: — была только тропинка, ведущая в деревню Муттен, доступная в позднее время года, лишь смелым охотникам за сернами, привыкшим с малолетства карабкаться по горным ребрам, трещинам, весям и падям. Но общая диспозиция принуждала идти на Мутген-Швиц, и Русские войска, преодолели труднейший Росштокский хребет. «Конечно ни одна армия никогда не двигалась по такому пути», — говорит историк об этом необычайном походе. В 5 часов утра 16 сентября, авангард Князя Багратиона выступил из Альтдорфа. О трудностях перехода можно легко судить по времени, которое на него потребовалось: на расстояние в 15 км потребовало 12 часов невероятных усилий под проливным дождем, среди туч, ходивших под ногами, глухого рокотания грома, раздававшегося эхом по ущелью, и при резком ветре, становившемся при промокшем платье вдвойне чувствительным: — от него дрожь прохватывала до костей, ноги и руки коченели. Переход этот изумил всех, и тропинка, пройденная Русскими войсками, изображалась до последнего времени на многих картах Швейцарии, надписью—«Путь Суворова в 1799 году».

После такого перехода, вечером 16-го, авангард вступает в бой с противником, отбрасывает его на Швиц и занимает деревню Муттен. 17-го стягивается в Муттен вся армия Суворова (около 20.000), и здесь впервые Главнокомандующий узнает о катастрофе, постигшей 15 сентября армии генерала Римского-Корсакова под Цюрихом, и генерала фон Готца на реке Лягте, а именно: Массена, пользуясь соотношением сил 8:5, разбил совершенно эти армии, до их соединения с армией Суворова, до их объединения под началом непобедимого Русского полководца. Таким образом, небольшая армия Суворова оказалась в кольце: с одной стороны непроходимые озера и горы, с другой — Массена с 80.000 солдат, только что одержавший крупную победу.

Утром 18 сентября Суворов срочно собирает военный совет, вернее, собирает старших начальников и диктует новую диспозицию, требуя от войск, новых, невероятных усилий. Меняется направление: вместо Швиц-Люцерн, в тыл и фланг противнику, теперь армия идет на Гларис-Иланц за Рейн. Новая борьба с природой и сильной французской армией, окрыленной недавней победой, не могли быть препятствием для Суворова и его солдат.

Перевалив опять через горы у Брагелья, Русский авангард Князя Багратиона выбивает части дивизии генерала Монитора из Клейнталя и 19- 20-го в кровопролитных боях продолжает их теснить, занимая последовательно Нетсталь, Нефельт, Молис. Только подошедшим войскам дивизии Газана удалось удержать Русский авангард. Но, задача была выполнена: главные силы прошли на Гларис и далее на Эльм. Авангард Князя Багратиона сделался арьергардом, т. к. от Глариса Суворов повернул на юг. Массена, торжествовавший было победу и хвастливо обещавший пленным Русским офицерам увеличить их общество, через несколько дней, Фельдмаршалом и Великим Князем Константином Павловичем, увидел вдруг, что он ошибся в расчетах. Перед ним не немцы или итальянцы: Суворов, со своей тающей армией, ускользает из его рук и, несмотря на все усилия генералов Молитора и Базана, 25 сентября Русский арьергард оторвался от противника после 12-дневных непрерывных напряженных боев с превосходными силами французов. 26-го Русские войска перевалили самый трудный хребет у Ривгенкопфа. В сущности, путь был лучше через Росштокский хребет, но выпавший снег и мороз сделали его совершенно невозможным. Спуск с Рингенкопфа был еще труднее подъема.

27-го сентября Суворов с 14.000 своих войск и 1.400 пленных французов стал на отдых в Куре. Отдых заслуженный и необходимый, ибо личный состав армии находился в ужасном виде: люди были оборваны, босы, истощены походом и голодом, патронов почти не оставалось. Не только офицеры, но даже генералы не выделялись из общей картины: так генерал граф Ребиндер обходил войска в сапогах без подошв. Но не прошло и суток, как подкрепившиеся и выспавшиеся солдаты поправили амуницию, починили обувь и вся горечь недавнего прошлого была забыта.

Александр Васильевич Суворов
Александр Васильевич Суворов

Впоследствии, в 1807 году, Массена, вспоминая Суворова восторгался его военными дарованиями и Русскими солдатами и говорил, что никогда себе не простит потери одного перехода.

На этом закончилась кампания 1799 года, т. к. Император Павел Петрович, видя вероломство Австрийского Двора, 11 октября порвал с ним союз и приказал армии вернуться в Россию.

Война России с Францией окончилась, но слава о Русском оружии покатилась по всей Европе. Одним из горячих поклонников Суворова и его войска стал адмирал Нельсон, приславший Фельдмаршалу восторженное письмо, послужившее началом их переписки. Имя Суворова сделалось даже предметом моды и коммерческой спекуляции: появились Суворовские прически, суворовские шляпы, пироги и прочее. Суворов и Нельсон были кумирами англичан и их здоровье пили ежедневно во дворцах и тавернах. Однажды после смотра Кентской милиции, когда лорд Ромнец угощал короля, первый тост король провозгласил за здоровье Суворова — воплощение духа Российского Воинства.