Красная Армия пленена и разоружена… Война закончена

1 April 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.
Франсиско Франко
Франсиско Франко

В Советском Союзе гордились выполненным интернациональным долгом воевавшими за республиканскую Испанию. Однако когда дело касалось подробностей, их тщательно старались замолчать. Так с чем столкнулись, чьи интересы отстаивали и насколько успешно воевали красные командиры в далёкой Испании в 30-х годах прошлого столетия?

Введение в тему

В первые десятилетия XX века Испанское королевство находилось в состоянии глубокого упадка и кризиса. 13 сентября 1923 года генерал Мигель Примо де Ривера возглавил военный переворот, распустил правительство, парламент и политические партии, ввёл цензуру. Диктатор провёл модернизацию по опыту итальянских фашистов и добился ряда социально-экономических успехов. Но их свёл на нет мировой кризис. По требованию короля Альфонса XIII, Примо де Ривера подал в отставку, уехал во Францию и там вскоре скончался.

12 апреля 1931 года в Испании прошли муниципальные выборы. 14 апреля под нажимом сторонников республиканской формы правления король эмигрировал. Но не отрёкся. Однако Испания была провозглашена республикой. 28 июня на внеочередных парламентских выборах победили социалисты и левые либералы. 9 декабря они приняли конституцию Испании. Республиканцы отменили аристократические титулы и звания и начали борьбу с элитой — духовенством, землевладельцами, офицерством. Были сокращены вооружённые силы. Церковь отделили от государства. Были легализованы разводы и гражданские браки. В 1936 году в Мадриде после слуха, что монахи раздают детям пролетариев отравленные конфеты, множество священников и монахов было убито разъярённой толпой. Начались массовые поджоги церквей.

За период с 1931-го по 1936 год республика пережила более 20 правительственных кризисов. В обществе росло влияние коммунистов и фашистов. В пику им в 1933 году была образована ультраправая Испанская Фаланга.

Итоги парламентских выборов, состоявшихся 16 февраля 1936 года, на которых победу одержал левый Народный фронт, ещё больше накалили ситуацию. В испанских городах начались беспорядки. Председателем правительства вновь стал Мануэль Асанья. В апреле он сместил президента Н. Алькала Самору и занял его место. Тем временем в армии были созданы верный правительству Республиканский антивоенный союз (РАВС) и оппозиционный Испанский военный союз (ИВС).

13 июля 1936 года полицейскими из левых был убит лидер правой оппозиции в парламенте Хосе Кальво Сотело. В сложившихся условиях власть в руки решили взять военные. Формально во главе заговора стоял живший в Португалии генерал Хосе Санхурхо, но в действительности организатором был генерал Эмилио Мола. Заговорщиков финансово поддержали испанские промышленники и землевладельцы.

Мятеж начался до сигнала

Мнение, что сигналом к мятежу 18 июля 1936 года стало переданная радиостанцией Сеуты условная фраза-сигнал к началу общегосударственного мятежа: «Над всей Испанией безоблачное небо», опровергается фактами. Мола назначил восстание на 17:00 17 июля, однако мятеж начался днём раньше в Испанском Марокко. Достаточно быстро под контроль мятежников перешли и другие испанские колонии. Но правительство республики не придало этому серьёзного значения.

Вскоре мятеж перекинулся на территорию самой Испании. 18 июля генерал Гонсало Кейпо де Льяно неожиданно захватил власть в Севилье. Помимо Севильи успех сопутствовал заговорщикам в Овьедо и Сарагосе.

К 19 июля в восстании участвовало 80% военных страны. 35 из 50-и провинциальных центров оказалось в руках восставших, что стало полной неожиданностью для властей. Роману Моле удалось взять под контроль центр Барселоны и важнейшие учреждения города. Однако анархисты захватили местные арсеналы и раздали оружие своим многочисленным сторонникам, и через два дня путч был подавлен, а Мола убит в бою. 20 июля в авиакатастрофе погиб и номинальный лидер путча Хосе Санхурхо.

В ответ на мятеж сторонники левых сил совершали массовые убийства священников, землевладельцев, промышленников и политических оппонентов. Многие районы Арагона, Леванта, Каталонии и Андалусии перешли под контроль Федерации анархистов Иберии.

8 августа Франция объявила о полном эмбарго на ввоз оружия в Испанию. 24 августа соглашение о «невмешательстве» подписали все европейские государства, за исключением СССР. Вместе с тем с первых дней мятежа огромную помощь восставшим стала оказывать Португалия. В конце июля лидер националистов генерал Франсиско Франко смог договориться о помощи со стороны Третьего Рейха и Италии (поэтому его некоторые ошибочно считают фашистом – прим. авт.). Итальянцы мечтали о присоединении Испании, а фюрер рассматривал испанскую войну как полигон для проверки немецкого оружия и повышения мастерства молодых пилотов.

Несмотря на то, что Германия и Италия формально одобрили идею о «невмешательстве», 27 и 28 июля в Испанию были доставлены немецкие Ю-52 и итальянские СМ-81. С 14 августа в Испанию начались поставки итальянских танкеток CV3/33. С конца августа немецкие и итальянские лётчики становятся активными участниками воздушных боёв в испанском небе.

28 сентября на совещании генералитета восставших Франсиско Франко был избран новым руководителем националистического движения. Обладавшему несомненным полководческим талантом Франко был присвоен чин генералиссимуса и титул каудильо (предводитель). 1 октября Франко объявил о создании собственного правительства — Государственно-исполнительной хунты в городе Бургос. Кстати, песета Франко на международных биржах стоила в 5 раз дороже песеты республиканцев, хотя весь золотой запас Испании был в их распоряжении.

29 сентября 1936 года, когда в Испании уже находилось более 30-и советских авиационных специалистов-добровольцев, на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) решено оказать республиканцам военную помощь. 4 и 11 октября советские суда доставили в Картахену партию танков Т-26, истребителей И-15 и бомбардировщиков АНТ-40 с экипажами и обслугой. В Испанию прибыли 772 лётчика, 351 танкист, 156 связистов, 77 военных моряков и 130 человек инженерно-технического персонала. Всем были присвоены «итальянские имена». Прикрываясь задачей подготовить «местные кадры», СССР на практике готовил собственные к большой войне.

16 октября Ларго Кабальеро ввёл в Народной армии институт комиссаров («правительственных делегатов»), разрешив формирование в Народной армии независимых частей из зарубежных добровольцев с собственным командованием. 22 октября были сформированы первые четыре таких батальона.

В сложившейся ситуации наши «советники» были вынуждены буквально «с корабля» вступить в бой. В конце октября — начале ноября ряд успешных бомбардировок провели эскадрильи АНТ-40, а группа советских подрывников — серию удачных диверсий в тылу у националистов. Но к 4 ноября попытки контрнаступления Народной армии провалились. Националисты находились всего в 13 километрах от Мадрида и не скрывали своего оптимизма, поскольку ещё 22 октября столицу покинул президент Асанья.

Оказание военной помощи республиканцам со стороны СССР заставило Италию и Германию увеличить масштабы своей поддержки националистов. 7 ноября было объявлено о наборе 6500 немецких лётчиков-добровольцев и обслуживающего персонала в авиационный легион «Кондор». А 21-го в Испанию прибыл бронетанковый немецкий батальон.

А советские руководители столкнулись с непредвиденными трудностями. Прибывший в Испанию под псевдонимом «генерал Доницетти» руководитель советских военных советников комиссар 2-го ранга Ян Берзин рапортовал наркому К.Е. Ворошилову о царившем бардаке в республиканской армии и на фронте. Журналист Михаил Кольцов, бывший в Испании в качестве корреспондента «Правды», писал в дневнике: «Сегодня Барселона не работает, так как праздник. Завтра — так как суббота. Послезавтра — так как воскресенье».

Другой угрозой морального разложения стали местные традиции. Всегда, везде неограниченно, по поводу и без тут пили вино, даже в столовых для интербригадовцев. Нередко «наши люди» позволяли себе хватить лишка. Алкоголь стал чуть ли не смертельной угрозой для «сталинских соколов». А ещё в Испании были официально разрешены публичные дома и бордели, и услугами девушек не преминули воспользоваться доселе добропорядочные советские граждане.

Да и политическая обстановка в республиканской Испании была чуждой советскому гражданину. Берзин докладывал в Москву, что красные командиры были шокированы, узнав, что в Испании добрососедствуют партии разной направленности, население может выражать различные мнения и даже критиковать коммунистов.

В 1937-м Берзина отозвали в СССР, арестовали, обвинили в «контрреволюционной троцкистской деятельности» и через год расстреляли. Сменившего его Григория Штерна расстреляли в 1941-м за участие в «троцкистском заговоре и шпионаже в пользу Германии», а его преемника Кузьму Качанова — чуть позже в 1941-м «за трусость и самовольное отступление».

Когда Сталин осознал, что республиканцев представляют не только коммунисты, но и ненавидимые и проклинаемые в СССР социалисты, анархисты и даже троцкисты, было принято решение помощь свернуть. За республиканцев повоевали 1811 военных советников и специалистов из СССР, 189 из них погибли, умерли от ран или пропали без вести. 59 военнослужащих были удостоены звания Героя Советского Союза. С середины 1938-го добровольцы РККА в боевых действиях в Испании практически не участвовали. В танки и самолёты пересели республиканцы. Последние советские специалисты покинули Испанию в марте 1939 года. Республика была обречена.

***

28 марта 1939 года националисты без боя вошли в Мадрид и фронт окончательно пал. 1 апреля Франко торжественно объявил об окончании войны в Испании: «В сегодняшний день, когда Красная Армия пленена и разоружена, национальные войска достигли своей конечной цели в войне. Война закончена».