6896 subscribers

Тайна смерти генерала Черняховского

20k full reads
27k story viewsUnique page visitors
20k read the story to the endThat's 75% of the total page views
8 minutes — average reading time
Тайна смерти генерала Черняховского

«Чем более наврёшь про войну прошлую,
тем скорее приблизишь войну будущую
»
Виктор Астафьев

В феврале победного 1945-го осколком снаряда был смертельно ранен самый молодой генерал армии и командующий фронтом Иван Черняховский. Красная Армия потеряла наиболее перспективного командира. Но, пока не рассекречены все документы периода Великой Отечественной войны, его гибель не даёт покоя исследователям.

Славный путь

29 июня (по новому стилю) 1906 года в селе Оксанино Уманского уезда Киевской губернии (ныне – Уманский район Черкасской области Украины) в семье железнодорожника родился Иван Данилович Черняховский. В апреле 1919-го родители умерли от сыпного тифа и шестеро детей остались сиротами. После пяти лет обучения в железнодорожном училище Ивану пришлось учёбу бросить и идти работать. В мае 1921 года он экстерном сдал школьные экзамены и был избран секретарем комсомольской ячейки. Комсомольцы были приписаны к батальону частей особого назначения (ЧОН). За разгром врагов революции молодого чоновца в мае 1923 года наградили личным оружием – маузером, а в 1924-м направили в Красную Армию, в Одесскую пехотную школу, затем в Киевскую артиллерийскую, которую он закончил в 1928-м. Тогда же стал членом ВКП(б). Служил в 17-м артиллерийском полку в Виннице. В 1931-м Черняховский поступил в Военно-техническую академию имени
Ф.Э. Дзержинского в Ленинграде. В 1932 году на базе факультета механизации и моторизации, где он учился, создана Военная академия механизации и моторизации РККА. Окончив в 1936 году академию с отличием, в звании старшего лейтенанта направлен начальником штаба
2-го танкового батальона 8-й механизированной бригады, с июля 1937 года Черняховский — командир 1-го танкового батальона там же. С мая 1938-го он — майор и командир 9-го отдельного лёгкого танкового полка в Белорусском Особом военном округе. Места репрессированных командиров занимали молодые. В 1939-м – подполковник, в 1941-м
35-летний полковник Черняховский уже командует 28-й танковой дивизией. С конца июня по август он похудел на 17 кг, даже браслет от часов соскальзывал с руки. В декабре дивизию переформировали в 241-ю стрелковую. В мае 1942-го комдив уже генерал-майор. В июне — июле командует 18-м танковым корпусом на Воронежском фронте. С июля
(по апрель 1944-го) – 60-й армией. За освобождение Воронежа
«в наказание» награждён орденом Красного Знамени, при том что остальные командармы Воронежского фронта награждены орденами Кутузова I степени.

17 октября 1943 года за высокие организаторские способности при форсировании Днепра и проявленный личный героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР генерал-лейтенанту Черняховскому присвоено звание Героя Советского Союза.

После боёв на Киевском плацдарме в январе 1944-го, в марте он стал генерал-полковником, в апреле – самым молодым командующим фронтом, а в конце июня – самым молодым генералом армии. 29 июля командующий фронтом стал дважды Героем Советского Союза.

Официальная версия

18 февраля 1945 года во время инспектирования боеготовности находящихся в тылу вверенных частей в районе довольно далёкого от линии фронта города Мельзак в Восточной Пруссии (ныне – Пененжно, Польша, ЕС), осколком от внезапно разорвавшегося немецкого артиллерийского дальнобойного снаряда, пробившего стенку кабины автомобиля и сиденье, был смертельно ранен в грудь командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии Черняховский И.Д.

Версия генерала Макарова

В своих мемуарах член Военного Совета фронта генерал-лейтенант Макаров: «Рано утром 18 февраля 1945 года командующий выехал на левый фланг войск. Это было в районе города Мельзак в Восточной Пруссии. Готовилось наше наступление на ранее окруженную группировку противника.

Иван Данилович выехал в войска с целью проверить их готовность к наступлению. В этот раз командующий поехал один, в сопровождении только своего адъютанта Комарова и охраны. Возвращаясь, Черняховский с Комаровым ехали на крытой машине ГАЗ-61, а охрана на “Виллисе”. На фронте было тихо. Совсем неожиданно позади машины, на которой ехал командующий, разорвался снаряд. Осколок пробил сзади кузов и ударил командующему в левую верхнюю часть спины. Ранение было очень тяжёлым, навылет».

Комаров рассказал генералу Макарову, как Иван Данилович, почувствовав, что ранен, нашёл в себе силы, сам вышел из машины, но, сделав шаг, упал. Обратившись к Комарову по имени, он сказал: “Неужели все? Неужели я убит?” Командующего быстро доставили в ближайшую санчасть. Но спасти его было невозможно, осколок перебил сосуды, идущие к сердцу. Черняховский скончался.

Версия генерала Горбатова

Командующий 3-й армией генерал Александр Горбатов в мемуарах «Годы и войны» вспоминает: «Проехав город, я, чтобы не опоздать, поспешил к развилке шоссе в семистах метрах восточное городской окраины. Не доехав туда метров полтораста, я увидел подъезжавший «виллис» и услыхал один выстрел со стороны противника. Как только «виллис» командующего очутился на развилке, раздался единственный разрыв снаряда. Но он был роковым.

Ещё не рассеялись дым и пыль после разрыва, как я уже был около остановившейся машины. В ней сидело пять человек: командующий фронтом, его адъютант, шофёр и два солдата. Генерал сидел рядом с шофёром, он склонился к стеклу и несколько раз повторил: «Ранен смертельно, умираю».

Я знал, что в трёх километрах находится медсанбат. Через пять минут генерала смотрели врачи. Он был ещё жив и, когда приходил в себя, повторял: «Умираю, умираю». Рана от осколка в груди была действительно смертельной. Вскоре он скончался. Его тело увезли в деревню Хаинрикау. Никто из четверых не был ранен, не была повреждена и машина.

Из штаба 41-го корпуса я донёс о случившейся беде в штаб фронта и в Москву. В тот же день к нам прибыл член Военного совета фронта, а на другой день приехали представители следственных властей. Потом тело генерала Черняховского увезли».

Версия сына

Сын легендарного полководца, генерал-майор ГРУ МО Олег Черняховский в своих воспоминаниях написал: «У командующего 3-й армией генерала Горбатова не клеилось с введением в бой двух самоходно-артиллерийских полков. Отец 18 февраля 1945 года выехал на место, чтобы разобраться во всём. Но на командном пункте командарма не оказалось. Мне кажется, он просто прятался от командующего фронтом на наблюдательном пункте. Чтобы не “получить на орехи”. Отец всё же горел желанием увидеть Горбатова и, возвращаясь по той же дороге, по которой только что проезжал, попадает под внезапный артиллерийский обстрел. Огромный осколок снаряда пробивает заднюю стенку “Виллиса” (Черняховский управлял ГАЗ‑61 – прим. авт.). Не причинив вреда, осколок проходит между солдатом-охранником и адъютантом командующего подполковником Алексеем Комаровым. Пронзает отца насквозь между лопаток и застревает в приборном щитке автомобиля. Больше ни один человек не пострадал. Алексей перевязал командующего, пытаясь остановить кровь. Тут же приказал радисту сообщить в штаб, а водителю гнать что есть мочи в ближайший госпиталь. По дороге отец пришёл в себя, как оказалось, в последний раз и спросил у Комарова: “Алеша, неужели это конец?” Алексей ответил: “Что вы, товарищ командующий, сейчас приедем в госпиталь, все будет в порядке, вот увидите”. Но до госпиталя отца не довезли. Помню, что мама, узнав о смерти отца, в одно мгновенье поседела».

Версия водителя генерала

Личный водитель Черняховского Николай в марте 1946 года на встрече с родственниками генерала рассказал: «Мы уже объехали участок фронта, Иван Данилович был таким, что залезет в каждый окоп, в каждый блиндаж. Мы возвращались к машине. Иван Данилович сам сел за руль,
а меня посадил в сторону. Когда мы ехали, противник сделал огневой налёт. Снаряд упал около машины. Осколком пробил Ивану Даниловичу левую часть груди навылет. Адъютанты положили его сзади в машину. Он сказал тогда, когда был ранен и упал на руль: «Николай, спаси меня.
Я ещё для Родины пригожусь». Я сел за руль, и мы помчались в санбат
».
И ни слова, почему Черняховский сам был за рулём?

Версия другого водителя

Ветеран войны, военный водитель Сольницев перед 23 февраля 2009 года на уроке мужества в одной из школ рассказал, что в Восточной Пруссии впервые услышал о странных обстоятельствах гибели командующего фронтом. Под угрозой трибунала СМЕРШ и НКВД запрещали об этом говорить.

В распоряжении Черняховского был созданный на базе знаменитой «эмки» (ГАЗ-М1) новейший автомобиль повышенной проходимости ГАЗ-61 с более мощным низкооборотным шестицилиндровым мотором в 76 лошадиных сил, двумя ведущими мостами и увеличенным клиренсом. ГАЗ-61 обладал потрясающей проходимостью, по хорошей дороге легко разгонялся до 100 км/час, а салон не уступал по комфорту легковым автомобилям. ГАЗ-61 были у маршалов Рокоссовского, Жукова и Конева.
В середине 1944 года такую машину выделили и Черняховскому.

В сторону фронта по дороге, не сбавляя скорости, объезжая рытвины и воронки от бомб и снарядов, мчалась две штабные машины: «эмка» и открытый «виллис». Они непрерывно гудели и мигали фарами, принуждая встречных водителей принять вправо.

Впереди показалась танковая колонна. «Тридцатьчетвёрки» растянулись километра на полтора, занимая львиную часть дорожного полотна. Поэтому машинам приходилось ехать по встречной обочине. Механики, сидящие за рычагами, в своих кожаных шлемофонах обгоняющих машин не видят. Один из танков неожиданно резко взял влево. Водитель «эмки», чтобы избежать столкновения, круто перекладывает руль, но машина всё равно цепляет за гусеницу танка крылом. «эмку» отбрасывает в сторону, она съезжает в кювет и заваливается на бок.

«Виллис» успевает затормозить. Из него выскакивают люди в форме офицеров НКВД. Трое бегут к опрокинувшейся машине. Четвёртый стреляет из ракетницы и останавливает танковую колонну. Танкистам приказывают выйти из боевых машин и построиться на шоссе в одну шеренгу. Никто ничего не понимает.

Из съехавшей в кювет машины выбирается командующий 3-м Белорусским фронтом генерал Черняховский. Танкисты цепляют тросом «эмку» и вытаскивают её на шоссе. Машина в порядке. Ехать дальше может. Тем временем капитан-НКВДшник выводит в поле командира экипажа танка Т-34. Того самого, что скинул в кювет «эмку». Говорит про измену, про работу на немцев, про шпионаж. В довершение всего обвиняет в попытке убить генерала. После этого достаёт свой ТТ и на глазах ничего не понимающего экипажа танка расстреливает командира боевой машины.

Генерал продолжает ругаться на водителя, обозвав «хреновым выродком, не видящим, куда едет», выгоняет его и сам садится за руль. Водитель устраивается сзади с адъютантом. Машины резко берут с места и исчезают за поворотом.

Танкисты стоят ошеломлённые, не в силах произнести ни слова. Потом занимают свои места в боевых машинах, и колонна продолжает движение. Неожиданно башня одного из танков приходит в движение и поворачивается в ту сторону, где только что скрылись легковушки. Ствол изменяет угол, раздаётся одиночный выстрел, а колонна как ни в чём не бывало продолжает движение...

Раздался свистящий звук. «Артобстрел!» – кричит адъютант, – «Товарищ генерал! Берите вправо!» Взрыв. Земля дрогнула. Один из осколков пробивает заднюю стенку машины, прошивает спинку сиденья, сидящего за рулём генерала и застревает в приборном щитке. Генерал нажимает на тормоза и со стоном падает грудью на руль. «Николай, спаси меня», – простонал Черняховский, обратившись к своему водителю, потом
с трудом выбрался из машины, сделал два шага и упал...

Версия АиФ

Газете «Аргументы и Факты» опубликовала заимствованную версию: «Командующий фронтом якобы лихачил на дороге, зацепил один из танков проходившей мимо колонны и оказался в кювете. Разъярённый генерал начал материть командира танка, а тот ответил что-то дерзкое. Тогда командующий фронтом застрелил танкиста, после чего уехал. Танкисты, потрясённые смертью товарища, развернули башню танка, и выстрелили вслед генералу. От этого выстрела он и погиб».

***

В Центральном музее Вооружённых сил хранится бекеша командующего, пробитая осколком снаряда, и портфель, который он постоянно носил с собой. ГАЗ-61 Черняховского в конце марта 1945 года, незадолго до штурма Кёнигсберга подорвался на мине.

Уважаемые читатели! Благодарю вас за проявленный интерес.
Стараюсь откликаться на конструктивную критику. По условиям публикаций на Дзене, особо острые статьи и главы моей книги «Исправленному верить» доступны только подписчикам.
Дочитывайте, подписывайтесь, ссылайтесь и делитесь с друзьями. Ждите новые публикации о малоизвестных фактах нашей Истории!