Футурология Станислава Лема: будущее практически наступило

519 full reads
710 story viewsUnique page visitors
519 read the story to the endThat's 73% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Не знаю, почему Станислава Лема считают фантастом – чем дольше живу, тем больше понимаю: это «про нас про всех, какие, к черту, волки». Помнится, автору «Футурологического конгресса» приписывали следующий прогноз будущего человечества: все будет точно так же, но хуже. Насчет хуже не знаю – поживём, увидим (если доживём), однако есть у Лема рассказ «Сексотрясение» (1971 года создания, заметим), который позволю себе и процитировать. Рассказ представляет собой рецензию на вымышленный роман о том, какую гуманитарную катастрофу пережило человечество, и что за этим последовало – одна базовая потребность заменила другую в деле получения высшего удовольствия:

«Но культура не терпит пустоты, и зияющую пустоту, возникшую в результате сексотрясения, заполнила гастрономия. Гастрономия делится на обычную и неприличную; существуют обжорные извращения и альбомы ресторанной порнографии, а принимать пищу в некоторых позах считается до крайности непристойным. Нельзя, например, вкушать фрукты, стоя на коленях (но именно за это борется секта извращенцев-коленопреклоненцев); шпинат и яичницу запрещается есть с задранными кверху ногами. Но процветают - а как же иначе! - подпольные ресторанчики, в которых ценители и гурманы наслаждаются пикантными зрелищами; среди бела дня специально нанятые рекордсмены объедаются так, что у зрителей слюнки текут. Из Дании контрабандой привозят порнокулинарные книги, а в них живописуются такие поистине чудовищные вещи, как поедание яичницы через трубку, между тем как едок, вонзив пальцы в приправленный чесноком шпинат и одновременно обоняя гуляш с красным перцем, лежит на столе, завернувшись в скатерть, а ноги его подвешены к кофеварке, заменяющей в этой оргии люстру. Премию "Фемины" получил в этом году роман о бесстыднике, который сперва натирал пол трюфельной пастой, а потом ее слизывал, предварительно вывалявшись досыта в спагетти. Идеал красоты изменился: всех красивее туша в десять пудов - признак завидной потенции едока. Изменилась и мода: по одежде женщину не отличишь от мужчины. А в парламентах наиболее передовых государств дебатируется вопрос о посвящении школьников в тайны акта пищеварения. Пока что эта зазорная тема находится под строжайшим запретом».

Рассказ блистательный, ознакомиться можно здесь, но речь не о нем. Захожу днями в «Окей», вижу вот это (картинки рекламных тумб ниже) и понимаю: уважаемый товарищ Лем, оно уже практически сбылось, это ваше сексотрясение.

Футурология Станислава Лема: будущее практически наступило
Футурология Станислава Лема: будущее практически наступило

Футурология Станислава Лема: будущее практически наступило
Футурология Станислава Лема: будущее практически наступило

Ничего непристойного вроде как, но foodporn мелкими буковками намекает отнестись с юмором. А с юмором у меня как-то плохо по этой части.

В модных терминах не сильна, справилась в Википедии, получила:

«Фуд-порно — гламуризированное, призванное произвести вызывающее и возбуждающее впечатление представление процесса поедания или приготовления еды в рекламе, тематических блогах, кулинарных шоу и других визуальных средствах массовой информации. Как правило, для демонстрации в жанре фуд-порно используются калорийные продукты с высоким содержанием жира, экзотические блюда, вид поглощения которых пробуждает у зрителя желание есть. Фуд-порно становится трендом в социальных сетях, в этом жанре появляются свои «звёзды», регулярно выкладывающие ролики с поеданием огромного количества еды, и имеющие множество подписчиков».

Бог с ними, со звездами, но если говорить обо мне, то у меня такой изъян: если я это люблю, назовем так, то я это не ем. Смешивание базовых потребностей вызывает не желание купить, а отторжение. По мне, игривая направленность в рекламе еды – это перебор, хотя и совершенно в стилистике «Сексотрясения». Вот и понять не могу, то ли шутка дурного тона, то ли реклама некачественная, то ли будущее таки на меня наступило – успевай уворачиваться.

И мизантроп во мне хихикает над сбывшимся прогнозом Лема, а писатель морщится.

Еще историй о жизни, писательстве, путешествиях - здесь.