Изменники XVI века: конспирация? не, не слышали!

197 full reads
315 story viewsUnique page visitors
197 read the story to the endThat's 63% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Размышляя о сравнительной степени продажности шотландской аристократии во времена младенчества Марии Стюарт, я всегда не понимала одной простой вещи – каким образом человек мог состоять на жаловании у соседней державы, быть в изменнических сношениях, получать письма и деньги, годами, десятилетиями… без разоблачения и порой – лишь иногда получая по-семейному милые выговоры от кровных врагов и короля.
Итак, у нас на дворе (хорошо, у них при дворе) 1543 год, январь месяц…

Во-первых, в самом деле, все по-семейному. Два крупнейших соперника за регентство при новорожденной королеве Марии Стюарт, граф Арран и кардинал Дэвид Битон – по совместительству двоюродные братья. Во-вторых, если вы думали (как и я), что гонцы, скажем, Генриха VIII Тюдора, активно влиявшего на внутреннюю политику в Шотландии, передавали письма в Эдинбург в шифровке, строго секретно, под покровом ночи, крадучись, нервно оглядываясь – так это заблуждение. Вот есть об этом у Розалин Маршалл чудная историйка, к примеру.
В романе это упомянуто намеком, но в подробностях не поделиться не могу.

К середине января 1543 года расстановка сил определилась следующим образом: регентом выбрали графа Аррана (как-никак, он и при жизни Джеймса V был официальным наследником престола), канцлером стал кардинал Битон. Арран занимал проанглийскую позицию и душу заложил бы за то, чтобы Мария Стюарт умерла в младенчестве. Битон продвигал французов, но считал, что девчонке (и Аррану) на престоле не место, а вот превосходным королем стал бы Мэтью Стюарт, граф Леннокс, находящийся во Франции в эмиграции. Арран сносился с Генрихом Восьмым через лорда Лайла, Джона Дадли, ну да, того самого, который неудачно провернул впоследствии авантюру с девятидневной королевой Джен Грей, того самого, отца небезызвестного впоследствии Роберта Дадли. В общем, Джон Дадли отправил Аррану очередное письмо, содержащее планы по устранению кардинала Битона – в том числе, физическому, с политической арены. Генрих Тюдор почитал Дэвида Битона чуть не личным врагом. Гонец Дадли почему-то (загадка для меня) не прибыл тайком в покои регента, а не нашел ничего лучшего, как вручить ему письмо среди бела дня… в момент, как раз когда Арран беседовал с Битоном о государственных делах. Арран сунул письмо в карман и начал нервно болтать, лишь бы отвести повышенный интерес Битона от переданного письма. И вроде бы отвел. Но, спустя малое время, за разговором совершенно забыл о содержимом своих карманов. И, когда речь зашла о некоей государственной бумаге, которую он обещал канцлеру принести с собой, вместо той самой бумаги вытащил то самое письмо и протянул своему кузену, врагу и канцлеру!

Шотландия, Стерлингский замок, покои королевы Марии де Гиз. Фото (С) Илона Якимова 2017
Шотландия, Стерлингский замок, покои королевы Марии де Гиз. Фото (С) Илона Якимова 2017
Шотландия, Стерлингский замок, покои королевы Марии де Гиз. Фото (С) Илона Якимова 2017

Битон, не будь дурак, начал читать и вчитываться, бросив своим людям: «Ого! Да тут речь идет непосредственно обо мне!» - и тут Арран понял, в чем дело, начал орать, биться в припадке, вырывать письмо, в результате спешно покинул разъяренного канцлера на поле боя… Джордж Дуглас Питтендрейк, тоже английский агент и младший брат графа Ангуса, с любопытством взирал на эту сцену, пытаясь понять, идиот ли Арран или симулирует, а потом еще с ухмылочкой курсировал между кузенами, убеждая кардинала: да вы, мол, сами ответьте Дадли на это письмо, чего кипятиться-мол, и всего делов…

О, милая и наивная конспирация шестнадцатого века. Передавать бумаги, содержащие признаки государственной измены, регенту – в присутствии канцлера… ошибиться содержимым кармана! А вы говорите – Дюма. Да старик правдоподобен вполне.
Но и убивали, если вдруг – грубо и жестоко, без всякой куртуазности, как зарезали Битона спустя несколько лет… Причем, когда произойдет развязка многолетней политической и кровной вражды, не мог предсказать заранее никто.

Взято из книги Розалин Маршалл, "Мария де Гиз", вольный перевод и пересказ - мой. И да, карманы в авторском тексте лично меня немножко смущают (ну, не было тогда в мужском костюме карманов вроде бы, использовались поясные кошели), но из песни слова не выкинешь.

Про сложные отношения регента графа Аррана со своими сторонниками и противниками как вне, так и внутри родной страны я рассказывала здесь.

Еще историй об авторе, герое, романе, Шотландии и писательстве – здесь.