Темна вода во облацех: трактат о происхождении главного героя

147 full reads
311 story viewsUnique page visitors
147 read the story to the endThat's 47% of the total page views
3 minutes — average reading time

Тот, кто родился, родился не позже сентября 1512 года. Вопрос, собственно, в следующем - а кто это был-то?

Руины Западной башни замка Хейлс - вероятное место появления на свет моего героя. Хейлс, Ист-Лотиан, Шотландия. Фото (С) Илона Якимова 2017
Руины Западной башни замка Хейлс - вероятное место появления на свет моего героя. Хейлс, Ист-Лотиан, Шотландия. Фото (С) Илона Якимова 2017
Руины Западной башни замка Хейлс - вероятное место появления на свет моего героя. Хейлс, Ист-Лотиан, Шотландия. Фото (С) Илона Якимова 2017

Приготовьтесь, сейчас будет запутанно, но увлекательно для любителей старинных семейных историй…

Официальная версия такова: отец героя – Адам Хепберн, 2-й граф Босуэлл, мать – Агнесс Стюарт, внебрачная дочь графа Бакэна. Дед по линии отца – Патрик Хепберн, 1-й граф Босуэлл. Бабушка по линии отца – Маргарет Гордон, дочь Джорджа Гордона, 2-го графа Хантли, и принцессы Анабеллы Стюарт (которая, в свою очередь, дочь короля Джеймса I Стюарта и Джоан Бофор, а последняя, заметим – дочь Джона Гонта Плантагенета). Дед по линии матери – Джеймс Стюарт, 1-й граф Бакэн, по прозвищу «Сердечный Джеймс». Бабушка по линии матери – некая Маргарет Мюррей, судя по всему, замужняя дама, впоследствии – и вдова некоего Уильяма Мюррея, более о ней мне ничего не известно. А вот с «Сердечным Джеймсом» вышло забавней, он - сын сэра Джеймса Стюарта, «Черного рыцаря Лорна» и… опять-таки Джоан Бофор! После убийства Джеймса I мятежными баронами вдова его Джоан второй раз вышла замуж - за «Черного рыцаря». Таким образом, Джоан Бофор, дочь Джона Гонта, приходится моему герою прабабушкой дважды – а это, извините, по их меркам, не седьмая вода на киселе, это кровь Плантагенетов, та самая, которая позволила взойти на престол Англии (и тоже через Бофоров, кстати) династии Тюдор… так что я не сильно удивилась, когда Эдуард IV Тюдор обозначил в Вестминстерском пакте Белокурого «возлюбленным кузеном», они – вполне себе родственники.

Но и это еще не все. В бытность свою вдовой королева Джоан жила в замке Данбар, комендантом которого на тот момент был некто Патрик Хепберн, 1-й лорд Хейлс… прямой прапрадед Белокурого. Вот с того момента и повелась в истории повторяющаяся до оскомины тема: Хепберны и королевские вдовы, ибо этой паре – первой, но не последней в истории рода Хепберн – приписывали любовную связь.

С браком родителей Белокурого тоже не все обстояло гладко. На момент, когда я впервые поднимала о нем информацию, десять лет назад, он на всех ресурсах значился единственным потомком своих родителей, однако вот недавно откуда-то обнаружилась у него старшая сестра Элизабет… и я вероятностью именно этой сестры пренебрегла. Но зато Агнесс Стюарт на разных ресурсах – и в разных источниках – периодически приписывали то добрачную, то внебрачную связь с королем Джеймсом IV Стюартом, а также и дочь-бастарда Дженет, рожденную от короля. С этим хотелось разобраться подробней, ибо наличие романа с королем у Агнесс Стюарт бросало изрядную тень и на происхождение моего героя также. Так о чем же пишет Родерик Грэм, в частности, в «Марии Стюарт», когда излагает о «леди Флеминг, дочери графини Босуэлл»? Даже с учетом того, что на момент, когда Дженет Стюарт стала леди Флеминг, графиней Босуэлл уже числилась совершенно другая дама?

Во-первых, Грэм вообще художественно волен в толковании фактов. Один только «заяц в гербе Босуэллов» чего стоит… Во-вторых, леди Стюарт, мать леди Дженет Стюарт-Флеминг, действительно была в реальности – и была любовницей своего кузена-короля Джеймса IV. И она в самом деле была дочерью графа Бакэна, и родила королю дочь-бастарда… вот только была-то это не Агнесс, мать моего героя, а ее старшая (и законная, по некоторым данным, в отличие от Агнесс) сестра – Изабелла Стюарт. Простая сверка фактов по возрасту не дает записать Агнесс Стюарт в матери леди Флеминг – она должна бы тогда была родить последнюю сильно до брака с Адамом Хепберном. Однако, история – такая дама, что она не всегда дает себе труд упорядочивать а) сестер б) королевских любовниц. Да и мнение общества той поры на эту ситуацию было двояким: посудите сами, где одна сестра побывала, там и второй место найдется (сестры Болейн – типичный тому пример). Адам Хепберн был утвержден в правах наследства только после брака с Агнесс Стюарт, хотя со времени смерти его отца к тому моменту уже прошел год – и тому есть два объяснения: 1) король удачно пристроил замуж свою бывшую пассию – причем, по факту, сделал это шантажом в адрес сына своего ближайшего в прошлом сторонника; 2) Адаму было двадцать, а возраст совершеннолетия – двадцать один, и право на полную дееспособность он приобрел именно с браком. А могли, кстати, играть роль и обе указанных причины…

Так или иначе, уже взрослым Патрик Хепберн, пользуясь именно этими двусмысленными обстоятельствами брака своих родителей и вольным поведением своей тетушки Изабеллы, распускал слухи о том, что он – внебрачный сын Джеймса IV. Заметим для себя, что делал он это уже после смерти своего так называемого брата по отцу Джеймса V. «Ничем, впрочем, - как пишет Розалинда Маршалл, - своих претензий не подтверждая». А чем можно было в таких условиях аргументировать? Мастью – Стюарты прямой линии, как правило, обладали светлым, рыжеватым цветом волос. Типом лица – длинное, треугольное, широко расставленные большие глаза, крупный тонкий нос. Примерно такими чертами обладает и двоюродная сестра Белокурого (я продвигаю в тексте именно эту трактовку их родства), настоящая дочь короля, Дженет Стюарт-Флеминг (если отбросить тот факт, что портрет дамы, имевшей прозвище «Прекрасная шотландка», писался лет тридцать спустя ее кончины, да еще и первым шотландским портретистом, который имел очень свое, обособленное понятие о женской красоте).

Вот он, кстати, тот портрет.

Леди Дженет Стюарт Флеминг,  портрет работы Джорджа Джеймсона.
Леди Дженет Стюарт Флеминг, портрет работы Джорджа Джеймсона.
Леди Дженет Стюарт Флеминг, портрет работы Джорджа Джеймсона.

На самом деле, если бы на момент рождения наследника клана или гибели его отца, графа Адама, было хоть малейшее сомнение в законности происхождения мальчика, Патрик Хепберн Болтон, брат Адама, которому тогда - приблизительно 19 лет, сместил бы племянника при полной поддержке родни и кинсменов. Он - второй в линии наследования, взрослый, без двух лет совершеннолетний мужчина... однако, этого не произошло. Не произошло (или не зафиксировано) также ни малейших коллизий при передаче власти выросшему племяннику - хотя власть, конечно, передавалась только частично, по факту дядья продолжали управлять огромным имуществом семьи.

Так что там с претензиями Белокурого на папу-короля? Блефовал, надо думать, в век, лишенный генетической экспертизы. Но с такими исходными данными, пусть даже и подложными, как праправнук Плантагенетов и внебрачный сын короля Шотландии – таки можно было в тот век сделать недурную карьеру… особенно, если он доставал этот козырь из рукава исключительно по собственной прихоти. А что до внешности, так в романе Патрик Хепберн, Белокурый – ни в мать, ни в отца, а в проезжего молодца, точней, сразу в двух молодцов – внешне он похож на двух своих дядей, Джона Хепберна Брихина и Джеймса Стюарта Треквайра.

А теперь давайте вы меня спросите, почему именно он, и зачем я о нем пишу?

Не знаю. В один прекрасный день он просто появился – и всё.

Десять лет назад.

Возникает тема, а дальше ты уж как-нибудь с ней сама… тема, длиною в жизнь. Потому что, сдается мне, окончательно расстанемся мы очень нескоро.

Еще историй об авторе, герое, романе и жизни - здесь.