С любимыми не расставайтесь (человек и карточки) (начало).

4 January

С любимыми не расставайтесь… (человек и карточки).

Что можно по пьяне сделать? Да все что угодно. Деньги потратить, проснуться неизвестно с кем и где, в обезьянник загреметь или в травмпункт, откуда в больницу, и дальше …

А можно приобрести собаку. Впрочем, по порядку.

Василий был сам по себе не страшный, но пьяница ужасный. Лакал все спиртосодержащее, включая одеколон и лекарственные настойки. Вообще он был интеллигент, и в пьяном виде любил рассуждать о Рубенсе и Рембрандте. Это вызывало у окружающих естественный вопрос, не еврей ли он?

После тяжкого пробуждения нашего героя посещали ясные, социально-конформные мысли; и в одно такое утро он попер в сберкассу оплачивать квартиру. Пока он с трудом трясущейся рукой запихивал карточку в банкомат, вокруг него крутился кругленький юноша, предлагая свои услуги.

«Какой, однако, заботливый! Наверное, ему платят за это прыгание. Надо поощрить как-то». И Вася согласился на помощь такого доброго человека, которая ему была совершенно не нужна.

После этого добрый человек пригласил его за столик поговорить. Он ласково спросил, сколько у Васи кредитов? Вася гордо ответил, что в долг из принципа не берет; живет на свои, хоть и более чем скромные, порой. Но свои, трудовые, потовые…

Любил Вася тему развить, правда, всегда терпеливой аудитории не хватало.

Толстячок ласково улыбнулся.

- Я вам хочу предложить «Золотую Карту», на ней пятьдесят тысяч: это не кредит, а подарок от нашего с вами банка. Берете, и тратите. Первые пол года без процентов, а потом такие маленькие…

- Отдавать то надо.

- Да когда угодно, вот договорчик, подпишите, а вот ваша карта.

Вася был дурак, но не совсем круглый, и поэтому решил деньги тратить не спеша.

«Потихонечку, а там глянем, что это за подарок такой».

Но водочки, конечно, взял, и решил махнуть к подруге в Подмосковье. Все, что было, выпил по дороге, поэтому события, которые были потом помнил смутно. Гуляли, смотрели фильм, где прыгала симпатичная собаченция по имени Бетховен.

Вася орал, что все отдаст, если у него будет такая животина, даже пить бросит.

Потом поехали в какой-то дом, где было полно всяких собак. Обратно наш герой перся уже с сумкой, в которой сидел маленький щенок с длинными ушами. Он смотрел на Васю грустно, и, одновременно, бесконечно ласково. Это напоминало взгляд Богоматери на младенца, который бывает на картинах раннего Возрождения.

Вася засыпал, просыпался, но странное явление не исчезало. Дотащился до дома, кинул сумку в коридоре, а свое бренное тело на диван.

Утром Васю разбудили четыре явления: два обыкновенных, и два не очень. Понятные: солнечный свет и пение птичек. Не очень, или совсем непонятные: странный запах и поскуливание.

Солнце на небе, птички на ветках, а вот ароматец откуда, мало приятный?

Встал, и увидел лужу, рядом с которой сидел щенок и смотрел грустно, как сама воплощенная мировая скорбь.

«Я не хотела, бессознательный рефлекс сам пришел».