2189 subscribers

Борьба классовая и кассовая

491 full read
733 story viewsUnique page visitors
491 read the story to the endThat's 67% of the total page views
2 minutes — average reading time
Борьба классовая и кассовая

Как-то давно один знакомый, чей покойный прадед был профессором в медицинском институте при Сталине, показал мне брошюрку 1949 года издания с очень необычным названием: «За социалистическую гистологию». Её бесплатно раздавали на кафедре гистологии, которой тот заведовал.

Само по себе название было образцом абсурда 80-го уровня. Гистология — это наука о тканях организма, они абсолютно одинаковые (в норме, ненормальные ткани являются предметом изучения иной дисциплины — патологической анатомии) хоть при рабовладельческом строе, хоть при капитализме, хоть при коммунизме. Поэтому, если можно допустить существование буржуазной историографии, социологии или литературоведения, то социалистическая гистология — не меньший морок, чем придуманная пронацистскими учёными Ленардом и Штарком на радость Гитлеру «арийская физика». Физика, как и гистология, изучает объективные факты и закономерности, посему не может носить ни расового, ни идеологического характера.

Не менее интересным, чем название, было и содержание брошюрки. В ней один профессор раскатывал в тонкий блин другого за то, что тот «преувеличивал» роль пруссака Рудольфа Вирхова, якобы пренебрегая достижениями современных ему российских учёных (кстати, при чём тут социализм? Во времена Вирхова в России была феодально-бюрократическая монархия, намного более реакционная, чем её немецкий аналог). Между прочим, этих современных Вирхову российских учёных не существовало, равно как и французских или американских, ибо именно Вирхов был основоположником научной гистологии и патологической анатомии. Несмотря на обвинения в космополитизме, объект критики был не менее русским (им был проф. Н.Г.Хлопин), чем автор брошюрки, так что антисемитский аспект кампании был не по теме.

В заключительной части книжонки содержались призывы гнать таких псевдоучёных, низкопоклонствующих перед западной наукой, поганой метлой. А может быть, даже принять меры иного характера из арсенала ведомства генерал-полковника В.С.Абакумова — обвинения Хлопина во вредительстве звучали недвусмысленно.

Борьба классовая и кассовая

Самое интересное, что во всём тексте не было ни одного обвинения в ошибках профессионального характера, вроде, например, отнесения печёночной паренхимы к поперечнополосатой мускулатуре (что есть жуткий бред на уровне причисления зебры к насекомым). Исключительно идеологические наезды, при этом постоянно проводилась мысль о том, что отклонения от единственно верного учения Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина носили не случайный, а сознательный характер. То есть, это было даже больше, чем лысенковщина: лысенковцы хотя бы утверждали, что их оппоненты категорически неправы в профессиональном смысле, а идеологический наезд был вторичным, как объяснение причин их неправоты: мол, подошли к вопросу наследственности с идеалистических позиций, потому и сели в лужу. В брошюрке же все обвинения носили исключительно идеологический и философский характер, обвинений в некомпетентности или бесполезности проведённых исследований против Хлопина не выдвигали.

Хорошее объяснение подобному феномену содержится в мемуарах советского историка и экономиста Николая Павловича Романова Полетики:

Все это на фоне происходивших непрерывно «идеологических чисток» в партии приводило к тому, что педагогический персонал вузов был раздираем непрерывными склоками. Многие преподаватели, члены партии или комсомольцы в борьбе за свои места и ставки прибегали к открытым (обычно статья в вузовской газете с обвинением соперника в «уклонах», чаще всего в троцкизме, и. т.д.) или к тайным доносам в партком вуза. За время моей преподавательской деятельности мне пришлось отбиваться от тех и от других с большими или меньшими потерями. Моим главным преимуществом являлся тот факт, что я оставался беспартийным. Я не был участником борьбы за власть, а только зрителем этой борьбы, переходившей зачастую из «классовой» в «кассовую борьбу», в счеты преподавателей друг с другом.

Проще говоря, все эти наезды идеологического характера носили характер борьбы именно кассовой, мышиной возни у корыта, наполненного вкусным хрючевом: до середины 60-х доходы научных работников были существенно выше оплаты труда рабочих и служащих, а штатные расписания вузов и НИИ были не резиновыми...