2189 subscribers

Этакий вот фольклор

106 full reads
122 story viewsUnique page visitors
106 read the story to the endThat's 87% of the total page views
1 minute — average reading time

Фольклор в советское время был в чести у начальства по линии культур-мультур, редко какой транслируемый по телевизору концерт обходился без него. Вначале шло что-то опупенно пафосное и идейно-патриотическое в исполнении хора Советской Армии или непременного Кобзона, затем — чуток классики или пресловутого фольклора, и только потом — награда для дотерпевшего до этого момента зрителя в виде Пугачёвой или Леонтьева (это в начале 80-х, десятилетием ранее — Магомаева и Пахоменко).

Этакий вот фольклор

Но на самом деле, то, что подавалось под видом аутентичного фольклора, было, скорее, сочинением переживших все бури и грозы ильфопетровскихл литхалтурщиков Леонида Трепетовского, Бориса Аммиакова и Усышкина-Вертера. В 30-е годы они сочиняли что-то про полярников и лётчиков, в 60-е — про космос, а в 70-е, когда вошло в моду «возвращение к корням» — имитацию фольклора.

Своими ушами слышал выступление по ТВ какого-то башкирского хора с песней, в которой припев был понятен даже тем, кто до этого не догадывался о существовании башкир и их языка: «Косилка, молотилка, сортировка, веялка!» (весь остальной текст был по-башкирски и звучал для русскоязычного слушателя, как «дыр-мыр-пыр-тыр-жыр»). Хор исполнял якобы традиционные народные песни, но едва ли текст про сельхозтехнику сочинил акын былых времён, ограничивавшийся гонораром в виде стакана кобыльего молока с солёным огурцом. Я включил ТВ во время выступления этого хора просто чтобы не пропустить начало трансляции хоккейного матча СССР-ЧССР, но хор совершенно неожиданно и непреднамеренно меня повеселил косилкой-молотилкой.

Настоящий же фольклор был намного менее благостным. Вот любопытное описание столкновения с ним горожанки. Автором повествования был её муж, имевший родню в тех местах, куда не только Макар, но даже Пипин Короткий телят не гонял.

Этакий вот фольклор
Приходилос­ь в молодости знакомить свою жену с родственни­ками даже не то что из провинции,­ а из настолько дремучих мест, что и сейчас они весьма девственны­ и даже сейчас экология не только не страдает, а и процветает­ вовсю. Дядя мой, очень брутальный­ и друидный, всю жизнь, с перерывами­ на войну, проживший среди болот (и сейчас здравствую­щий, слава Богу!) очень старался понравитьс­я городской невестке и после медовухи, когда уже душа просила песни, предложил ей выбрать песню, которую она хочет, чтобы компанией спеть.
Супруга моя, еще не искушённ­ая простонаро­дным общением и в надежде не осквернить­ свой слух неприличия­ми, выбрала «Калинку»,­ потому как в аккомпанементе к ледовым выступлениям Ирины Родниной она не чувствовал­а подвоха. Дядя обрадовалс­я и зауважал мою жену резко, что меня удивило. Дядя Ирину Роднину не видел и не слушал, зато знал исходный народный вариант песни и запел: «Ой ты, брате, раскудрит (в оригинале — другое слово, из числа запретных на Дзене) твою мать, оженился ни кола ни дворааааа!­ Калинка-малинка моя, в саду ягода малинка мояяя!!!»