2189 subscribers

Как попович Библию редактировал

Жил в СССР такой гражданин — Николай Евгеньевич Карельский, сын расстрелянного попа, который не сориентировался в обстановке и поддержал антоновский мятеж на Тамбовщине.

Несмотря на репрессированного близкого родственника, он очень неплохо вписался в советскую действительность, заделался писателем из числа кондовейших соцреалистов: разоблачал троцкистскую оппозицию, боролся с «безродным космополитизмом», пропагандировал «культ личности».

Николай Вирта
Николай Вирта
Николай Вирта

Считается одним из показательных представителей так называемой «теории бесконфликтности ». Известен он под литературным псевдонимом «Николай Вирта». Вернее, малоизвестен: в силу нарочитой бездарности этот автор давно и заслуженно позабыт, несмотря на орден Ленина и целых 4 Сталинских премии. Многие ли смогут хотя бы приблизительно пересказать сюжет его пьесы «Заговор обречённых», за которую он отхватил 100 тысяч рублей в виде Сталинской премии I степени, и по которой Михаил Калатозов снял в 1950 году кинище?

В творческой биографии Вирты есть совершенно уникальный сюжет, непосредственно связанный с именем Сталина. Журналист А. Ваксберг рассказывает: «После стольких лет гонений и травли Сталин вдруг в 1943 г. вспомнил о церкви. Решил привлечь, поддержать. Патриотическая позиция церкви и ее влияние на значительную часть населения в военных условиях могли пригодиться. Для начала было разрешено ограниченным тиражом издать Библию. Организацию и надзор Сталин поручил Молотову. Тот передоверил Вышинскому.

Пустить это дело на самотек было нельзя, отправить Библию в цензуру ни Молотов, ни Вышинский (даже они!) не решились. Трудно сказать, кому из них пришла в голову мысль найти чрезвычайного цензора, для этой (и только для этой) работы подобранного. Облечь его полным доверием. Возложить почетную миссию проштудировать Библию, вылавливая сомнительный текст, наносящий урон советской власти. При особой необходимости отредактировать, сделать купюры (sic!). Благо, не привыкать...

Советская антирелигиозная карикатура
Советская антирелигиозная карикатура
Советская антирелигиозная карикатура
А это — антисоветская карикатура о культурной политике СССР
А это — антисоветская карикатура о культурной политике СССР
А это — антисоветская карикатура о культурной политике СССР

Это был известный писатель Николай Вирта, совсем недавно еще травимый как «антоновец», а потом вдруг обласканный, отмеченный

Сталинской премией, удостоенный похвальных рецензий: Сталину понравился его роман «Одиночество», как понравились (причуды тирана!) булгаковские «Дни Турбиных» и пастернаковские переводы из грузинских поэтов.

Впоследствии Вирта рассказывал, что предложение стать цензором и редактором Библии повергло его в смятение. Но и отказаться было бы самоубийством. К тому же Вышинский изложил поручение так: «Задание товарища Сталина и личная просьба самого митрополита Сергия», который был тогда местоблюстителем патриаршего престола. Попробуй — откажись...

Вирта взялся за работу. Наконец-то представилась возможность спокойно, не торопясь, прочитать Великую, Книгу. Увы, насладиться мыслью, поэзией, духом было ему не дано: ведь читал он не для души — искал «крамолу» — нежелательные «намеки», аллюзии, ассоциации...

С особым старанием отыскивал портретные черты: вдруг, к примеру, появится где-то человек с усами — не воспримет ли это читатель, наш простой советский читатель, не воспримет ли он «усы» как-то не так? «В современном ключе»...

Митрополит, «по просьбе» которого Вирта взялся за эту работу, узнав, что тот намерен редактировать Библию, пришел в смятение, но деваться было некуда — разве что ждать. По счастью, цензор-редактор крамолы в Библии не нашел, издание разрешил и явился к Вышинскому доложить об исполненном поручении. По некоторым данным, за эту услугу он получил от РПЦ 500 тыс. рублей.

А окажись он идейным коммунистом и найди признаки реакционной буржуазной идеологии, скажем, в Книге Исхода, Псалтыре или во всех Евангелиях разом? Если удалось найти её даже в абсолютно далёкой от общественных и духовно-идеологических проблем гистологии (науке о тканях организма) в начале 50-х годов, то найти такое в Библии сам Бог Сталин велел.

Неужели вышла бы Библия без этих разделов или же с ними, но коренным образом переписанными четырёхкратным лауреатом Сталинской премии Николаем Виртой? Например, ввёл бы туда что-нибудь о борьбе пролетариата против эксплуатации несколько тысяч лет назад (не указывая, в свете новых веяний, этническую принадлежность этого пролетариата) или о борьбе колхозного крестьянства Иудеи против кулаков и подкулачников, Синедриона и пятого прокуратора Иудеи всадника Понтия Пилата в I веке Р.Х. А заодно ввёл бы в контекст войн, ведшихся Иисусом Навином против хананейцев, что-нибудь о вдохновивших этого военачальника 10 сталинских ударах.