2189 subscribers

Ничего себе празднички

<100 full reads
106 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 65% of the total page views
4 minutes — average reading time

Праздник обычно бывает посвящён какому-то хорошему событию в прошлом и предназначен для радости. Помню, как часть людей нервировала обязаловка в советские праздники, вроде участия в демонстрации трудящихся, независимо от погоды: тучи разгоняли лишь над Москвой, 7 ноября во многих местах России уже был изрядный колотун, а любителями отойти в сторонку и бухнуть в подворотне принесённый портвейн были далеко не все.

Но эти советские принудиловки, включая субботники на ленинскую годовщину — мелкая неприятность по сравнению с праздничными традициями некоторых народов. У европейцев такие лютые традиции были в античности и в средневековье, а у некоторых племён Африки и народов Азии — по сей лень. И назвать такие праздники весёлыми и радостными невозможно, хотя кто знает, может участники и радовались тому, что до них ещё очередь не дошла или они уже вышли из соответствующего возраста.

Чемпионами по лютости можно признать средневековых индейцев Центральной Америки. Мел Гибсон не сочинил одну из их традиций в фильме «Апокалипсис»: она существовала на самом деле.

Кадр из фильма Apocalypto
Кадр из фильма Apocalypto
Кадр из фильма Apocalypto

У ацтеков был ежегодный праздник, по мотивам которого впору снимать настоящий фильм ужасов. Этот фестиваль по названию Tlacaxipehualiztli («свежевание мужчин»), проводился в честь Шипе Топека («господа с содранной кожей») — бога плодородия у ацтеков. Tlacaxipehualiztli был самым большим фестивалем в течение года у ацтеков, а также самым кровавым. Ацтеки подвергали пленных сложным ритуалам, а несколько дней спустя их приносили в жертву Шипе Тотеку. Жрецы вырезали сердца еще у живых жертв, после чего поднимали их вверх на протянутых руках на всеобщее обозрение. После этого жрецы свежевали своих жертв, полностью снимая с них кожу. Более того, жрецы после этого одевали на себя снятую кожу принесенных в жертву людей. Позже во время фестиваля жрецы носили отрубленные головы жертв, тела которых разрезали на куски и даже частично съедали. В общем, Гибсон пощадил аудиторию и показал это несколько схематично, без лишних подробностей и крупных планов.

И помнит мир спасённый... Вот так ацтеки спасали мир каждые 52 года
И помнит мир спасённый... Вот так ацтеки спасали мир каждые 52 года
И помнит мир спасённый... Вот так ацтеки спасали мир каждые 52 года

Но этим изобретательность ацтеков не исчерпывалась: они считали, что мир должен погибнуть через каждые 52 года, если они не сохранят его в ходе жуткого ритуала под названием «Церемония нового огня». Каждые 52 года ацтеки тщательно «вычищали» свои дома от наиболее ценного имущества, которое сразу же бросалось в костер. Позже возник ритуал «нового огня», во время которого жрецы, одетые в мантии с символикой своих богов, разрезали грудь жертвам и клали внутрь тлеющие угли, буквально разжигая костер внутри человека. После того, как жертва загоралась, ее бросали в большой костер. В это время вокруг шло бурное празднование… ведь мир был «спасен» еще на 52 года.

По сравнению с ацтекскими художествами традиции некоторых других народов, сохранившиеся по сей день, смотрятся уже не столь жутко, хотя и они завязаны на мучительстве и крови.

Начнём со средневековых европейцев. 28 декабря они отмечали День святых Невинных Младенцев Вифлеемских (или День Избиения младенцев), упоминаемое в Новом Завете. И чтобы их собственные ребёнки не испортили траурную атмосферу своими беготнёй и смехом, им учиняли то же самое в лайт-версии — родители вытаскивали ушастиков рано утром из постелей и избивали от всей души.

Вот это событие, за которое царя Ирода прозвали иродом, отмечалось 28 декабря
Вот это событие, за которое царя Ирода прозвали иродом, отмечалось 28 декабря
Вот это событие, за которое царя Ирода прозвали иродом, отмечалось 28 декабря

А боливийский праздник Тинку предусматривал избиение взрослых. Начинается праздник с того, что люди в течение нескольких дней употребляют обильное количество спиртного (какой мордобой без хорошей пьянки!). Затем они приносят в жертву ламу (в смысле местного верблюда, а не буддистского попа) и исполняют ритуальные танцы. После завершения ритуала алкогольные возлияние продолжаются, и люди начинают драться друг с другом. Молодежь, старики, мужчины, женщины — все избивают друг друга во имя мира. Цель — искоренить гнев, который люди могут испытывать друг к другу. Местные жители считают кровь символом плодородия и утверждают, что Тинку способствует хорошему урожаю. Сегодня, правда, это празднество проводится под контролем полиции.

Впрочем, не примите за русофобию, ещё 150 лет назад нечто подобное происходило и в Российской империи — драки стенка на стенку и тоже в праздники, главным образом, престольные. Совершенно незнакомые друг с другом люди были готовы запинать друг друга до смерти или инвалидности. Отголоски этого сохранились в виде вражды малолеток разных районов одного города, в наиболее выраженной форме они наблюдались в Казани середины и конца 70-х.

Стенка на стенку
Стенка на стенку
Стенка на стенку

Для кого-то это — проявление молодецкой удали, а те, кому не повезло, могли бы попасть в реанимацию, если бы она к тому времени уже существовала. Но поскольку её не было, им приходилось помирать без всякой медицинской помощи. Становиться инвалидом в эпоху, когда отсутствовало социальное обеспечение — тот ещё квест, поскольку таким людям оставалось разве что просить Христа ради. Тем не менее, в этой «забаве» участвовали в том числе и женатые мужики, отцы семейств, рисковавшие обречь на нищету всю свою семью в случае, если их убьют или покалечат, а ребёнки с ушками ещё мелкие и не могут быть полноценными работниками.

Отдельного упоминания стоят различные садистские обряды инициации мальчиков, которые существуют у дикарей по сей день. Скажем, индейцы племени сатере-маве используют для этого муравья-пулю, укусы которого отличаются нарочитой болезненностью, поскольку их яд содержит нейротоксины. На руки испытуемым, не провинившимся ничем, кроме того, что у них начали расти волосы на теле (то есть, по возрасту они примерно соответствуют советским шестиклассникам), надевают особо сплетённые перчатки из растений (листьев и веточек) с муравьиными жалами, направленными внутрь. Перчатки надевают примерно на 10 минут, что приводит к временному параличу и на несколько дней к потере чувствительности ужаленных пальцев. Позднее повторяют подобные действия до 20 раз за несколько месяцев или за целый год.

Инициация мальчика муравьиной перчаткой
Инициация мальчика муравьиной перчаткой
Инициация мальчика муравьиной перчаткой

Впрочем, вернёмся к теме праздников. В племени джафун фулани в Нигерии практикуется мучительный ритуал по отношению к молодым юношам. Два раза в год проводится фестиваль инициации, во время которого с юношей снимают верхнюю одежду, после чего их выводят на площадь. Там юношей начинают жестоко избивать плетьми другие члены племени примерно того же возраста. Подобное испытание должны пройти все, кто собирается сделать девушке предложение. Если молодой человек даже вздрогнет во время ритуала, то его посчитают трусом и подвергнут публичному унижению. Большинство мальчиков в конечном итоге остаются с огромными шрамами на всю оставшуюся жизнь.

Мазосадохизм к вящей славе Божией 800 лет назад
Мазосадохизм к вящей славе Божией 800 лет назад
Мазосадохизм к вящей славе Божией 800 лет назад

Отдельного упоминания заслуживают праздники, сопровождающиеся самобичеванием. Если в Европе флагеллантство — самобичевание, которое могло быть как публичным, так и келейным, было популярным в XIII-XIV веках до запрета его Папой Климентом VI в 1349 году, то современные мусульмане-шииты (не все, конечно, в светском космополитичном Баку ничего подобного не происходит, хотя верующие бакинские азербайджанцы, бывшие до 1806 года подданными персидского шаха, являются шиитами) практикуют даже более жёсткие формы членовредительства во время праздника Ашура, известного также под названием «шахсей-вахсей».

У суннитов, вроде турок, саудовцев или египтян, этот праздник аналогичен еврейской Пасхе — годовщине освобождения израильтян под предводительством пророка Моисея (наби Муса в исламской традиции) от рабства в Египте, и его празднуют весело и радостно со всякими вкусняшками.

Другое дело у шиитов. Для них это день смерти имама Хусейна ибн Али (потомка пророка Мухаммада). В память об этом они уже 1300 лет практикуют кровавый ритуал. На 10-й день месяца Мухаррам (оттуда и название праздника — Ашура, от арабского слова «ашара», что значит 10, название же «шахсей-вахсей» происходит от традиционного скорбного восклицания «Шах Хусейн, вах, Хусейн!») шииты собираются на площадях и избивают себя мечами или цепями, чтобы оплакать смерть Хусейна. В последние годы подобное самобичевание осуждается большинством шиитских лидеров, тем не менее тысячи мусульман-шиитов по всему миру по-прежнему предпочитают маршировать по улицам в лужах собственной крови.

Ашура в Нью-Дели, естественно, эти мужчины не индусы, а мусульмане-шииты
Ашура в Нью-Дели, естественно, эти мужчины не индусы, а мусульмане-шииты
Ашура в Нью-Дели, естественно, эти мужчины не индусы, а мусульмане-шииты

И вот спрашивается, на фиг нужны такие праздники, в которые вместо радости — боль и страдание? Не лучше ли заменить их чем-то вроде бразильского карнавала или русской Масленицы (но без кулачных боёв, конечно, а с радостным поеданием блинов с икрой)?