2189 subscribers

Родина слонов

171 full read
236 story viewsUnique page visitors
171 read the story to the endThat's 72% of the total page views
3 minutes — average reading time
Родина слонов

Прозвище «Россия — родина слонов» получила кампания по борьбе с низкопоклонством перед Западом, развёрнутая в ранние послевоенные годы. Когда советские солдаты и младшие офицеры прогнав гитлеровцев со своей земли, вступили на территорию иностранных государств, куда раньше могли попасть только тщательно проверенные по анкете дипломаты и шпионы, они столкнулись с тем, что уровень и качество жизни там в разы превосходят те условия, в которых они жили в своих колхозах и провинциальных посёлках и даже больших городах за пределами Москвы.

Необходимо было срочно найти противоядие этой невольной, но при этом неизбежной идеологической диверсии. Казалось бы, рецепт простой — поднять уровень жизни у себя в стране. Но его реализации мешали объективные и субъективные факторы. С объективными понятно — это раздолбанная в щебёнку четверть европейской, наиболее промышленно развитой, территории страны. А субъективные заключались в том, что руководство было категорически против массовой зажиточности подопечного населения.

Зажиточный человек в определённый момент может стать самодостаточным, того и гляди, додумается до того, что видел в гробу и соответствующего цвета тапочках партийное руководство всеми сторонами своей жизни. Кроме того, сытым свойственно благодушие, им есть что терять, и они без восторга относятся к перспективе отдать свою жизнь за имперские фанаберии, оформленные в виде псевдомарксистской фразеологии. А имперских планов у Сталина и Ко. было предостаточно, имелись намерения отхватить кусок от Турции и Ирана и насадить просоветский режим в Греции, и лишь ядерная монополия США 1945-49 гг. вынудила усатого сдать назад. Но от идеи держать народ готовым к жертве собственной жизни за империю он едва ли отказался.

Что делать, когда для повышения уровня жизни населения нет ни возможности, ни желания? В таких случаях пытаются накормить это самое население возвышенным бредом. Чтобы отвлечь от урчания пустого желудка. Этим и стала кампания поиска русских приоритетов (главным образом, дореволюционных, задача откопать советские приоритеты была совсем уж невыполнимой). Но проблема была в том, что советская партийная бюрократия, руководившая мероприятием, имела свойства анти-Мидаса. Если мифический царь Мидас превращал всё, к чему прикасался, в золото, то бюрократы — в духмяную коричневую массу, наполняющую толстый кишечник до похода в уборную.

О том, как всё это развивалось, рассуждает историк М.Р.Хейфец. Цитируется по ЖЖ jlm-taurus.

Родина слонов

Время (раннее послевоенное — прим. ЗпД) не рождало в нас какой-то антисоветизм, поймите правильно, просто оно было как-то душное и противное, вот это я помню отчётливо. И возникало парадоксальное ощущение, что партия стала организацией, в которой исчезли любые толковые кадры – всякая партийная кампания превращалась в посмешище, над которым, ну, нельзя было просто невозможно не ухмыльнуться…

Например, кампания по борьбе с низкопоклонством перед Западом, возможно, имела реальный смысл в России – говорю серьёзно! – она внушала русским людям уверенность в своих силах, в своих талантах, в способности решать встающие перед обществом проблемы самим, т. е. без заимствований и подражания Западу. Русский народ, действительно, от природы талантлив – но не ценит свои таланты вовсе! Имело смысл внушать ему, что он может сам работать, сам развиваться, с этим я могу согласиться… Кстати, и самоё идею подсказал Сталину умница, академик Капица, – имелся, имелся в ней здравый смысл. Но во что она превратилась стараниями партийного аппарата?! Французскую булочку переименовали в «городскую», популярное кафе «Норд» стали звать «Севером»… Экое русское новшество! Началась борьба за русские приоритеты во всех областях – совершенно идиотская, потому что её инициаторы сами себе придумывали мнимый заграничный приоритет и потом его сами себе опровергали…

Например, якобы паровую машину придумал Ползунов, а вовсе не Уатт, хотя никто и никогда, даже на уроках физики, не утверждал, что Уатт придумал ПЕРВЫМ паровую машину. В наших же школьных пособиях красовались паровые машины Папена и Тревитика, много более давние, чем у Ползунова и Уатта, – Уатт же придумал первую ПАРОВУЮ МАШИНУ УАТТА, ту самую, которая создала промышленный переворот в Европе. А с этим кто ж мог спорить? Или, мол, Лодыгин, а не Эдисон придумал первую лампочку накаливания – но Эдисон, конечно, не придумывал первую лампочку накаливания, что правда, опыты с ней проводились до него, и до Лодыгина тоже, Эдисон придумал СЕТЬ для освещения домов и улиц. И такой кампанией достигался эффект прямо противоположный задуманному – компрометация русской науки и техники, которая вообще начинала казаться фикцией. Тем паче, что сам сталинский аппарат не умел в практике ставить реальные технические и хозяйственные задачи и проекты директорам, он привык в постановке проблем рабски следовать за секретами, добытыми ему извне разведкой! Отсюда, естественно, проистекало в СССР постоянное преимущество любых иностранных новшеств перед советскими (характерный пример: Сталин поставил важнейшую задачу науке и промышленности – создать атомную бомбу, узнав, что её делают в США и Великобритании).

Отечественные философы ещё не успели добраться до физики, в стране оставались великолепные кадры, которых не успели истребить… Они выполнили поставленную задачу – создали бомбу в кратчайшие сроки. Но… им не позволили запустить в жизнь собственные разработки! Для начала приказали скопировать украденный в Штатах «толстяк» – что было выполнено. И лишь через два года позволили своё тоже попробовать – тогда и выяснилось, что советская бомба вдвое легче американского оригинала и вдвое мощнее. Но что мог понять в этом деле не только малограмотный в физике вождь, но даже его помощник, очень талантливый организатор Берия?