2189 subscribers

Весёлые дома столицы

1,2k full reads
1,7k story viewsUnique page visitors
1,2k read the story to the endThat's 73% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Адвокаты защищают всех попавших под суд — такова их работа. И это не означает, что они одобряют род занятий или деяния своих клиентов. Даже у Чикатило был защитник, которому едва ли нравились похождения этого работника народного образования. Среди клиентов адвоката Якова Айзенштата оказалась и крупная московская бандерша (не путать с бандеровцами, бандерша — это дама-сymенёр, содержательница борделя, либо сводня). В ходе суда и следствия выяснилось немало интересных подробностей. Отметим, что заявление об использовании женщин нетяжёлого поведения комитетом госбезопасности сделал не адвокат, а его подзащитная.

Весёлые дома столицы

Советская пропаганда обычно громко трубит о том, что такие явления как npocmumуция, дома терпимости, притоны разврата — это удел Запада. Советская цензура запрещает что-либо сообщать о таких явлениях в СССР, и у многих создается ложное впечатление о том, что советский строй не знает npocmumуции, домов терпимости, притонов разврата. В действительности дело обстоит совсем не так. Реальную картину можно увидеть по материалам судебных процессов, прошедших в Москве. Одним из самых крупных было дело Мушинской, которая организовала свою фирму на широкую ногу. У нее работало более 200 девиц. Для некоторых из них npocmumуция была основным и единственным занятием, другие совмещали свою работу в качестве npocmumуток в фирме Мушинской с работой на разных должностях в государственных учреждениях.

Мушинская за соответствующее вознаграждение привлекла к сотрудничеству хозяев трех московских квартир, но в этих трех квартирах она не могла обеспечить рабочими местами всех привлеченных ею девиц, и при допросе одной из них в заседании судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда было установлено, что девица обслуживала по указанию Мушинской клиентов фирмы в двадцати московских гостиницах. Фамилии мужчин — постоянных клиентов фирмы Мушинская записывала в две толстые тетради. Одна тетрадь пропала, а вторая попала в руки следственных органов и фигурировала в суде.

Среди постоянных клиентов были народный артист РСФСР укротитель хищников Борис Эдер, священник подмосковной церкви, много преподавателей строительного института, джазистов, врач арбатской платной поликлиники и многие другие. Поскольку дело расследовалось в бытность у власти Хрущева и именно в тот период, когда в моде были меры воспитания, то следственные органы еще в период следствия послали по месту работы каждого постоянного клиента письма следующего содержания: "Ваш работник такой-то систематически посещал прumoн разврата. Просим принять меры общественного воздействия". Почти всех этих лиц уволили с работы, никто из них не оспаривал увольнение, хотя по закону они могли возражать.

Более того, когда этих постоянных клиентов допрашивали в судебном заседании Московского городского суда в качестве свидетелей и спрашивали их, после допроса по существу дела, правильно ли их уволили с работы, каждый отвечал: "Да, правильно". Они были так опозорены, что не хотели обсуждать вопрос о правильности или неправильности увольнения. По существу же дела у них суд прежде всего выяснял, сколько они платили. Суд интересовался калькуляцией, сколько из той суммы, которую платил клиент, получала сама npocmumутка, сколько хозяйка или хозяин квартиры и сколько Мушинская. Было установлено, что сумма делилась на три равные доли. Мушинская была замужем, ее муж - скромный инженер, ничего не знал о делах жены. Она занималась делами фирмы днем, когда муж был на работе.

Оказалось, что это явление существует не только при капитализме
Оказалось, что это явление существует не только при капитализме
Оказалось, что это явление существует не только при капитализме

Прошло следствие по этому делу, начался суд, а муж Мушинской все не верил в то, что его жена в чем-то виновата. Он часами просиживал у нас в юридической консультации, дожидаясь возможности поговорить с адвокатом Фейгиным. который защищал Мушинскую. А в Московском городском суде Мушинская давала подробные показания о работе своей фирмы, о том. как она привлекла хозяев квартир, как она обучала девиц различным половым извращениям. Один из постоянных клиентов (врач арбатской платной поликлиники) был мазохист, и МушинскоЙ пришлось потратить много труда, чтобы объяснить своим девицам, что от них требуется, и что человек получает удовлетворение от избиения. В суде можно было услышать такое "уточнение" со стороны Мушинской. Председательствующий спрашивает Мушинскую: "Вы подтверждаете показания свидетельницы Ивановой, что вы обучали ее извращенным формам на морковке?" Мушинская отвечает: "Показания Ивановой подтверждаю частично. Я ее обучала, но не на морковке, а на клиенте".

По советским законам npocmumуция не влечет за собой уголовную ответственность. Все npocmumутки и постоянные клиенты фигурировали по делу как свидетели. На скамье подсудимых были только Мушинская и хозяева квартир, ибо закон предусматривает уголовную ответственность лишь за содержание притонов разврата и сводничество с корыстной целью. Мушинская на суде объяснила, что первоначально она была вовлечена в эту деятельность органами государственной безопасности, которые широко используют npocmumуток в своих целях для наблюдения за иностранными дипломатами, иностранными туристами и некоторыми советскими гражданами.

Под Москвой имеются специальные заведения, где КГБ готовит таких девиц. Их называют "ласточками". Мушинская ходатайствовала перед судом о вызове в суд работников КГБ и истребовании документов, которые бы подтвердили ее показания о том, как она была повлечена в эту "творческую" деятельность. Эти ходатайства были отвергнуты судом. Мушинская и хозяева квартир были осуждены на разные сроки лишения свободы. А npocmumуция и дома терпимости в Москве продолжали развиваться. Особо широко развито в Москве сотрудничество между npocmumутками и некоторыми таксистами. Некоторые таксисты работают на пару с постоянной npocmumуткой, которая обслуживает клиента в такси, или таксист привозит клиента на квартиру к своей npocmumутке.

Сведения о московских npocmumутках, работающих в такси, впервые проникли на Запад во время московского молодежного фестиваля, и в западных газетах появились статьи под заголовками: "Московские дома терпимости на колесах". Сравнительно недавно в Москве был обнаружен небольшой дом терпимости у Покровских ворот. Его содержали мать и дочь, которые сами обслуживали клиентов и лишь иногда привлекали других женщин. Клиентов им чаше всего привозили таксисты. Иногда таксисты сами вовлекали в npocmumуцию девушек и девочек.

По делу о доме терпимости у Покровских ворот было установлено, что один таксист ночью обнаружил на улице 13-летнюю девочку, убежавшую из дому. Он сначала сошелся с ней сам, а потом вовлек ее в npocmumуцию, и в доме терпимости у Покровских ворот вскоре эта девочка показывала рекорды по числу мужчин, которых она обслуживала за сутки.

А это заведение — уже не в Москве, а в довоенной Франции
А это заведение — уже не в Москве, а в довоенной Франции
А это заведение — уже не в Москве, а в довоенной Франции

Однажды в дом терпимости у Покровских ворот днем прибыло несколько приехавших в командировку в Москву монголов, а на месте была лишь хозяйка дома. Она не могла допустить, чтобы фирма оказалась несостоятельной. Ей пришлось сходить в находившееся недалеко кафе "Чайка". Там она обратилась к двум женщинам, работающим на кухне, с предложением выручить ее заведение. Они согласились, ибо как раз в это время у них был обеденный перерыв на работе, и они смогли отлучиться с работы, чтобы получить дополнительный заработок. Монголы расплачивались не деньгами, а шерстяными свитерами. Такова жизнь, таковы факты, выявленные на этих судебных процессах. Но все эти процессы не освещаются в советской печати из-за запретов цензуры, а советская пропаганда продолжает утверждать, что npocmumуция существует только на Западе.