Время как призвание

   А потом мы с Голди просто висели в пространстве среди звезд. До этого я всегда ощущал одиночество, а теперь все вокруг преобразилось и мир холодной красоты, превратился в теплую и нежную реку времени.   Я смотрел, как Голди парила рядом, ее волосы разметались во все стороны, голое тело светилось в свете далеких звезд и туманностей, а сама она вращалась в мистическом танце.   

– Я никогда не видела ничего прекраснее, спасибо тебе мой милый муж, – Она поравнялась со мной и взяла меня за руку.   Я настоящая нимфа космоса, хочу остаться здесь навсегда! А ты мой верный рыцарь, возьмешь свою даму сердца в этот райский предел. Я обнял и поцеловал ее.   – Конечно, милая.   Но мой мозг, ритмично отмерял последние минуты погружения. Три, два, один, молотком застучали секунды, и мы со вздохом разочарования оказались среди мертвого металла на корабле.

* * *

   После первого совместного прыжка в будущее у нас с Голди началась новая жизнь. Я старался почти всегда брать ее с собой. От этого мои погружения стали более насыщенными, и приобрели, помимо практического, личный интерес.   Одно меня смущало, чтобы совершить совместный переход, мы должны были быть полностью обнаженными. Все это красиво и приятно, когда мы в одиночестве, и никто не пялится на нас во все глаза. И другое дело, когда рубка полна народа. А просить капитана каждый раз оставить нас в одиночестве, моя совесть уже не позволяла.   Вот и приходилось выкраивать время урывками, когда мы с Голди стояли вахту. На «Сигме» наши вахты выпадали раз в три дня, и я упросил Янга назначать нас на дежурство только в ночные смены. Капитан все прекрасно понял, и препятствовать нам не стал.   

И эти ночи были для нас полны звезд. И сказочных неземных приключений. Мы просто питались энергией космоса, становились с ним одним целым.   Но все когда-нибудь подходит к концу. Завершался и наш двухмесячный вояж в пояс Койпера.   Сегодня в 11.00 по корабельному времени мы стартовали домой на Луну. Путь назад не запомнился ничем особенным, разве что пару раз срабатывали датчики метеоритной тревоги, это в обшивку «Сигмы» попадали микрометеориты.

– Вот и молодец, детка, – бандит отвел нож от подбородка Герды и резким ударом вонзил лезвие ей прямо с сонную артерию.   Герда выгнулась, приподнявшись над спинкой стула и пару раз вздрогнув, упала головой на стол с резким, громким звуком.

Главарь вытащил нож из горла жертвы и кровь, равномерными толчками, стала вытекать из раны.   Герда была еще жива и пыталась рукой заткнуть дырку на шее, но безрезультатно. Наконец, она в последний раз взмахнула рукой и, расслабившись, сползла на пол...

   ...Я совершенно опустошенный и ошарашенный очнулся у двери номера и тут же бросился к кровати мирно спящей жены.   – Голди, просыпайся, – я поцеловал ее в плечо.   Моя любимая тут же беззвучно села на краешек кровати и, не говоря ни слова, стала одеваться, лишь изредка бросая на меня укоризненные взгляды.   Я за это время успел рассказать ей все свои приключения.   

– У нас полторы минуты, – закончил я, посмотрев на циферблат наручных часов.   Спускаемся вниз. Только смотри не разбуди Герду. Не хватало нам излишних вопросов.   Через пару минут мы уже были в холле гостиницы, спрятавшись за тяжелыми, малахитового цвета, портьерами. Я ближе к входной двери, Голди почти у столика.   В руках у нас были военные парализаторы, оружие размером чуть больше спичечной коробочки, но мощное и очень болезненное, а главное, что ни один детектор не реагирует на его наличие, в нем нет ни грамма металла...

 ...В коридоре я услышал слабый шум. Словно кто-то быстро прошел. А потом Голди передала мне, что все кончено.

   Я устало встал. До этого я сидел в углу, скрестив ноги. И клянусь богом, если бы я был в состоянии отодвинуть стул, сделал бы это.

   Я сел напротив этого нелюдя. Усталость, конечно, брала своё, тело, которого сейчас не было, все ныло, голова горела…

   Преступник в это время, стал собирать в портфель какие-то бумаги лежащие перед ним на столе. Потом захлопнул портфель, отглотнул виски, затушил сигару и поднялся отодвинув стул, роста он действительно быфл высокого. Директор, или кто он там, подошел к сейфу и достал из него серую коробочку с таймером и красной кнопкой.

   Он снова сел за стол и положил активатор взрывного устройства перед собой. Посмотрел на часы и выставил на дисплее время, 25 минут.

   Я сидел и наблюдал за ним. Я вперился в его лицо, сначала обычным взглядом. Он ничего не понял. Просто стал оглядываться по сторонам.

   Я чувствовал, что моя любимая все чувствует и понимает, но вмешиваться и сообщать Ксавьеру ничего не стала. Я усилил давление на его мозг. И теперь просто наблюдал, как от страха у него раскрылись глаза. Он открыл рот и стал заглатывать воздух, которого ему теперь катастрофически не хватало. Я сидел, а сам думал о тех мужчинах, женщинах, маленьких детях, которых он хотел отправить на тот свет в угоду себе и своим дружкам.

   А потом… не знаю, что было потом! Все, что было во мне, вырвалось в сильнейший ментальный удар по его мозгу! Я ещё успел увидеть, как из его глаз, носа и рта брызнула фонтаном кровь… как он захрипел и ударился лицом об стол.

https://www.litres.ru/sergey-anatolevich-galenko/vremya-kak-prizvanie/