Из записок начинающего спекулянта.

Мы тогда жили на Севере. Туда отправили служить моего отца. Он был офицером войск противовоздушной обороны, которая была предназначена для того чтобы сбивать вражеские баллистические ракеты. Поэтому одной из первых книг прочитанных тайно мной был секретный справочник по вооружению США. В малюсеньком поселке, в котором стояла военная часть, самым обычным делом среди мальчишек было играться учебными гранатами, вытаскивать зубчатые колесики из списанного прибора управления артиллерийской стрельбой, а уж пуль и гильз было вовсе не перечесть. В таком окружении совершенно естественно, что большинство моих сверстников, хотели стать военными.

- Кто-то хотел стать моряком, кто-то летчиком, кто-то космонавтом, мне же придется стать спекулянтом, - думал порою я.

Наверное, в этом виноваты не столько гены, доставшиеся мне от прадедушки - купца третьей гильдии, а тот самый одесский дух доставшийся мне при рождении.

Ну и конечно, подтолкнула к спекуляции моя первая учительница. Спасибо ей за это.

-Что это такое? - брезгливо держа двумя пальцами измятый рубль, говорила она моему соседу по парте Вовке.

-Это рубль, - простодушно отвечал бедолага.

-Я еще считать не разучилась и вижу что это рубль. Откуда у тебя он?

-Папа дал и сказал, что это мои карманные деньги.

-Придется с папой серьезно поговорить.

Теперь Вовкиному папаше серьезного разговора с учительницей не избежать, ведь она была совершенно уверена, что если ребенку попадет в руки двадцать копеек, то на четырнадцать он купит сигареты «Прима», остальные же истратит на спички для того чтобы сжечь школу. Спички в то время стоили по копейке за коробок, поэтому рубля хватило бы, чтобы снабдить орудием преступления сотню маленьких террористов. Подобными историями она стращала наших родителей. И понятие «карманные деньги» у ребенка для нее существовало только как деньги, украденные из чьего-то кармана.

-Зачем ребенку деньги? Все что ему надо - купят родители, а он должен все это заслужить, - сказала она как-то на родительском собрании.

-Что именно мой сын должен заслужить? - рявкнул Вовкин папа-старшина простуженным голосом. Он попал на собрание впервые и еще не научился, молча слушать всю эту дребедень.

-Конфеты, кино, игрушки должны быть заслужены. А если ребенку попадут деньги, то он будет покупать эти вещи сам, когда ему вздумается и станет неуправляемым.

В этот момент я и понял главное - если у тебя есть деньги, то ты решаешь все сам. Учительница просто боялась потерять свою власть. Если у тебя денег нет, то управляют тобой те, у кого эти деньги есть! Все ясно и понятно. Я не хотел, чтобы мной управляла эта вредная «училка», но единственный выход раздобыть мне немного денег, в, то время, это уйти в криминал - заняться спекуляцией.

Поджечь школу, конечно, хочется, но деньги мне были нужны на простые вещи, которые приносят не меньше удовольствия. Так как заработать деньги было не возможно, оставался шаткий путь финансовых манипуляций. Путь один берешь небольшую сумму денег и превращаешь ее в чуть большую. И куда там Баффету с его скудным воображением. У нас путь к финансовому успеху покруче.

Я прокручивать свою первую финансовую операцию, когда мне исполнилось девять лет. Мне очень нужна была детская железная дорога. А иного способа раздобыть на нее деньги у меня не было.

Жили мы тогда неподалеку от Мурманска. В Одессу я приезжал обычно летом. В это время в большой квартире у деда собирались гости и родственники с разных концов страны. И как-то зашел у них разговор о ягоде-морошке. Это душистая янтарная ягода растет на Севере и обладает чудесным вкусом и массой лечебных качеств. Я ее очень люблю. Там где мы жили, в лесу, а особенно на болотах ее полно, а большинство гостей эту ягоду не только не пробовали, но даже о ней и не слышали. А когда моя начитанная тетя вспомнила, что последнее желанием раненного Пушкина было поесть перед смертью морошки, то сосед сказал:

-Продавалась бы морошка на «Привозе», прямо сейчас бы пошел да и купил.

-Свежую, с Севера вряд ли кто повезет. А вот варенье могли бы, - заметила тетя.

-Да кто с такой мелочевкой станет возиться? - возразил дед.

-Ну, от чего же, - возразил сосед, - пустая майонезная баночка - три копейки, плюс сахара на 7 копеек и они превращаются в целый рубль. По рублю баночку варенья я и сам бы взял.

Потом разговор переключился на другую тему. А я долго не мог уснуть, думая о морошке и той фантастической прибыли, которую она могла дать.

И вот мы снова на Севере и идем по гудящему от комаров лесу за ягодами.

-Можно я буду собирать ягоды в отдельное ведерко, а потом сварю сам из них варенье? - спрашиваю я.

-Зачем?- подозрительно смотрит на меня мама.

-Ну, чтобы со своим вареньем, я потом мог делать все, что захочу, - дипломатично отвечаю я.

-Нет, нельзя. Иначе из тебя вырастет какой-то единоличник.

Что происходит в нашей стране с единоличниками, я уже примерно знаю из мрачной истории о Павлике Морозове и его родственниках. Я понимаю, что решать проблему заработка придется собственными силами.

Когда варится варенье, я потихонечку выспрашиваю рецепт, в сарае за дровами прячу майонезные баночки, понемногу из сахарницы отсыпаю в целлофановый пакет сахар, на чердаке нахожу старый эмалированный таз. Когда все готово с приятелем иду на болото собирать морошку. Первый блин комом. На костре очень неудобно мешать варенье. В конце концов, таз опрокинулся, и все его содержимое вылилось в костер. В тот день весь лес пах жженым сахаром, а таз я час отдраивал песком в ручье. Для следующего эксперимента полкило сахара пришлось купить в магазине, но к вечеру пять двухсотграммовых баночек с вареньем стояло в секретном месте в сарае.

Перевозил я варенье в Одессу контрабандой, прямо как шпион. И теперь точно знаю, что пять баночек с вареньем можно поместить в коробку из-под конструктора. Каждую баночку, для сохранности, я поместил в еще и в носок, потом завернул в старые газеты. Все довез в целости. Первые две баночки я продал быстро. Толстый Мишка, по прозвищу Пузырь, выклянчил у мамаши рубль на экзотическое лакомство, а потом и вторую баночку приобрел уже для всей семьи. Я ликовал. Но потом дело застопорилось. Среди детей клиентов я больше найти не мог. И я совершил ошибку - пошел к соседу, который когда-то и подсказал мне мысль о этой финансовой операции. Сосед варенье купил, попробовал и даже похвалил. Придя домой, я обнаружил, что полбаночки варенья слопал мой племянник. Я не стал подымать шум, тем более, что племянник уже уехал, а продал остатки варенья соседской девчонке Ленке, у которой то и было всего-то пятьдесят копеек. Не смотря на потери на железную дорогу мне должно было хватить. Но тут разразился скандал.

-Какой у вас предприимчивый сын, - желая польстить моей красавице-маме проворковал сосед.

-О чем это вы, - насторожилась мама.

-Ну как же, мы в прошлом году говорили о морошковом варенье, а он запомнил и сварил.

-Что сам сварил?

-Ну да, я у него купил. Отличное получилось вареньице.

-Купили у него за деньги?

-А как же иначе?

От этих слов мама чуть не упала в обморок. В глазах родственников я совершил ужасный поступок. Последняя баночка варенья у меня была конфискована, более того мама нашла у меня рубль и отдала назад соседу. В остальных продажах я не сознался. На мои робкие возражения, что на Привозе продают продукты собственного изготовления, моя умная тетя, брезгливо глядя на меня через очки, сказала:

- Бог знает из чего они там делают свои продукты. И думаю, что государство, в конце концов, эту лавочку прикроет. А ты, делая пищевой продукт нарушил ГОСТ и санитарные правила.

-Какие правила?

-Мог всех отравить, - подвел черту дед.

Его фраза окончательно добила меня. А вдруг я действительно кого-то отравил? Я вышел на улицу. Навстречу мне шла Ленка. В голове у меня вертелась фраза, о том что я мог всех отравить. Ленка купила у меня варенье и по мнению тети и ее здоровье могло пострадать из-за меня.

-У тебя ничего не болит? - спросил я, глядя на ее разбитую коленку и присматриваясь нет ли у нее других подозрительных симптомов.

-Рука болит.

Может ли болеть рука от некачественного варенья, я не знал, но что-то в ее внешнем виде меня насторожило.

-А ну открой рот! - приказал я.

Весь рот у нее был фиолетовый. От нормальной морошки рот никогда фиолетовым не бывает. Это я знал точно.

Кажется, при отравлении надо заставить больного выпить слабый раствор марганцовки, - подумал я, но Ленке ничего говорить не стал. Мы пошли к ней домой, и я долго искал там марганцовку. Ленка в это время сидела и смотрела телевизор. Марганцовки ни где не было. Я заглянул в холодильник и увидел там свое варенье.

-Ты варенье, ела? - строго спросил я девчонку.

-Нет, еще не успела.

-А от чего у тебя язык фиолетовый?

-Так это я химический карандаш лизала, когда мы в школу играли.

Я не стал даже прощаться и пулей выскочил во двор. Там гулял Мишка.

-Мишка ты варенье ел? - закричал я через весь двор.

-Съел еще вчера. Обе банки. Спасибо тебе.

Я посмотрел на довольного Мишку и понял, что деньги мне уже не очень нужны и железная дорога, это и в самом деле блажь, а гораздо важнее, когда ты по незнанию никого не отправил на тот свет.

Я настолько был переполнен чувствами, что совершил безумный поступок - подарил Мишке знаменосца из своей коллекции солдатиков. Подарил совершенно безвозмездно. И прояви Мишка чуть больше интереса к солдатикам, наверное, подарил бы даже и пулеметчика. Хотя нет, пулеметчика я бы Мишке не подарил, так как этот солдатик занимал у меня в коллекции особое положение.

В результате я получил хороший жизненный урок, но, несмотря на все усилия, честного доступа к денежному источнику не получил.

Вот такая история. Из моей книги " Заметки маленького спекулянта " https://www.litres.ru/aleksandr-vladimirovich-makarov/zametki-malenkogo-spekulyanta/