Птица без крыльев, что смогла взлететь

12 February 2019
Птица без крыльев, что смогла взлететь

Над миром прекрасным и синим долго царил покой. Только бескрайнее море света и воздуха безмятежно колыхалось здесь над землей день от ото дня, сотрясаемое лишь крыльями птиц. Им не нужен покой, им не нужна пища. Все у них есть. Главное, что есть небо, в котором могли они летать… Это была их жизнь, их смысл. Не знали забот и печали те птицы, что могут лишь сотрясать воздух своими крыльями, наслаждаясь его синевой. 

Но была среди них одна, что летать как все не умела… Приковали ее к земле тяжелые думы. Не могла найти себе она места среди других дивных и радостных птиц. Лишь смотрела она в манящую синеву, но не двигалась с места. Долго смотрела и пристально… Путались мысли ее временами. Снилось птице без крыльев, как летает она средь других, как облака обнимают ее и щекочут. Так удивителен и легок был полет. Дрожало спящие тело в попытках взлететь, но тщетно. Без крыльев птицам летать не пристало… 

Тянулись унылые дни вереницей, а птица все также томится. Молча, спокойно и томно несет свою долю судьбы. Казалось ей даже однажды, что все остальные способны летать без устали и печали, только лишь от того, что она всегда на земле… Проверить сей факт возможность представится вряд ли, стоит ли в этом искать оправдания? 

Наступивший день был не похож на другие. Почему-то особенно тревожно и больно было сегодня птице без крыльев. От чего, кто ж ее разберет. Лишь пристальнее вглядывалась она в небо, лишь все выше и выше устремляла свой взор. И он зацепился за что-то…. Точка. Черная точка. Не было ее раньше на небе, не знала ее птица. А точка росла, и уже расползалась проворно по облакам. Но никто ее не замечал, не было у них привычки видеть хоть что-то дальше своего клюва.

Птица без крыльев хоть и видела точку впервые, но чувствовала, что с ней что-то не так… Хотелось ей крикнуть сородичам, что надвигается тень, но не знала она своего голоса, забыла она как им пользоваться. А точка уже превращалась в пятно, которое уже тянулось к солнцу… Что же делать ей? Ведь никогда не общалась она с другими птицами. Не знала радости полета. Не пела она с остальными. А нужны ли они ей вообще? Какая ей разница до этих глупых птиц, что лишь щебечут без умолку? 

Сердце сжалось у птицы, искры боли жгли его, годы в плену у земли, без намека на радость, надежду. Вера в полет обратилась в пепел. Сердце горело, рвалось изнутри, и странная влага окутывала глаза. 

Черное облако уже покрывало пол небосвода, но глупым птицам еще невдомек, что мир их на грани пропасти. Думали они, что чуть раньше обычного сегодня просто приходит ночь… 

А птица без крыльев пылала уже и изнутри, и снаружи… Вся жизнь ее горела подобно фейерверку. Металась в оогонии она на земле, тяжесть ей не давала покоя. Невыносимая тяжесть! Не возможно было поднять их от земли… Столь огромны были они… Огонь охватил ее полностью, сердце вышло на новый ритм, и только сейчас она почувствовала, что у нее есть крылья, есть сердце. Они всегда были при ней, просто она забыла о них почему-то. Как же можно было это забыть? Что же с ними делать? Нет сил терпеть!

Крик вырвался из глубин ее горла, пронзая словно иглой податливый воздух. Взмах, второй, третий! Как можно было это забыть? Шум ветра, гул крови в ушах, радость полета… Заметили синие птицы, что от земли подобно стреле летит огненный комок. В самом деле как не заметить? Расступились они, чтобы не зацепило их свирепое пламя. Но полет этой новой птицы был самым прекрасным зрелищем, что они когда либо видели. Торжество свободы, силы и грации! И всем захотелось так же летать… 

Достигнув высшей точки своего полета, птица застыла перед надвигающейся чернотой, распахнула свой огненные крылья на пол небосвода, так огромны были они. А остальное свободное место заняло пламя струящееся словно шелк от каждого яркого перышка. Да так, что и солнце было надежно укрыто.

Тень коснулась крыла и вздрогнула. Тронула пламя и попятилась… Ощерилась шипами и кольями, очень хотелось ей дотянуться до солнца, мешала ей птица. Но сгорали шипы и колья в ярком пламени ее сердца. Тень пыталась найти слабое место, пыталась договориться. Но если сердце горит ярче солнца, то разве можно с ним договориться? Глупая тень, исчерпав доводы и аргументы, решила не связываться со странной огненной птицей и продолжила свой путь мимо этого голубого мира… Ведь миров то не мало, не везде же будут такие вот настырные птицы.

А Огнива, так прозвали ее сородичи, решила вернутся на землю и снова следить за небом. Теперь она знала, как важно, чтобы кто-то это делал. Ведь не знаешь, какая еще тень может появиться на небосводе. Кто же будет закрывать солнце и остальных бестолковых птиц от нее? 

Правда с тех пор, как огненная птица вернулась на землю, остальные птицы стали прилетать к ней. Все спрашивали, как ей удается гореть? как ее перья и сердце могут так сиять? Птица не знала как объяснить им все, рассказывала о годах на земле, об одиночестве, о тени… Другие хоть и не понимали ничего, большинство вообще не заметило тени, лишь единицы припоминали, что действительно стало рано темнеть, но слушали. Очень внимательно. Некоторые даже пытались сидеть рядом с ней на земле по нескольку дней, чтобы тоже научится гореть, но не выдерживали долго, все равно улетали. И пусть эта суета слегка раздражала бывшую затворницу, но так было явно лучше. Гораздо теплее внутри. Теперь огонь в сердце горел не от боли, а от любви, от счастья быть частью стаи, иметь СВОЕ имя. А крылья? Крылья любви были гораздо легче, чем старые…