Галопом по Мьянме. Часть 1.

1. ХОРОШАЯ ВОДКА. ПЕТРУШКА. ХРОНИКИ ШВЕДАГОНА.

Юрец летел в Бирму. Я летел в Мьянму, но сидели в самолете мы рянму мы летели на свой страх и риск, и у нас не было ничего – ни забронированных гостиниц, ни заказанных билетов на передвижение по стране. Были только планы, и их было громадьё. Денег тоже было немного, поэтому предстоящее путешествие было из разряда шоу «выжить любой ценой» на канале дискавери, только не было большой съемочной группы и твердой финансовой поддержки рядом. К этому можно добавить, что посмотреть мы хотели практически все в стране, а Бирма страна далеко не маленькая.

Тройной перелет, как и тройной одеколон, штука сложная и многосоставная. Началось все в Домодедово, куда мы, перепуганные известиями о тотальных досмотрах, явились с громадным запасом времени. Все оказалось не так запущено и нам пришлось киснуть в ирландском пабе до вылета.

Первый перелет Москва-Доха прошел довольно безболезненно, Сразу получилось очаровать стюардесс записью о очень хорошем обслуживании в бортовую книгу отзывов. В следствии чего, в последнем мы не знали отказа, и Юрец ничуть не удивлялся, приходя из туалета и обнаруживая у себя на откинутом столике новые стаканы со спиртным. «Не люблю я водку» - сетовал он, морщась и опустошая стакан…

В Доху прилетели через 5 часов, пересадка было довольно быстрая, и не успев очухаться, мы уже сидели в другом самолете, нацеленном на Бангкок. Еще шесть с половиной часов лета, и мы в Бангкоке. При очередной пересадке у Юрца отобрали складные вилку и ложку, усмотрев в этом предмете мощное оружие террориста вполне годное для того, чтобы силой взять контроль над самолетом и экипажем. Но это было, наверное, единственное неприятное событие.

Бангкок встретил нас очередью на контроль, хмурым небом и пасмурным утром. Но, несмотря на все это, после холодной и снежной Москвы, мы просто ощущали себя в раю. Сориентировавшись в громадном Бангкокском аэропорту, мы нашли наш рейс на Янгон, и до вылета тупо коматозили в креслах около часа. Благо курительная комната и туалет с фонтанчиком питьевой воды были рядом.

Последний перелет оказался совсем небольшим, около часа, и мы достигли конечной точки нашего путешествия – столицы Мьянмы - Янгона.

Усталость и выпитое в самолетах давало о себе знать и мне, например, хотелось только доехать до какой-нибудь гостиницы и принять горизонтальное положение.

Тягучий и дотошный контроль в аэропорту Янгона наконец закончился и мы вышли на улицу.

После московских – 15 , Мьянмские + 34 отличались в лучшую сторону. Нас сразу окружило несколько мужчин в национальных бирманских юбках, наперебой предлагающих свои услуги по доставке нас в любую точку страны, за символическую плату. Выиграл шустрый мужичок, которого я сразу, почему-то прозвал Петрушкой. Петрушка без умолку трещал, о том, как нам повезло, что мы встретили именно его, он, дескать, уже работал с русскими. В доказательство этого факта, из складок юбки вынимался выцветший фотоальбом с единственной фотографией, где Петрушка стоял рядом с белыми мужчиной и женщиной. Выглядел Петрушка на фотографии лет на 15 моложе…

Ну да ладно, нам был нужен отель, в шаговой доступности от Шведогона - основной Янгонской достопримечательности, и Петрушка с радостью согласился нас туда доставить. Странное дело, автотранспорт в Мьянме очень старый и, в основном, праворульный, хотя движение – правостороннее, как у нас. Слово «кондиционер» - придумали начинающие бирманские фантасты, поэтому мы отправились в гостиницу на раздолбанном японском драндулете, с закрытыми по причине давней поломки, окнами.

В первой гостинице, куда нас привез Петрушка, улыбчивый персонал ласково смотрел на то, как вошел и встал у стойки регистрации. Ему, персоналу, было приятно, что я уделил внимание их гостинице, но он, персонал, никак не мог понять, что нужно высокому белому мужчине, явно не азиатского происхождения. Подбежавший Петрушка, решил проблему. Оказалось, что у них, то ли есть свободные номера, то ли нет, доставались какие-то ключи, назывались разного порядка цифры, и кивком головы указывалось в сторону двух забитыми чемоданами тележек. После 10 минутной плодотворной беседы, сопровождаемой Петрушкиными подпрыгиваниями и восклицаниями, а также скорбными кивками администратора, я понял, что ничего не понял, и мне захотелось уйти. После чего Петрушка, видя мой озверелый взгляд, сказал, что этот отель не имеет свободных мест и он отвезет нас в другую гостиницу, неподалеку.

Следующей гостиницей оказался Beauty Land Hotel. Небольшое 3-х этажное здание, расположенное в центре Янгона, рядом с парком и озером. Милые улыбающиеся люди, тишина, и покой – так можно описать эту гостиницу. Похоже, что приехал на постой в дом большой бирманской семьи. Мой номер стоил аж 15 долларов в сутки. Ребята решили шикануть и взяли за 25 долларов номер с телевизором и 3-мя кроватями. В моем кроватей было 2 ))). Плитка на полу, стол, сушка и безумный кондиционер, вляпанный в окно рукой шкодливого бирманского строителя. Когда он заработал, я понял, что самолеты летают гораздо тише. От работы кондиционера дрожало и тряслось окно, переставали щебетать птицы за окном, и шло совсем немножко прохладного воздуха. К счастью ночью это чудо техники отключилось или сломалось, и я с надеждой смотрел на обычный настольный вентилятор, почему-то приделанный на потолке над кроватью. Он очень был похож на настоящий, но отличался от настоящего тем, что не работал.

Первой вылазкой был Шведагон. Идти от гостиницы до него было минут 15. На подходе к нему с двух сторон улицы расположились красочные монастыри буддистских монахов и стихийный блошиный рынок. По обе стороны от нас торговали все различными статуэтками будды, совершенно непонятного вида вещами, различной едой. Особенно популярными оказались странного вида прессы, установленные прямо на улице, рядом с тачками, наполненными сахарным тростником и зелеными кокосовыми орехами. Пресс приводился в рабочее состояние путем вращения круглой ручки, в центре которой были привязаны колокольчики. Под прессом стоял таз, в который и стекала произведенная жидкость, которая тут же разливалась по кружкам и бутылочкам и продавалась. Грязная тряпочка, служащая для фильтрования сего чудного напитка, выжималась прямо в кружку с приготовленным питьем. Правильно, что добру пропадать.

В сам Шведагон вела крутая лестница, проходящая через уже более цивилизованные торговые ряды. Нас окружили дети и стали наперебой предлагать целлофановые пакеты для того, чтобы потом положить в них обувь. Обувь снимают в Бирме везде. Даже в гостинице, для того, чтобы подойти к стойке администратора, нужно снять шлепанцы. Полы моются регулярно и довольно чисто, поэтому неудобств не испытываешь. Только носить надо шлепанцы, иначе можно потратить пол отпуска на развязывание и завязывание шнурков. Это вполне явно вкусила группа американских туристов, увиденная мною при посещении очередной пагоды на озере Инле. Они были красные и с потными лицами, от постоянного переобувания своих кроссовок. Цвет белых носков, которые, впрочем, тоже приходилось снимать, свидетельствовал о том, что путешествовали они долго.

Естественно, при входе в места связанные с религией обувь тоже снимается и отдается в специальные камеры хранения, похожие на стойки в боулинге. Где-то за это явно просят денег – полдоллара, где-то предлагают внести пожертвования на свое усмотрение в жертвенный ящик, обычно похожий на старый бабушкин сундук, прозрачный со всех сторон, с прорезанной вверху дыркой.

Шведагон поражает. Он не просто поражает, а при входе в него реально разбегаются глаза. В центре стоит громадное сооружение высотой сто метров, похожее на школьный колокольчик для последнего звонка, но работы Зураба Церетели. Колокол виден практически отовсюду, поскольку он действительно громадный. Исходя из немногочисленных ответов на вопрос – «что же внутри колокола?» – выяснилось, что внутри находится одежда самого Будды, и некоторые его личные вещи. Никто и никогда не был внутри. Вход внутрь разрешен всего паре особо приближенных монахов, да и те только следят за тем, чтобы все было плотно закрыто. Он окружен забором, вокруг которого построен целый архитектурный ансамбль из различного вида и размера пагод, мест для медитации и других церемоний. Например, таких как свадьбы.

Толком понять организацию свадебного процесса в Бирме у меня так и не получилось. Толпа радостных людей с золотыми зонтиками ломится из одной части Шведагона в другую, фотографируется, таскает на плечах одетых и разукрашенных детей. Выделить невесту и жениха просто не получается. Похоже, что все женятся друг на друге… Ну за исключением пожилой тетки с вазой наполненной фруктами на голове. Она гордо шла всегда во главе процессии и пока мы смотрели на это все действо, раскрывши рты, к ней так никто и не подошел, чтобы жениться. Да и фрукты в вазе были так себе, если честно.

Вокруг основного Храма Будды расположены различные маленькие храмики – столько изображений и скульптур Будды я не видел нигде. Сувенирные лавки заполненные такими же статуэтками просто отдыхают. Через каждые метров сорок располагались статуэтки Будды, которые и стар и млад обильно поливал водой. Необычное открытие ожидало нас на обратной дороге. Спуск из Шведогона проходит через крытую галерею с сувенирными лавками и прочей мурой, на выходе из галереи расположены две скульптуры полу-львов – полу-драконов, имеющих, как мы выяснили вполне земное происхождение. Как писал какой-то поэт, сейчас не вспомню – « Как здорово, что все живые организмы, имеют в теле дырочку для клизмы». Дырочка для клизмы у данных статуй была сделана просто шикарно, с любовью, в виде диафрагмы затвора фотоаппарата и обильно отделана золотом. Мелочь, а приятно.

После всех перелетов нас хватило ненадолго. Было решено перекусить в ресторане и завалиться спать. Но вот ресторан… Нам посоветовали один, недалеко от нашей гостиницы, и мы направились туда. Но, как выяснилось, свадебные церемонии в Шведагоне имеют свое продолжение в окрестных ресторанах и ресторан был закрыт на спец обслуживание. Ну хоть наконец-то удалось увидеть жениха и невесту, судя по их месторасположению за столом. В поисках места для перекусить, и двигаясь узкими, довольно грязными улочками Янгона мы неожиданно вышли к нашему отелю, где радушные хозяева, увидев три замученных русских физиономии нас и накормили.