Галопом по Мьянме. Часть 3.

3. ВОДНАЯ ФЕЕРИЯ. ДЛИННОШЕЕЕ. КОНЕЦ ФРЕША.

Ночью практически не спалось. Не знаю, с чем связано, но в 4.20 я уже проснулся и собрался. Через десять минут мы вылезли на веранду, где уже копошились сонные служащие гостиницы, готовившие нам завтрак. Нас просто завалили молоком, чаем кофе, тостами джемом и бананами. Эксклюзивно для меня пожарили яйцо, но ввиду сонности персонала оно получилось не очень впечатляющим, зато вкусным. Провожать нас вышла даже хозяйка гостиницы. Спросила про наш маршрут и пожелала нам счастливого пути. Такси тоже было вызвано вовремя. Вообще удивительно теплый прием и домашний сервис.

Аэропорт Янгона для внутренних рейсов неприятно поразил толпой галдящих иностранцев, Которых за пару дней проведенных в Янгоне, мы видели крайне редко, чему были безусловно рады. Толпа расселась на креслах в накопителях и ждала появления служащего, который просто начинал орать дурниной, выкрикивая номер рейса и яростно вращая на головой табличку. Приехали мы рановато и пришлось немного покиснуть на креслах, в ожидании вылета.

Самолет нам достался турбовинтовой, но новый, серии ATR-72-500. Народу в самолете кроме нас было человек шесть, и мы просто почувствовали себя белыми людьми.

Приземлившись, мы ломанулись было на выход, но оказалось, что это лишь временная остановка в Мандалае, а до Хехи еще нужно лететь. К нашему неудовольствию, самолет забился народом до отказа и мы продолжили свой полет до озера Инле, попутно читая в свежей мьянмской газете про самоубийство какого-то мужика в московском торговом центре. Просто сам факт наличие такой новости, в бирманской газете, раздаваемой на борту самолета, выполняющего внутренний рейс, немножко поразило.

Совершив второй недолгий перелет, мы вышли в аэропорту Хеха. Исходя из разведданных, любезно предоставленных нам Петрушкой, нам надо было взять такси, потратить на дорогу час и прибыть на озеро Инле. Нас тут же окружила толпа бирманских водил, и самый главный из них ломанул цену, ласково заглядывая мне в глаза. Мы поделили сумму на троих – вышло немного по московским меркам, но много по бирманским. Юрец вращая глазами, и всем видом показывая, что он мол де путешественник опытный и не ведется на подобные вещи испускал на полу-бирманском языке фразы типа – « а можно всех посмотреть», « нас за лохов держат» и « дайте две». Хорошо, что никто из таксистов на полу-бирманском не говорил и мы без проблем отправились к озеру. Дорога действительно заняла час и сначала проходила по живописным горам, с построенной еще английскими колонистами железной дорогой, потом через небольшие бирманские деревушки.

После того, как с нас на пикете содрали мзду за въезд на территорию заповедника Инле в размере 5 долларов, таксист привез нас к небольшому зданию на берегу грязного канала, заполненного остроносыми лодками. Вышедший нам на встречу товарищ в юбке, позиционировал себя всезнающим известным бизнесменом, владельцем нескольких лодок и вообще милым и добрым человеком. Вознеся хвалу Будде, что мы не заблудились и приехали именно к нему, он предложил нам снять лодку, и тыкая пальцем в висящую на стене карту начал объяснять все чудеса и невероятности, которые нам предстоит увидеть на озере. Карта было коряво нарисована от руки, загажена мухами и то, что озеро, а не что-то еще предательски выдавал синий цвет, которым и было намалевано все это произведение искусства.

Юрец начал отказываться от предлагаемых гостиниц, оперируя уже вышеописанными фразами и говоря – «Давайте походим и посмотрим все отели сами». На что ему возразили, что чтобы походить и посмотреть самому, надо уметь ходить по воде, подобно Христу, так как все гостиницы находятся непосредственно на озере и стоят прямо на воде. Хорошо, что к окончанию этого спора, лодку мы уже арендовали и погрузившись поплыли смотреть место нашей будущей остановки.

К озеру вел длинный канал, по которому безостановочно сновали бирманские лодки. На выходе из канала стояла большая промышленная драга, которая отсасывала ил и глину со дна озера и выливала на берег. Проплыв мимо бирманца сидящего на одной из труб драги и задумчиво глядящего на фонтан грязи, бьющий из места прорыва на трубе, мы вышли на широченную гладь озера.

Вскоре показалась первая гостиница, представляющая из себя основной дом, с рестораном и ресепшеном и кучу маленьких домиков на курьих ножках «сложно назвать сваями стволы деревьев толщиной чуть больше руки, на которых все это построено» стоящих прямо на воде. Гостиница была окружена частоколом из палок, имеющим вид забора и центральными воротами, с лежащим поперек входа бревном, которое полагалось форсировать прямо на лодке, идущей малым ходом.

Нас приветливо встретили, вынесли чай на подносе и предложили посмотреть номера. Домики на курьих ножках внутри оказались более чем комфортными, с большими кроватями, туалетом, в котором была ванна и большим балконом, выходящим на широкую гладь озера. Нас устроило все, кроме цены и поэтому, клятвенно пообещав гостиничному персоналу вернуться сюда мы отправились смотреть следущую.

Вторая гостиница с виду мало чем отличалась от первой. Немножко конфигурацией основного здания и более убогим забором. Но когда мы подошли к воротам, на пристань вывалил весь персонал и начал встречать нас с музыкой.

Боже, что это были за звуки. Паренек в брюках и белой рубашке бешено, как цирковой заяц колотил в здоровенный барабан, девушки рядом стучали большими плоскими палками, и исполнялось какое-то соло на неком подобии оркестровых тарелок. Минуты три, пока мы не подплыли к причалу, наши уши вкушали эту неземную мелодию, звуки которой тут же смолкли, как только моя нога коснулась причала. Нам вынесли по обыкновению поднос с соком, и предложили остаться. Основное отличие второго отеля, которое сыграло роль в принятии решения, было в наличии длинного мостика связывающего гостиницу с сушей. По мостику можно было выйти на тропинку и исследовать близлежащие деревни.

Мы твердо решили остановиться тут, оставили вещи в номере и отправились на осмотр озера Инле.

Если честно, то озеро произвело на меня двоякое впечатление. С одной стороны местный колорит, прущий отовсюду, как сбежавшее молоко из кастрюли, с другой, местные достопримечательности, заточенные под осмотр туристами и из-за этого потерявшие часть своей привлекательности.

Первым пунктом нашего путешествия по озеру была рыбацкая деревня. Место действительно уникальное и интересное. Все дома подняты высоко над водой и стоят на узких бревнах. Включая школу, магазины и местный сельсовет. Мы проплывали узкими каналами мимо жилищ рыбаков, которые уже настолько привыкли к туристам, что не обращали на нас никакого внимания. Они размеренно занимались повседневными делами – кто-то стирал, кто-то обедал, кто-то прокапывал и углублял канал под домом.

Прокатив нас по центральным улицам деревни, наш водитель пришвартовался около здания, которое оказалось ткацкой фабрикой. В доме стояли допотопные станки, сидели женщины и что-то ткали. Нас встретила девушка с уставшим лицом и тихим голосом начала рассказывать обязательную программу. Мы узнали как они добывают нитки из стеблей лотоса, потом прядут и делают нежнейшие шарфы. Тут же было предложено купить несколько уникальных изделий. Но, несмотря на всю свою уникальность шарфы имели вид тряпочки, которой в нашем быту протирается стол на даче, и от покупки я отказался. Отличился Юрец. В его лице трудящиеся ткацкой фабрики получили богатого мецената, тонко разбирающегося в бирманских тканях. Он широким жестом купил бирманскую рубаху и отрез материи, по просьбе нашей сослуживицы. Странным образом, отказавшись от шикарного мятого и цветастого галстука, предлагаемого в нагрузку, мы покинули фабрику и отправились смотреть на племя женщин с длинными шеями, что входило в список местных достопримечательностей.

Но не все гладко в королевстве бирманском. Сначала нас завезли в местный ресторанчик под гордым названием «nice». Ресторан представлял из себя огроменный, практически пустой барак, стоящий на воде и имеющий веранду со столами на втором этаже. Я не стал экспериментировать и заказал то, что ел тут всегда – лапшу с говядиной. Юрца потянуло на томатный суп. При этом он непременно хотел выяснить его составляющие. Улыбающаяся официантка объяснила, что суп состоит непосредственно из томата и супа. Большего мы добиться от нее не смогли. Женьке повезло больше – хваленый суп из угря, на поверку оказался острым перченым бульоном, в котором плавали два куска неизвестной, очень костлявой рыбы. Уставши бороться с Женькой рыбой, мы закончили трапезу и прибыли в магазин ковров. Тут меня переклинило. Я довольно подробно и в ярких тонах объяснил нашему кормчему, что платим мы за то, что он нас возит куда хотим мы, а не куда хочет он. Водитель резко перестал понимать по-английски, и всем своим видом показывал недоумение, что такие приятные молодые люди не имеют желания обзавестись редкой и ценной вещью, в виде скропанного на быструю руку коврика. Перепалка продолжения не имела, ввиду моего сурового вида, лодочник решил с нами не связываться и отвезти нас туда, куда мы сказали.

Как выяснилось позже, у довольно приятного парня, работающего в нашем отеле, племя в котором женщины надевают на шею кольца и растягивают шеи вообще не отсюда. Раньше они обитали на севере Бирмы и занимали районы около границы с Таиландом. Потом произошло разделение племен, одни ушли в Тай, вторые остались в Мьянме, распространившись по северным деревням. На Инле женщины из этих племен выполняют чисто декоративную функцию, а именно – сидят за зарплату в сувенирных лавках на удивление туристам. В той лавке, куда прибыли мы их сидело 4 штуки. Одна взрослая, две молодых и девчонка лет 13-14.

Самая и действительно длинная шея была у взрослой мадам, ну это в принципе и понятно. Кольца общим весом килограмм 9 вытягивали ей шею сантиметров на 30, и это действительно поражало взгляд.

Остальные выглядели скромнее, а у девчонки был вообще загнанный вид. Она вымученно улыбалась в направленные на нее объективы фотоаппаратов. Довольно грустное зрелище, надо сказать.

Наплававшись по озеру вдоволь, мы вернулись в гостиницу, снова насладились встречающим нас оркестром, и провели остаток вечера сидя на причале, попивая кофе и наслаждаясь шикарными видами заката. Наконец-то! В местном меню был фреш! И не один вид, а множество. Но Юрец к тому времени накидался пивом, и фреш его перестал интересовать как таковой.