Галопом по Мьянме. Часть 5.

5. ХОЛОДНЫЙ ТУМАН. АВТОПРОБЕГ. БЕГОМ ДО ДВОРЦА.

Подъем был очень ранний, вещи были собраны еще с вечера и, быстро попив кофе, мы выскочили из номера. Кругом была темнота. Около нашего номера ошивался служащий гостиницы, который готов был проверить сохранность нашего номера при выписке. Спал он кажет тут же на мостках, в ожидании нашего выхода. Нам подали завтрак и лодка нас тоже уже ждала. Отплыли от гостиницы мы едва начало светать. Чуть заметно обозначилась кромка гор и стало понятно, где взойдет солнце. Но на воде была кромешная темень, наш лодочник изредка включал фонарь и обозначал наше присутствие. Впрочем он мог этого и не делать, так адское тарахтение мотора нашей лодки не мог услышать только утопленник, да и он бы всплыл от этого звука. Гораздо труднее приходилась рыбакам в лодках с веслами. У них тоже были фонарики, и они изредка ими помаргивали. Но мне кажется, что их все же много давят на этом озере, так как и спят они зачастую прямо в лодках. Помимо всего этого было дико холодно и ноги у меня промерзли до кончиков пальцев. Озеро закончилось и мы вышли в канал, ведущий к конечной точке нашего путешествия. Тут к темноте еще и присоединился туман, да такой густой, что иногда не видно было берега. Но лодочник уверенно вел лодку на приличной скорости, странно мотаясь от берега к берегу. Вскоре мы пристали к причалу и вышли на берег, где нас уже ждал важного вида и неплохо прикинутый, в черном костюме и дорогих очках, петрушкин представитель и машина, обозначенная в билете как super roof van. На поверку ван оказался обычным старым и маленьким сараем марки тойота с фонарем такси сверху.

Представитель помог нам загрузить вещи, пожал руки, и пожелал счастливого пути, сказав, что за все уплачено и чтобы мы не беспокоились, водитель подвезет нас прямо к гостинице. Мы отправились в путь.

Об автомобильном транспорте в Бирме стоит сказать отдельно. Весь транспорт тут очень старый, годов 60-70-х. Новых машин практически нет. Как признался таксист, подвозивший нас, тут чтобы купить машину посвежее, из 20000 тысяч, налоги займут тысяч 18000. Не знаю насколько это правда, но судя по парку машин колесящих по Бирме очень на нее похоже.

Я сидел впереди. С трудом втиснувшись на место пассажира, я оказался на привычном для себя месте водителя, правда без руля. Напрягало меня это на протяжении часа, мне казалось, что при обгоне наш водитель убеждается в наличии встречной машины по моим округляющимся глазам. Дорога шла крайне узкая, ровно по ширине одной машины, а обгонять встречающиеся грузовики и автобусы приходилось по обочине.

Вы думаете что в Москве и области плохие дороги? Вы правда так думаете? Поезжайте в Бирму. Нет, вы все же поезжайте в Бирму и прокатитесь от озера Инле до города с говорящим названием Мандалай по горам и равнинам. Дороги как таковой практически нет. Есть направление засыпанное щебнем, местами положенным асфальтом и большими рытвинами на всем протяжении. Временами попадаются группки бирманских женщин засыпающих рытвины гравием, но с такими воодушевленными лицами, что, кажется, делают они это исключительно по своей инициативе.

На выезде из поселения, мы сделали остановку, чтобы заправится. Заправка автомобиля в Бирме – дело сложное и таинственное. Стоят две колонки, но ими никто не пользуется. Мы остановились не доезжая заправки, наш водитель вышел, перетер с кем надо, потом мы заехали и запарковались на территории заправочной станции. После нескольких странных манипуляций и прогулок с загадочным лицом к нашей машине подошел человек с банкой на поясе, от которой шел шланг с заправочным пистолетом на конце. Этакая живая, ходячая колонка. Он и заправил наш автомобиль. Справа от нас собрались скутеристы и мотоциклисты. Они стояли толпой человек в 50, выстроившись в очередь. Во главе очереди сидела женщина с толстым журналом, мотоциклисты подходили к ней по очереди, она делала какие-то заметки, потом, мотоцикл заправляли. Некоторые из них были одеты в военную камуфляжную форму и каски, похожие на немецкие с фашистской свастикой по бокам.

Картинка из окна автомобиля у нас постоянно менялась и открывались новые интересные виды по сторонам. В нас троих проснулся азарт фотоохотников и мы беспрестанно щелкали фотоаппаратами, как только в кадре появлялось что-нибудь интересное. А водитель жевал какие-то листы, делающие его зубы красными и ему было все до фени. Я как-то попытался его что-то спросить, но он даже рта не смог открыть из-за этой жвачки своей. Да, впрочем, если бы и открыл, толку было бы немного, так как по-английски он разговаривал, или думал, что разговаривал, но понять его не представлялось возможным ни в какой мере. Он просто все время кивал и очень похоже повторял последние два слова вопроса. После чего я потерял к нему всякий интерес. Мы сделали пару остановок в деревнях, в довольно приличных харчевнях. Поехали дальше, продолжая охотиться, и тут сзади раздался голос Юрца «- Старое лысое дерево с цветами» То ли сказал, что увидел из окна, то ли ругнулся – я не понял.

Дорога пошла по равнине и у нашего водилы иссяк запас его волшебной травы. Поэтому когда на горизонте показался встречный супер-пупер ван, похожий на наш как две капли воды, он засигналил прося водителя остановиться и поделиться травой. Получивши траву и напихав ее полный рот, он поехал дальше гораздо быстрее и веселее. Километров 50-60 мы проехали по некоему подобию платной дороги. Она была прямая как стрела, ровная как стиральная доска и невероятно узкая. Наше авто помещалось в ширину дороги ровно, занимая от края до края. Учитывая, что она была не односторонняя, как тут заведено, мне пришлось еще испытать пару неприятных моментов разъездов со встречным транспортом. Через каждые пару- тройку километров встречались знаки, что повозкам, запряженным мулами, ехать по дороге нельзя. Повозки, откровенно забившие на правила, встречались гораздо чаще чем знаки, однако слыша наш мощный и непрерывный клаксон, неохотно уступали нам дорогу.

В самом конце платной трассы, нас ожидал сломавшееся прямо на въезде-выезде подобие грузовика. Он стоял, перегородив дорогу прямо посреди шлагбаума, и водитель с помощником что-то не торопясь крутили сбоку маленьким гаечным ключиком. Потом из салона была извлечена внушительных размеров коробка, и после шаманских танцев с проводами, перемежавшихся бирманским матом, грузовик нехотя завелся и освободил дорогу. Остаток пути пролегал по широкой трассе, я к своему удивлению выяснил, что в Мьянме есть и такие, и был скрашен двумя колоритными городками и свадебной процессией, растянувшейся на несколько километров, с очаровательным ржавым недогрузовичком во главе.

Выплюнув через окно очередной здоровущий ком жеванной травы, водитель поинтересовался адресом нашей гостиницы, чем нимало нас удивил. Мы, в свою очередь думали, что этот милый бирманский паренек, нажевавшись дурмана привезет нас в недорогой отель и расскажет куда идти. Не тут-то было. Пришлось достать карту и развернув ее таким образом, что она перекрыла почти все лобовое стекло, наперебой тыкать пальцами в районы города, где, как нам казалось, могли находиться отели. Спор куда ехать закончился благополучно и мы, попетляв по городу приехали в дешевый отель недалеко от местной главной достопримечательности – королевского дворца. Время у нас оставалось катастрофически мало, так как темнело уже через пару часов, а рано утром мы отправлялись на пароме в Баган. Поэтому все надо было делать максимально быстро. Наше стремительное заселение в гостиницу выглядело следующим образом – номера есть? – Вот паспорта – мы бросим вещи - на выходе заберем паспорта- спасибо. Все заняло меньше десяти минут. И облегченные мы ломанулись смотреть мандалайский кремль, до которого ходу было минут пятнадцать. Прибежавши ко входу мы выяснили, что иностранцев тут не пускают и нам нужен другой вход. На вопрос – «какой и где?» бирманские вояки стоявшие тут в большом количестве, делали задумчивые лица и махали руками в разные стороны, показывая нам то дорогу на Сидней, то обратный путь в Россию. Ладно, делать нечего, надо ловить такси и мчаться ко входу. Проезжавшие мимо мотоциклисты на нас не обращали внимания, велорикша с пассажирами с тоской посмотрел на нашу сладкую троицу, жалея, что у него всего два места и он уже занят. Больше вариантов не было и мы пошли пешком. Минут через пять мимо пронесся грузовичок с набитыми в кузов людьми. Это была мандалайская маршрутка. Выскочивший из нее бирманец-зазывала спросил куда нам ехать, помог разместиться в забитом людьми кузове, после чего забыл о нашем существовании. Мы это поняли, когда грузовичок свернул в сторону и начал удаляться от дворцовых стен. Вняв нашим воплям маршрутка остановилась, с нас содрали деньги за проезд и пожелали хорошего дня. Надо было ловить другое такси. Оно, к счастью, оказалось рядом в виде микро-пикапа выпуска пятидесятых годов с большими буквами «mazda» на капоте.

Операторов сего чуда было два. Один знал около ста английских слов, другой умел крутить руль. За небольшие деньги нам предложили подкинуть нас к нужному входу и за доплату дать гида. Услышав про гида, Юрец возмутился, сказал, что это развод как всегда и что, мол пусть довезут а дальше мы сами. Экипаж такси спорить не стал и через насколько минут безумной ряски в микрокузове мы стояли около входа во дворец. На кассе, где вход стоил 10 долларов или 10 евро «им без разницы» с носа, потребовали паспорта и что-то долго переписывали в журнал. Я выразил сомнение, а не облагодетельствую ли я какого-нибудь бирманского товарища взятым в кредит по моим данным холодильником. Меня успокоили, сказав, что тут так надо и все в порядке. Расплата долларами доставляет некоторое неудобство, потому что к ним бирманцы относятся как чистюля к нижнему белью. Малейшее пятно, потертый портрет президента или росчерк ручки делает купюру непригодной.

На самом деле такая усиленная охрана тут была потому, что на территории дворца стоят части бирманской армии и туристам разрешен проход по прямой дорожке до дворца, осмотр оного и все. Ни шагу влево, ни вправо. Проходя по дорожке ко дворцу, мы всеже пофотографировали бирманских солдат и нарвались на грозный окрик постового, стоявшего на перекрестке.

Дворец не вызвал массу впечатлений. Он представлял из себя ансамбль пустых домиков и центральные палаты королевской семьи. Из мебели осталась только царская кровать, на которую мы, ежесекундно оглядываясь, ложились фотографироваться. Поднявшись затем на смотровую башню и посмотрев на дворец сверху, мы посчитали миссию выполненной и пришли к единодушному мнению, что русские цари жили в разы богаче.

На выходе нас уже ждала боевая команды маздобиля и нам рассказали, что на эти же билеты, полученные при входе во дворец, мы сможем осмотреть еще одну достопримечательность. Не надо быть ясновидцем, чтобы догадаться, что это была очередная пагода. Но на этот раз полностью деревянная с кучей резьбы и вырезанных на стенах фигурок. Тут мы облагодетельствовали помадой двух маленьких бирманских девчонок, крутящихся между туристами и выпрашивающих деньги.

Быть в Бирме и не привезти рубин и сапфир – это значит лишить себя удовольствия покупки оных. В камнях я совершенно не разбираюсь, но почитав форум путешественников примерно знал, как себя вести с продавцами. Начиная с озера Инле, они попадались на каждом шагу, впаривая цветные подделки и искусственно выращенные рубины. Причем они не только продавали, а были готовы обменять их на любую понравившуюся вещь надетую на мне. Англоговорящий член экипажа мазды оказался милым человеком по имени Си Тон. Он проникся моей проблемой, связанной с покупкой камней и предложил поехать в магазинчик его друзей, для покупки настоящих камней. Получив наше согласие, он привез нас в довольно бедный район Мандалая, где и стоял магазин. Люди работающие в нем меня сразу как-то расположили к себе. Женщина, представившаяся как хозяйка данного заведения, провела целый экскурс по драгоценным камням, рассказывая, где и как они добываются, показала варианты подделок продающихся на рынке и настоящие рубины и сапфиры. Я так умилился, что купил маленький рубин и маленький сапфир вполне за приемлемые деньги. Меня нагрузили подарками в виде двух камней, выглядящих круче, чем настоящие камни, но не имеющими особой ценности.

Довольные покупкой, мы попросили Си Тона отвезти нас в какую-нибудь недорогую забегаловку с местной едой и колоритом. Он привез нас в уличный гриль. Иностранцы тут ели редко, или мы были первые. Предлагалось набрать разные разности, наколотые на палочку, а потом все это дело жарилось на гриле и подавалось в маленьких тарелочках к столу. Мы пригласили Си Тона поужинать с нами и, постоянно подливая ему пива, вели оживленную беседу. Захмелел Си Тон после второго стакана, стал разговорчив и оживлен. Он улыбался, подпрыгивал на стуле и шепотом мне на ухо рассказывал расположение и устройство новой базы бирманских вояк под Янгоном. Между столами ходила девочка лет 13-ти и продавала нехитрого вида цветы, нанизанные на белую нитку и имеющие вид ожерелья. Сначала она показалась мне обычной попрошайкой, но Си, махнув рукой в ее сторону рассказал, что у нее нет родителей и дома и она давно уже живет при этой забегаловке. Мы дали ей немного денег, за что она надела на Женьку цветочное ожерелье, а та в свою очередь подарила ей лак для ногтей. Это было шоу. Лак был немедленно показан всем присутствующим и ногти покрашенные нашим трех-копеечным лаком засверкали во всех концах закусочной.

Сам Си Тон оказался велорикшей, волею случая умеющим говорить по-английски. За то, что он находил туристов для извоза, водитель такси его кормил и ссужал частью заработанных денег. В конце трапезы он бережно собрал остатки колбасок в пакет и заявил, что на завтра у него есть еда., после чего мы залезли в наш маздомобиль и поехали в гостиницу. Си Тон обещал нам найти таксиста, готового отвезти нас в 4 утра на пристань – следующую цель нашего путешествия. Подъехав к гостинице он на несколько минут исчез и вернулся с тремя галдящими бирманцами. Мы договорились о цене и видимо желая поточнее объяснить, кто нас повезет Си тыкнул пальцем в своего знакомого и объявил, что утром нас около гостиницы будет жлать вот этот высокий человек. Я немедленно переспросил –« Где высокий человек и вылез из кузова маздомобиля, где сидел скрючившись в три погибели. Высокий человек оказался ровно мне по грудь, и вся компания дружно и лошадино-подобно заржала на всю улицу. После чего Си Тону была подарена белая кепка, и мы тепло распрощались, взяв с него твердое слово, что он обязательно приедет в Россию посмотреть на белых медведей. Ну зачем рушить такие милые стереотипы, сложившиеся в бирманских головах? На входе в гостиницу нас ждал очередной сюрприз. Свет на всей улице несколько раз моргнул и наглухо отрубился. Но это ни смутило окружающую публику. Везде начали заводиться генераторы. Из нашего отеля вышел служащий и с толкача запустил огроменный, размером с сарай генератор. Свет был восстановлен и мы отправились в номер.