«Вам бомжами светит стать»: один день начальной школы

Злым и несчастным людям лучше не работать с детьми

Продвинутый лицей, в началке которого предметное обучение. Учителя почти все — пенсионерки. Не знаю, чем уж они так несчастны, но не гнушаются травлей детей. Травят двойками, позором перед всем классом, стоянием-сидением, повелением не дружить-не водиться-не разговаривать с объектом травли и так далее. Цель сего, думаю, прозрачна для всех. По закону — лицей ли, гимназия, никакими особыми правами в плане отбора контингента не отличается от обычных муниципальных школ. Единственным способом поддержки их статуса остаётся сегрегация детей по способностям, в том числе, родительского спонсорства.

Ну ладно. Раньше дети на переменах полгода отдыхали в смартфонах — играли в майнкрафты всякие, покемоны, такой вот отдых. Во втором полугодии по всей школе смартфоны запретили. Если ребёнок телефон не отключил, вынул или просто нажал даже на переменке, то получает дополнительное домашнее задание. Вероятно, этим учителя решили усилить детскую любовь к домашке, чтобы совсем уж жизнь малиной не казалась. Чтобы даже отличникам это было именно что наказанием.

Вчера мальчишки, лишённые смартфонов, решили отдохнуть на переменке старинным бессмартфонным способом — подвижной игрой. Лови-догоняй, что-то такое. Возглавил игру лидер класса, которого не то что не травили никогда — он сам кого угодно затравит, не поморщится. Играют, прячутся за двери, уворачиваются, ляпают, увлечены. Ба-бах! Не замеченная никем из увлечённых игрой, по коридору идёт она, учитель математики и классная одного из начальных. Тут лидер игры, не глядя, в неё влетает. С ног не сбил, нет.

Не покалечил, даже не помял. Но каковы последствия? Его отвели в класс, предъявили классной, опозорили (как водится) перед всеми

Заодно парочку его друзей, тоже самых активных. Не самые активные и традиционно травимые успели улизнуть (потом рассказали родителям взахлёб), у них-то уже выработан рефлекс увертываться от подобного. А у передовиков нет того рефлекса. Мальчиков весь день продержали в классе с указом сидеть, не двигаться и не выходить. Подошли другие предметники, тоже потыкали в них пальцами, попозорили всласть. Одноклассникам кричали: «Вот они, двоечники, смотрите!» «Вы тоже хотите такими стать? — вопрошали учителя детей. — Им, максимум, бомжами светит стать в будущем, а не лицеистами!» Ну и… Фантазия рисует побивание камнями, но слава богам, этого не случилось. Под горячую руку аутодафе ещё раз, эх-да ещё-раз, устроили традиционно травимым за двойки, которые успели улизнуть. Их вывели (девочек тоже, есть такие), показали пальцами и кричали громко «Двоечники! Ату их!».

А как же дети? Как восприняли дети позор своего лидера? Лидер страдал. Нет, это мало сказано, он так страдал, что его пожалели даже совсем маленькие и вечно им битые. На нём было видно всё его страдание. Представьте, как это — падать с Эвереста, когда стоял на нём крепко, попирая всё?

Лишний раз убеждаюсь, что дети — добры. Они добрее взрослых, они милосердны и чисты. Дети пришли в этот мир, чтобы научить взрослых любви и милосердию.

Они пришли напомнить, что мы все когда-то были лучше, но растеряли всё хорошее в борьбе за выгоду

Они же не знали, что взрослые уже необучаемы. Они жалели своего главного сорванца и сочувствовали ему в душе и открыто, думаю, больше, чем он сам мог представить.

А теперь о главном. Несчастные, озлобленные, стареющие пенсионерки, да и не только они, все озлобленные — вон из школы, на пенсию или куда-то еще! И всего наилучшего!

Я убежден, что злым и несчастным тётям нельзя работать с детьми. Как бы дети ни учились, они имеют право на самоуважение. Дети — это лучшие люди. К ним нельзя идти с вашими средневековыми методами.