«Будет трудно, но весело!» — длинный рассказ о коротком походе. Часть VII

Начало истории: «Будет трудно, но весело!» — длинный рассказ о коротком походе. Часть I
Предыдущая часть:
«Будет трудно, но весело!» — длинный рассказ о коротком походе. Часть VI

В очередной раз беру себя в руки. Усталость накатывает волнами и так же спадает, и порой я вообще почти возвращаюсь в состояние вчерашнего марша — лёгкое и весело-задорное. Пройдя мимо озера и не остановившись у него, потому что «не то», мы выходим на длинную полевую дорогу.

Антон и озёрная эпопея: поистине, лучшее ораторское выступление всея похода

Я тащусь в конце группы, рядом идёт Оля, и мы обе замечаем вдруг, что идти по относительно ровному после изрядно пересечённого неудобно! Ноги, успевшие за сутки отвыкнуть от дорог, сразу болят сильней, с шага сбиваешься, палка ставится в землю как-то не так. Возможно, всё это нам только казалось. С другой стороны, я даже рада была — дорога подсознательно заассоциировалась вдруг с близостью намеченной точки маршрута. Но привалом, кроме десятиминутных, пока по-прежнему не пахло. А пахло жарой и пылью, и синим-синим небом, в которое я щурилась, завалившись на рюкзак, в очередные минуты отдыха. Вставать с каждым разом становилось всё труднее, ненавистное состояние начала болезни накрывало, хоть сколько ты с ним борись. Но когда-нибудь же должен быть обед, хотя есть не хотелось вовсе и не верилось уже, что отдых, даже длительный, что-то изменит.

Привальная медитация и постижение Дзен
Привальная медитация и постижение Дзен
Привальная медитация и постижение Дзен

Полевая дорога сменилась гравийной, с остатками асфальта. По ней мы пошагали вначале бодро, хотя некоторые из девушек так и предпочли идти по обочине — значит, многие ощутили эту перемену в ногах. Большинство так же бодро и продолжили — Андрей в какой-то момент вообще увлёкся и, вспомнив армейское десантное прошлое, умчал в марш-бросок, едва успели окликнуть и вернуть. Ребята по одному то и дело обгоняли, и я понимала, что не догоню, что «свой темп», в котором я шла, стал уже каким-то вовсе черепашьим. Ещё и остановились на минутку с Наташей, окончательно отстав ото всех — группа встала, а, точнее, легла на отдых в паре сотен метров, но казалась невообразимо далёкой. И, кажется, привал у нас тут будет свой, на двоих. Я сидела на обочине неведомой дороги, посреди жёлто-ржавой октябрьской осени, прислонившись спиной к рюкзаку, щурилась на солнце и думала чуть ли не о вечном и прекрасном и, тут же, о том, что надо как-то дойти остаток маршрута. Одна из мелких фигурок, полосатая, в развевающейся на ветру тельняшке, отделилась от группы и направилась к нам — Антон вернулся, узнал, всё ли нормально, вручил пачку вяленых бананов и горсть конфет и отправился обратно, позвав следом. Бананы были ужасно сладкие, и после них ещё больше захотелось пить, и группу всё-таки пришлось догнать, благо, что десять минут привала растягивались, кажется, уже в половину.

И вновь привальные портреты - только на остановках и получалось снимать

И всё так же растягивалось время, исчезнувшее для меня с севшей в часах батарейкой. Ушли с дороги, нырнули в очередное море скрывающих с головой трав, вышли потом вовсе в чистое поле, засеянное озимыми. Было ужасно стыдно топтать тоненькие, свеже-зелёные росточки, ворочать ботинками мягкую, взрытую землю. Чувствовала себя каким-то вандалом и старалась наступать между посаженных рядков, что получалось не очень — слишком уж близко растут. На открытом пространстве дышалось немного полегче, ветер был счастьем, дающим жизнь и силы, и очень не хотелось опять возвращаться в душный лес, куда так стремились парни, жаждущие преодоления очередных болот. Этот их оптимизм уже то и дело подбешивал — мы, чёрт возьми, уже два часа, как должны были встать на привал, мы не можем выйти к этому озеру, будь оно не ладно, у нас уже вода скоро кончится, а вам лишь бы в грязи по колено пошлёпать… Нет, я не ворчу и стараюсь гнать подобное прочь, напоминая себе о позитиве и всех радостях, но это получается всё хуже. Я уже просто терплю.

Сверяемся с картой, ибо блудим уже пару часов
Сверяемся с картой, ибо блудим уже пару часов
Сверяемся с картой, ибо блудим уже пару часов

Наверное, именно сейчас и начинается настоящий поход. Не с борща через два часа марша, не с ночёвки в палатках и песен у костра, не даже со штурма многочисленных болот. Поход начинается тогда, когда ты хочешь сказать: «Не могу больше!», но запрещаешь, не то, что вслух, а даже мысленно, и твердишь себе: «Делай! Иди! Можешь, раз захотел!». Ну нельзя же не мочь. И не из бахвальства это, не из деланного «героизма» и желания покрасоваться, это, наверное, осталось ещё со спорта, когда получаешь удовольствие даже «через не могу». Эдакий, довольно своеобразный катарсис. Поход — это не только развлекаловка, и, быть может, моя болезнь пошла даже на пользу, позволив сполна хлебнуть оного и снять-таки розовые очки. Но всё это я думаю уже сейчас, а тогда я опять просто шла, стараясь освободить голову от ненужных мыслей, следя за движениями впереди идущего и приноравливаясь, чтобы повторять их. Иногда даже проскальзывали мыслишки типа «А может, и правда, к чёрту всё это, может, ты слишком наивный романтик, и на деле всё не так, как представлялось?». Но это всё от усталости и температурной слабости. Шаг, шаг, шаг…

…Шаг, шаг, шаг. В какой-то момент кажется, что я тупо сейчас упаду. Но я ни в жизнь не призналась бы в этом тогда, не сказала ничего, когда после очередного привала было решено идти ещё, а не оставаться на обед. Терпимо. Люди ещё и не такое терпели.

«Будет трудно, но весело!» — длинный рассказ о коротком походе. Часть VII

Банально, но когда вдали появляется поблёскивающая гладь озера, понимаешь путников пустыни, заприметивших оазис. Насколько же проще идти, когда идёшь к цели, а не в никуда, когда с каждым шагом сокращаешь расстояние до неё и видишь это! Но и к озеру мы подходили чертовски долго. Раза три приближались к берегу и отходили обратно, потому что не находили нормального места, где можно было бы подобраться к воде. Ступни уже адски болят, ужасно хочется разуться, уже откровенно материшься, когда опять приходится сворачивать назад, голова совершенно не варит. Раздаются удивлённые возгласы — кто-то заприметил бегущую по полю косулю. Лениво оборачиваюсь и провожаю её взглядом: «Ну, косуля. Прекрасно. Давайте уже остановимся». Как же это глупо, когда столько воды прямо перед тобой, а ты вынужден крутиться вокруг, не имея возможности подойти! Аж зло берёт. И температура берёт. Хорошо, что градусника нет — так проще не задумываться и не жалеть себя. А у Наташи есть ещё одна спасительная таблетка парацетамола и глоток (реально глоток) воды, чтоб её запить.

Больше фотографий в альбоме: ПВД Буготак-Порос, 5-6.10.19

Продолжение ещё будет!..