Чему на самом деле учат на курсах пикапа

Многие думают, что пикаперы вымерли еще в нулевых. Это не так. Тренинги, на которых мужчины учатся соблазнять женщин, до сих пор существуют, и люди ежегодно тратят на них миллионы долларов. К сожалению, их проблемы от этого никуда не уходят.

Чему учат на курсах пикапа

Хотя некоторые пикап-тренеры утверждают, что их задача — помочь людям обрести уверенность в себе и построить долговременные отношения, главной целью пикапа всё же остается секс. Сексуальные отношения определяются как игра с четкими правилами. Некоторые схватывают эти правила легко и естественно, другим, менее удачливым, нужен специальный инструктаж. Для них и предназначены курсы.

У этой игры есть две стороны — внешняя и внутренняя. С внешней пикаперы учатся применять определенные техники и приемы: как подойти к девушке, начать разговор, вызвать интерес и войти в доверие. Один из советов — посылать двусмысленные сигналы, которые нельзя интерпретировать однозначно. Например, отвешивать сомнительные комплименты, которые можно воспринять как оскорбление: «Когда ты смеешься, у тебя очень мило дрожит нос» или «Ты хорошо выглядишь — для своего возраста».

Внутренняя игра определяется правилом fake it till you make it — изображай себя успешным альфа-самцом и вскоре им станешь.

Пикаперу нужно отказаться от шаблонов мышления, которые, как предполагается, портили ему жизнь. Например, от мысли, что он должен быть милым и заботливым. Или что вокруг мало девушек, которые готовы с ним переспать. Или что женщины в принципе способны мыслить и принимать рациональные решения. Или что эмоциональная близость — это важная часть сексуальных отношений. Всё это нужно отмести в сторону.

Конкретные практики пикапа довольно быстро меняются. Социолог Рейчел О’Нилл около десяти лет изучала британский рынок тренингов соблазнения. Она пришла к выводу, что за это время индустрия сильно трансформировалась. Теперь тренеры делают упор не на заученные реплики, а на естественное поведение, юмор и уверенность в себе. Шаблонные фразочки и сомнительные комплименты действительно отошли в прошлое. Возможно, опознать пикаперов в баре или на вечеринке стало чуть-чуть сложнее.

Но суть осталась всё той же.

Секс для пикапера — это товар, который находится под женским контролем. Чтобы выиграть в конкуренции за него, нужно обойти или взломать защитные барьеры женской психологии.

Для этого нужно научиться вызывать и контролировать сексуальное влечение. Оно не возникает спонтанно, а создается целенаправленным и тяжелым трудом.

Некоторым курсы пикапа и правда помогают — это не просто шарлатанство. Но за такой успех приходится платить свою цену.

Главная причина привлекательности тренингов по пикапу — это даже не секс, а обещание контроля. Мужчины, которые приходят на эти занятия, умеют действовать по определенным правилам и схемам. Но когда дело доходит до личных отношений, они теряют почву под ногами. На тренингах им дают понятные инструкции: как себя вести, произвести впечатление, как получить столько секса, сколько им хочется. Но при этом отношения превращаются в безличное соревнование за сексуальный ресурс.

Важны не сами женщины, а контроль над их телами. Если что-то идет не так, всегда можно начать сначала.

Такие отношения, замечает О’Нилл, очень быстро перестают приносить радость. Секс становится работой, которую нужно выполнять снова и снова, чтобы почувствовать себя значимым и успешным.

Пикаперы объективирует не только женщин — тут феминистская критика бьет мимо цели. В первую очередь, они объективируют самих себя.

Как взрослеют бывшие пикап-гуру

Журналист Нил Страусс, который после выхода книги «Игра» стал одним из главных пикап-гуру США, десять лет спустя опубликовал книгу «Правда». Сначала он хотел написать о том, как рушится современный брак, и исследовать новые формы немоногамных отношений. Планы изменились.

Изменив своей девушке с ее близкой подругой, он оказался в психиатрической клинике с диагнозом «сексуальная зависимость». В конце концов он возвращается к тому, с чего стоило бы начинать — к собственным эмоциональным проблемам.

Он признает, что уже несколько лет мог воспринимать любую женщину только как сексуальную мишень. В юности и подростковом возрасте его отношения контролировала мать: она даже запрещала ему встречаться с девушками, которых считала неподходящими. Отсюда — стремление к сексу без интимности, страх быть уязвимым перед другим человеком и перед самим собой.

Теперь у него есть жена и ребенок. Помимо писательства он по-прежнему занимается тренингами — но они уже посвящены не пикапу, а родительству и саморазвитию.

Казалось бы, прекрасный сценарий: бывший проповедник разврата кается в своих грехах и присягает на верность традиционным культурным устоям. Но это слишком мелодраматично, чтобы быть правдой.

Страусс не отрекается от пикапа и не говорит о вреде случайного секса или полиамории. Он говорит, что повзрослел и избавился от неуверенности и незащищенности, которую пытался компенсировать огромным количеством сексуальных партнеров.

«Игра» когда-то была важным этапом, но теперь пора двигаться дальше.

Тренинги соблазнения — не просто способ нажиться на неудачниках и маргиналах, как бы нам ни хотелось убедить себя в обратном. Это неудачная попытка преодолеть распад гендерных ролей и придать отношениям между мужчинами и женщинами ясность и структуру. Раньше для этого существовали брачные договоры, сборники любовных писем и трактаты вроде овидиевой «Науки любви». Теперь — курсы о том, научиться соблазнять девушек за 5 минут.

Более удачливые пикаперы устраивают свою сексуальную жизнь по законам рынка, на котором они стремятся получить как можно большую долю. Менее удачливые становятся «инцелами» — невольными девственниками, которые делят мир на тех, кому секс доступен, и тех, кому не удастся его получить никогда.

В конечном счете от этого не выигрывает никто: ни женщины, ни мужчины, ни даже успешные пикап-гуру.

«Чувство новизны от огромного количества секса быстро исчезает, — говорит бывший ведущих тренингов по соблазнению. — Я только что переспал с одной девушкой, но уже пишу следующей, чтобы пригласить на свидание и затащить в постель… Мне наскучил секс».