Политолог Жилин: почему власть стала защищать журналиста Брилёва, у которого обнаружили британское гражданство?

Политолог Александр Жилин заметил очень интересную особенность: когда обнаружилось, что журналист Брилев — британский подданный, никакой особой реакции на официальном уровне не было.

Фактически любых противников режима быстро бы записали в «иностранные агенты», но не Брилева. В чем причина? А причина в том, что Брилёв — заместитель главы государственного канала, фактически Брилев — это такой человек, которому власть доверяет в полной мере. Но вопрос, почему он мог легко игнорировать российские законы?

В гражданстве Брилева «ничего такого»?

Когда выяснилось, что Брилев — гражданин Великобритании, тут же журналист заявил, что в этом нет ничего такого и что он никогда в жизни не скрывал того факта, что является гражданином другой страны.

Собственно можно ли верить в подобное? Конечно нельзя. Хотя бы по той причине, что Брилев ни разу нигде публично не говорил о том, что он является гражданином Британии. Более того, Брилев является членом совета при Министерстве обороны, а людям с двойным гражданством запрещено состоять в подобных советах, как и запрещено занимать пост заместителя главы государственного телеканала.

Следовательно, в интересах Брилева было то, чтобы никогда не вскрылся факт двойного гражданства. Но раз он открыт, то теперь нужно представлять ситуацию таким образом, что, мол, это нормально, ничего плохого нет в подобном.

Почему его защищают

Причина, по которой верноподданного Великобритании защищают на высшем уровне, на самом деле довольно проста. Потому что случай Брилева неуникален, и многие чиновники действительно опасаются, что подобное легко может с ними же произойти.

Собственно сейчас частая практика, что дети и семьи у чиновников за границей, а у них самих формально гражданства нет. Однако если это серьезно проверить, то не исключено, что нечто можно и найти.

Поэтому заранее ясно, что будет, если очередной факт кто-то обнародован. Просто сообщат чиновники снова, что в этом нет «ничего такого», хотя это и нарушение законов. Но, очевидно, что кому-то нарушать можно, кому-то — нельзя. Представителям элиты, очевидно, можно, потому что законы должны работать только в их интересах, но не против их интересов точно.