Глава 14.1. "Мешок денег" и его обладатель

«Эра победителей» (в сокращении). Мир приключений, фэнтези
«Эра победителей» (в сокращении). Мир приключений, фэнтези

Читайте произведение на канале «Эра победителей»

Предыдущая глава

Начать с первой главы

** ** ** ** ** ** **

События, связанные с поражением Глариады, застали Флайда на Роднике.

Несколько дней он не имел никакой возможности вернуться во Флавестину в виду того, что все дороги кишели нуронцами, появившимися в несметном количестве неизвестно откуда, рождая своим присутствием и бесчинствами самые ошеломляющие слухи.

Он покинул Родник, где оставаться было опасно, и нашел приют в домике одной бездетной пожилой пары, которая оказала ему гостеприимство по своей доброте и помогла пережить момент, пока стихла волна первого и самого разрушительного нашествия нуронцев.

Все это время Флайд был как на иголках. Более всего его беспокоила судьба Игрит, покинувшей его накануне этих драматических событий, и он горел нетерпением вернуться во Флесил, как только предоставится возможность, в надежде найти ее там живой и невредимой.

Он не мог простить себе, что отпустил ее одну. Но с ней разве сладишь! Она умела быть настырной и отчаянной. И все-таки он должен был ее удержать! Ему нельзя было надеяться, что она остынет и вернется. Уж кто-кто, а он-то знал ее необузданный характер! Он ни за что не должен был позволять ей уйти! Надвигалась ночь, и что могло случиться с ней по дороге – кто знает?

Когда Флайду в конце концов удалось, игнорируя опасность, вернуться во Флесил, его ожидали там самые тревожные новости.

Он узнал о жестокой схватке на пограничных постах Флавестины и об исчезновении Игрит.

Он вспомнил когда они расстались и принялся лихорадочно анализировать, где теоретически могла находиться Игрит во время этих событий.

«В том же месте! В том же месте!» – с ужасом думал он. Лучшим подтверждением этой догадке было то, что она не вернулась.

Флайд решил, что если Игрит еще жива, то он найдет ее во что бы то ни стало, даже если ему придется прочесать всю Глариаду, рисковать и даже погибнуть, ибо считал, что только по его, Флайда, вине с ней определенно случилось несчастье.

Разрешение Верховного Судьи было получено, и Патист был взят под стражу. У него был обнаружен тот самый «мешок денег», и это обстоятельство само по себе подтверждало его причастность к исчезновению Игрит, а если – нет, то он наверняка смог бы объяснить источник его происхождения.

Но Патист молчал. Как он докажет, что продал чашу, а не Игрит? Ведь он даже не знает, кто был его покупателем! К тому же, договаривался с ним один человек, который сам нашел его, но через кого и как – неизвестно. А чашу увез совсем другой, тот, которого он видел единственный раз в закусочной постоялого двора.

Да ему бы и в голову не пришло интересоваться личностью покупателя, тем более что это было просто неразумно.

Сейчас даже если он признается во всем, кто ему поверит?

Обдумав свое положение, Патист попросил, чтобы ему пригласили Флайда для встречи.

Когда Флайд узнал, что Патист арестован и обвиняется в причастности к похищению Игрит, он забеспокоился. Ему вдруг пришло в голову, что такое, хотя и с крошечной вероятностью, но все же можно было допустить, учитывая далеко не безупречную репутацию Патиста. Но когда почти весь город начал говорить о «мешке денег», якобы обнаруженном у него, мысли Флайда потекли в другом русле. Он хорошо знал настоящую версию происхождения этого «мешка».

«Только этого не хватало! Не хватало Патисту засыпаться со своим грузом!» – думал в смятении Флайд.

И поэтому, когда его официально уведомили, что находящийся под стражей Патист просит с ним встречи, он, испытывая сильное беспокойство и отложив все дела, тут же навестил его.

Здание, где содержался Патист, находилось недалеко от Площади Рассвета и принадлежало судебным властям Флесила.

Флавестинцы, которые были осуждены Верховным Судьей за различного рода противоправные действия (как правило, это были нарушения законов собственности в том или ином виде с целью присвоения себе незаслуженных благ), привлекались на те участки работ, где могли восполнить для общества или для конкретного лица причиненные убытки, иначе говоря, произвести справедливую компенсацию пострадавшему.

Процедура учета предъявленных виновному объемов компенсации, необходимых для восполнения в каждом конкретном случае, и определение сроков работ, требующихся для этой цели, а также характера самой работы, проводилась штатом сотрудников, располагавшимся в нескольких помещениях этого здания.

Кроме того, здесь была специальная комната, где находились под стражей те, кто ожидал решения по своему делу.

Сейчас эту комнату занимал Патист. Из мебели здесь была кровать, скамейка вдоль стены и небольшой столик.

Когда вошел Флайд, Патист сидел за столом, подперев голову руками.

Флайд встал напротив.

– Проходи, Флайд, разговор есть…

Флайд сел рядом на скамейку. Патист некоторое время молчал, видимо, размышляя, с чего начать, затем сказал:

– Тебе уже известно, в чем меня обвиняют?

– Известно.

– Ты веришь в это?

– Нет.

– Послушай, Флайд. Мне известно, что Игрит ездила в Глариаду к тебе, я видел вас.

– И что дальше? – Флайд забарабанил пальцем по доскам стола.

– Я не знаю, какие вас связывают отношения, но, если ты признаешься в этом, у них не будет повода думать, что я выманил Игрит из Флесила, чтобы там, в Глариаде, похитить во всеобщей неразберихе.

Флайд протяжно со свистом выдохнул.

– Какой у них главный аргумент против тебя?

– Однажды я неосторожно попался на глаза смотрителю питомников, когда следил за Игрит… А главное – показания конюха и портье постоялого двора в Глариаде. Один видел, как я передавал спрятанный товар на повозке, и считает, что это и была Игрит. Другой видел, как я получил деньги за него.

– Ладно, какой там «товар»! – Флайд махнул рукой. – Это ведь была чаша?

Патист кивнул.

– «Переправить вещицу», «известный торговец», «пара пустяков»! Ты втянул меня в это! И обманом получил мою помощь, – Флайд чувствовал растущее негодование и по поводу того, что Патист так ловко использовал его самого и его связи, и по поводу того, что сам так легкомысленно позволил ему это. – Теперь ты влип, парень. Вот что: я не хочу, чтобы кто-нибудь знал, что я имею к этому отношение. Ясно? Выпутывайся, как хочешь: ты сам виноват во всем!

Флайд встал.

– Не хочешь быть втянутым, говоришь? – Патист тоже вышел из-за стола. – А ведь ты видел Игрит последним. Нет никого, кто видел бы ее после… И еще. Скажи-ка, Флайд, зачем ты следил за ней? А? Это может быть о-очень интересно!

Флайд, направившись было к выходу, остановился.

– Ты сильно преувеличиваешь, Патист. Игрит дорога мне, никому не придет в голову подозревать меня. Моя вина лишь в том, что я отпустил ее тогда… одну… Ладно, не думай только, что ты напугал меня. Что-нибудь постараюсь придумать, – уже на пороге добавил Флайд и вышел.

Флайд уступил. Он решил сознаться, что в тот день позвал Игрит в Глариаду и она приезжала к нему. Но для этого признания у него были личные мотивы. А именно: он понимал, что бричка, которую он тогда послал за Игрит, очень приметная, одна из лучших повозок на весь Флесил, и если девушка в ближайшее время не найдется, то рано или поздно кто-нибудь обязательно узнает эту бричку и ему все равно придется объяснять, как Игрит в ней оказалась. А также и то, почему он скрывал это.

Тяжелее всего ему было выслушивать горькие упреки Верховного Правителя. Крафт старался говорить спокойно, и от этого слова звучали еще более увесисто и обличительно:

– Как ты мог, Флайд, как ты мог?..

Продолжение следует…

Изображения из открытого источника Интернета

Предыдущая глава

Главы романа последовательно публикуются только на канале Яндекс.Дзен «Эра победителей» в сокращенном варианте.

Начать читать можно здесь – глава первая.