Глава 7. Срывая маски

Одного мимолетного взгляда на ЧанДэ для ЗиРана оказалось достаточно, чтобы понять, о чем тот думал.

«Тетушка, прости, я тебя не расслышал, не могла бы ты повторить?», - попросил ЗиРан, обращаясь к жене ЧанДэ – Ву Чжи.

Женщина была потрясена – с каких пор этот глупый и апатичный мальчик стал таким серьезным?

«ЗиРан... Я хочу сказать, что ты еще совсем ребенок, а твой отец не успел научить тебя даже основам бухгалтерского дела, поэтому тебе самому будет слишком трудно заниматься семейными делами и распоряжаться имуществом. Есть много вещей, о которых ты и понятия не имеешь, и, чтобы тебя никто не обманул ненароком, мы с твоим дядюшкой решили выкроить время и помочь тебе». Закончив свою речь, Ву Чжи громко вздохнула: «Твои отец и дядя всегда жили душа в душу, ведь их братские узы были столь крепки… Но теперь, когда твой отец умер, мы всеми силами будем помогать тебе, мальчик мой, потому что мы одна семья, и тебе не нужно благодарить нас – это наша обязанность!».

На что юноша ухмыльнулся и ответил: «Слова тетушки верны, вот только жизненные пути дяди и отца разошлись еще тогда, когда они были молоды. К тому же, у дяди есть собственная семья, поэтому я буду чувствовать себя виноватым, если отниму у дядюшки время. Кроме того, недавно я многое узнал от нашего дворецкого - он очень сведущ в делах семьи Ан, и даже похвалил меня, сказав, что делаю успехи. Так что я смогу сам обо всем позаботиться».

Муж и жена на миг обомлели – в словах ЗиРана заключался четкий отказ.

Его речь началась с проведения четкой разделительной линии между братьями. Поскольку каждый из них пошел своей дорогой, понятно, что старший брат не может участвовать в семейных делах младшего! Если люди узнают об этом, они решат, что ЧанДэ просто хочет присвоить себе богатство покойного братца; но, если бы ЗиРан пошел им на встречу, в глазах окружающих супруги выглядели бы настоящими героями, милосердно помогающими своему племяннику в тяжелой жизненной ситуации.

Они оба искренни думали, что ЗиРан не раздумывая согласится. И, конечно, никто не ожидал, что он откажется, да еще и используя такие правильные и неоспоримые фразы – супруги не рассчитывали, что мальчик станет настолько умным.

Ву Чжи сделала глубокий вдох, из последних сил сдерживая желание отругать своего маленького племянника. Она сказала: «ЗиРан... Независимо от того, как много он знает – дворецкий Су всегда будет не более, чем посторонним…».

«Тетушка, мистер Су был первых доверенным лицом моего отца, когда тот еще был жив», - юноша перебил Ву Чжи, сделав вывод, что он и сам доверяет дворецкому.

Оспорив это заявление, Ву Чжи тем самым усомнилась бы в способности ЧанФу принимать решения: иными словами, это бы показало, что, по ее мнению, предыдущий глава семьи Ан доверял не тому человеку и был слепцом.

Тем, благодаря чему ЧанФу смог сделать семью Ан самой богатой во всей провинции Аньюан, были его способности рассуждать здраво и думать на шаг вперед. Этот факт не могли отрицать даже ЧанДэ с женой.

Побледнев, супруги уже не скрывали своих эмоций.

Юноша сделал вид, что ничего не замечает. Он не хотел, чтобы эти люди порочили имя семьи Ан. Все было бы иначе, не получи он это тело. Но теперь, став «ЗиРаном», он считал, что должен взять на себя ответственность за благополучие семьи Ан.

ЧанДэ с женой потерпели неудачу в своем первом шаге. Их первая попытка провалилась.

Они даже планировали, заручившись согласием ЗиРана, обсудить что-нибудь еще.

Ву Чжи все это не нравилось, она почувствовала себя побеждённой. В итоге, она стрельнула взглядом в ЧанДэ. Тот, заметив это, успокоился и заговорил, чтобы прерывать неловкое молчание, заполонившее всю комнату.

«ЗиРан, после смерти твоей матушки, в доме теперь нет главной хозяйки. А раз ты глава семьи, почему бы тебе не позволить тетушке приходить и помогать тебе? Она хорошо знакома со всеми домашними делами и определённо сможет помочь по хозяйству, а ты тем временем сосредоточишься на своих делах».

Когда ЧанДэ закончил говорить, они оба уставились на племянника.

Юноша рассмеялся, осознав, что так просто они не сдадутся. Он сказал: «Дядя, тетя, я знаю, что вы пытаетесь мне помочь, но я не хочу причинять вам беспокойства. В любом случае, это дела семьи Ан и у меня есть возможность с ними справиться. Нам не нужна дополнительная домохозяйка, ведь у меня есть еще три матушки и несколько горничных, которые могут помочь по хозяйству».

Лица ЧанДэ и его жены покраснели от злости.

Они понимали: слова ЗиРана «дела семьи Ан», прозрачно указывали на то, что они не принадлежат к семье Ан.

Но больше всего Ву Чжи взбесило то, что юноша ей предпочел других жен ЧанФу. Очевидно, он пытается сказать, что ЧанДэ с супругой не являются частью семьи Ан.

И вновь Ву Чжи пришлось сдержать желание накричать на юношу. Вместо этого она холодно взглянула на него и сказала: «Кажется, ты действительно вырос. После смерти отца ты зазнался и решил, что стал птицей высокого полета?! Ты больше не почитаешь старших? Не уважаешь меня и твоего дядю?».

«Ох, тетушка, ты слишком утрируешь. Я по-прежнему беспокоюсь о вас, ведь вы мои тетя и дядя, и, конечно же, вы всегда будете уважаемы!», - смеясь, ответил ЗиРан.

Эти слова немного успокоили Ву Чжи.

«Что ж, мне нужно продолжить обучение. Если больше нет ничего, о чем бы вы хотели поговорить, я вынужден буду вас покинуть», - сказал юноша.

На что ЧанДэ холодно произнес: «Позволь напомнить тебе - не будь слишком суров к другим, или судьба накажет тебя в ближайшее время».

«Благодарю за беспокойство, дядя», - улыбнувшись, ответил ЗиРан.

Смеясь над собственной последней фразой, он вышел из комнаты, оставив жалко выглядящих ЧанДэ с женой в коридоре. Стоило ему отойти на достаточное расстояние, как они оба начали бранить ЗиРана на чем свет стоял.