Бескрайняя яркость. Часть 3

10 April 2020
Элис не хотел вспоминать, не хотел думать и двигаться, будто отгораживаясь от этого звука, словно отталкивая его руками и ногами, выжимая из сознания. Там, за этим голосом, было плохо и страшно, Элис знал это, и потому не хотел туда.
Элис не хотел вспоминать, не хотел думать и двигаться, будто отгораживаясь от этого звука, словно отталкивая его руками и ногами, выжимая из сознания. Там, за этим голосом, было плохо и страшно, Элис знал это, и потому не хотел туда.

- Элис, - звали его издалека, и голос этот был очень знаком, настолько, что достаточно было лишь немного поднапрячься, чтобы вспомнить его. Но Элис не хотел вспоминать, не хотел думать и двигаться, будто отгораживаясь от этого звука, словно отталкивая его руками и ногами, выжимая из сознания. Там, за этим голосом, было плохо и страшно, Элис знал это, и потому не хотел туда. Здесь - лучше, думал он, здесь темно и тепло, здесь можно плавать и никогда не выныривать, и здесь не нужно ничего делать, чтобы жить. Просто плыви и не открывай глаза. Впитывай в себя эту теплоту, мни ее пальцами, вдыхай легкими и плыви.

- Элис, - продолжал домогаться голос. - Элис.

Элис моргнул - открывать глаза жутко не хотелось.

- Оли, черт побери.

- Да, сэр. Вы пришли в себя?

- Не знаю, - ответил он, - не уверен. Мы сели?

- Мы упали, Элис.

- Но мы же живы, а это значит, что мы сели.

- Я - не живой организм, Элис.

- Не придирайся к словам, Оли.

Элис улыбался, долгие мгновения радуясь тому, что может это делать, потом осмелел и открыл глаза. Рубка была разнесена в клочья, приборная панель - разбита и местами покрыта пеной из автоматических огнетушителей, в красном свете аварийных фонарей по рубке плыли, медленно закручиваясь, тонкие, почти невидимые нити дыма.

- Боже, - произнес он. - Кораблю конец?

- Да, сэр, подтверждаю. Корабль не способен передвигаться.

- Черт возьми, - выругался он. - У нас есть план?

- Для начала краткое описание ситуации, сэр, если позволите.

- Продолжай, Оли. А я пока выберусь из плена.

Элис потянул ремни, по-прежнему удерживающие его в кресле, теперь уже бесполезном.

- Итак, сэр, мы совершили вынужденную посадку на планету в системе UY- 4572, гипергигант, переменная звезда.

- Помню. Поподробнее, пожалуйста, что это значит.

- Гипергигант, что означает повышенный диаметр звезды, приблизительно в тысячу шестьсот раз больший, чем диаметр Солнца, с присущим таким звездам более низким температурам ядра и повышенным уровнем яркости свечения. То есть холоднее в девять раз и ярче в сто.

- Прекрасно, милая, - ему оставался еще один ремень. - А так как планета - ближайшая к звезде, то температура на ней...

- Средняя годовая температура минус восемьдесят четыре по Цельсию.

- Эээ... - опешил Элис.

- В данный момент температура за бортом повышенная, то есть минус двадцать восемь, что связано с характером пульсации светила.

- Подожди, милая, не гони, - последний ремень никак не расстегивался, Элис выдернул из кармашка на бедре маленький нож и теперь пилил злополучную синтетику, - что значит - пульсации, не понимаю.

- Переменные звезды имеют свойства пульсировать, то есть изменять свой диаметр без увеличения яркости свечения и температуры горения ядра. Это означает, что атмосфера звезды приближается к планете, вызывая повышение температуры на ее поверхности. И это означает, что уровень излучения на пике пульсации превышает допустимый в три тысячи восемьсот двадцать четыре раза.

- А сейчас, как я понимаю... - догадался Элис.

- Именно так, сэр, звезда приближается к пику пульсации и достигнет его через восемьсот двадцать часов земного времени.

- А смертельный уровень?

- Уровень излучения уже опасен, однако скафандр вас еще защитит. Предельно допустимый уровень будет через сто пятнадцать часов по земному времени, или через два оборота планеты.

- Господи боже, - Элис застыл, вдумываясь в услышанное.

- Вы успеете дойти, сэр. Мы совершили вынужденную посадку, но все же мне удалось скорректировать падение и посадить корабль как можно ближе к автоматизированной базе. Более того, при посадке были просканированы частоты, на которой ведется распознавание по системе свой-чужой, а так же выслан запрос на доступ в помещение базы по уровню "потерпевший крушение" - коды, как оказалось, не изменились со времен войны. Итак, вам предстоит пройти порядка сорока километров по поверхности планеты, карта мною подготовлена и сохранена на чип, который будет подключен вами к системе жизнеобеспечения скафандра. Туда же сохранены и коды доступа на базу, кроме всего, у нас с вами будет защищенный канал связи, и я всегда смогу помочь советом. На базе есть корабль, старый медицинский бот, субсветовой, но с криокамерами, на нем вы сможете покинуть планету.

- Постой, Оли, а этот корабль?

- Он разрушен, сэр.

- И невосстановим?

- На этой планете у вас нет ресурсов для восстановления, до другой он попросту не долетит.

- Еще вопрос, Оли. Груз.

- Груз потерян на входе в атмосферу. В связи с грузом у вас возникает еще одна опасность - содержимое.

- Я помню. Существо.

- Да, сэр, оно самое.

- Оно ест людей? Питается человеками?

- Вполне возможно, сэр. Уточняю: существо - мимик с Гортензии Альфа. Так как существо еще не изучено до конца, есть вероятность, что оно выжило в катастрофе. Так же есть вероятность повреждения целостности контейнера. Существо - плотоядный хищник с невероятными способностями...

- Да, Оли, я помню, - прервал ее Элис. - Оно наделено необыкновенно развитыми хроматофорами в верхних и средних слоях кожи, и это делает его практически невидимым во время охоты. Мимикрия и никаких чудес. А огромное притяжение в семь с половиной жэ на родной планете - невероятно сильным и быстрым на других. Но атмосфера, Оли. Оно погибнет.

- Не ранее, чем вы, сэр. Излучение еще не достигло своего пика. Если учесть, что поверхность планеты - океан, покрытый льдом, и живых существ, кроме вас, на ней нет...

- Господи. Весь мир против меня.

- И третье.

- Что? Еще что-то?

- Да, сэр. Аннигиляторы. Самостоятельные боевые единицы для контроля поверхности планеты, двигающиеся по низкой орбите и уничтожающие врага направленными точечными ракетными ударами.

- Чееерт... - выдохнул Элис и опустился на пол.

- Два раза в сутки, - сказала Оли. - Дважды в сутки они проходят над одним и тем же местом, не чаще. Если вы найдете укрытие...

- Это просто невероятно, милая, - Элис рассмеялся. - У меня нет шансов, я туда не дойду.

- Шансы на успешный исход семь процентов.

- Сколько? - Элис хохотал в голос, но это был уже истеричный смех.

- Семь процентов, сэр.

- Хорошо, дорогая. А если я останусь здесь? Продовольствия у нас на месяц, если сократить рацион - два. Запасы воды на такой же период времени, в крайнем случае, можно включить переработку и заправлять снегом и льдом, взятыми снаружи. Излучение корпус корабля выдержит, очистители воздуха работают нормально - так зачем же мне отсюда выходить?

- Вы не сможете сидеть здесь вечно, сэр.

- А мне и не нужно вечно. Всего лишь до прибытия спасателей. Не больше.

- Простите, сэр, что не поставила вас в известность, спасателей не будет.

- Чтооо? - удивился Элис. - Сигнальные дроны автоматически отстреливаются при катастрофе...

- Сигнальные дроны не отстрелились, сэр.

- Это невозможно.

- Отсек заклинило еще на гиперскорости, на выходе. Мы вышли ближе к середине маршрута, без уведомлений, то есть искать нас нужно на протяжении порядка двух тысяч семиста световых лет. Никого не будет, сэр.

Элис молчал.

- Приготовить скафандр, сэр? - спросила Оли.

- Черт, - ответил он. - У меня ведь все получится, милая?

- У вас все получится, сэр.

Он встал, нажал кнопку, открывающую шкаф со скафандрами и осторожно влез в ближайший, массивный и громоздкий костюм с сервоприводами и усиленной системой жизнеобеспечения - для самых экстремальных условий.