Беседы в предбаннике

9 April 2019
Беседы в предбаннике

8. ГОСУДАРСТВО – УМА ПАЛАТА № 6

.Ч.3

К. Ну, как, осмыслили?

Г. Я вот думаю, на как при нашей жизни не сдвинуться? Поначалу, многим надо было отказываться или тщательно скрывать свои религиозные пристрастия, сословное происхождение из дворянской, купеческой среды, церковных кругов и вообще интеллигенции. Потом добавилось членство не в тех партиях, родство не с теми людьми. А враги народа: космополиты, оппортунисты, уклонисты, царское офицерье, аристократы, кулаки, евреи, чеченцы, крымские татары, менделисты-вейсманисты, формалисты, джазисты, декаденты, диссиденты и прочая, и прочая? Сколько их было – всех не перечесть. Всем, кто хотел выжить, и, тем более, сделать карьеру, нужно было много раз перестраиваться и перекрашиваться, отказываясь от своих прежних представлений. Сначала надо было перестать верить в бога, обязательно вступить в комсомол, потом для возможности карьерного роста, пролезать в партию. Потом надо было вовремя из нее выйти и вступить в какую-нибудь другую, снова стать православным. Чтобы сохранить способность мыслить, нужно было или свихнуться, или вообще не иметь мозгов. Ну, разве они были у тех тысяч вертухаев, пасущих десятки тысяч «врагов народа» в ГУЛАГЕ? А у тех многотысячных «трудовых коллективов», которые хором орали: «Собакам – собачья смерть»? А тех, кто стоял в заградотрядах и стрелял в спину перепуганным насмерть мальчикам, поднявшим руки перед монстром немецкого танка? А у тех, кто Солженицына или Бродского не читал, но требовал изгнать их из страны Советов? А сейчас, когда практически отбирают право избирать и быть избранным, они же кричат: «И правильно, ведь мы не умеем выбирать». Это что, разве не больные люди?

К. Конечно, чтобы сохранить психическую устойчивость надо было либо вообще не принимать все в серьез, то есть считать реальную жизнь некой мистерией, либо полностью абстрагироваться от реальной жизни, что было практически невозможно. Но степень удаленности от активной жизненной позиции определяет и глубину заболевания, и, стало быть, трудности ее диагностики. Правда, диагностика облегчается при наличии данных об исторической отягощенности и уровне социальной адаптации. В отличие от пограничных состояний при процессуально обусловленной патологии отмечается постепенное, связанное с падением интеллектуальной активности, инициативы и другими изменениями, снижение трудоспособности.

Г. Это правда. Как раньше говорили: инициатива наказуема. В народе так усиленно воспитывалось полное доверие к начальству, так внедрялась уверенность, что за него все решат лучше, чем он сам. Такой народ – просто находка для руководства. Он очень легко управляем. И вопросов лишних не задает.

К. Это точно, но поедем дальше. Несмотря на обнаруживающееся на симптоматологическом и синдромальном уровне клиническое сходство между малопрогредиентной шизофренией, протекающей с преобладанием обсессивно-фобических, истерических, аффективных, параноических и ряда других расстройств, и пограничными состояниями, существует достаточно критериев, способных облегчить решение диагностической альтернативы: наблюдаем ли мы спонтанное либо ситуационно обусловленное возникновение болезненных симптомов; имеет ли место стойкость, стереотипность либо лабильность психопатологических проявлений. Особое значение для диагностики малопрогредиентной шизофрении имеют три ряда проявлений болезни: рудиментарные позитивные психопатологические нарушения, расстройства мышления; изменения личности.

К рудиментарным позитивным нарушениям относятся эпизодически возникающие, но достаточно продолжительные по времени, слуховые обманы отвлеченного, абстрактного содержания, комментирующие и императивные «голоса», «звучание мыслей», галлюцинации общего чувства, идеи воздействия, мании преследования и, наконец, бредовые восприятия, внезапно проявляющиеся и не связанные с конкретной ситуацией бредовые идеи или так называемый первичный бред.

Г. Слушайте, я не очень разобрался в терминах, но то, что вы перечислили – полный портрет нашей Думы. Столько передергивания понятий, подмены действительных проблем мелкотемьем, истерики по малейшим незначительным поводам, мнительности и обидчивости, заносчивости и мстительности нельзя увидеть больше нигде. И это считается нормальным политическим процессом. Действительно, возникают серьезные сомнения во вменяемости депутатов. Все было бы ничего, но они штампуют совершенно бредовые и вредные для страны законы, возводя свой бред в обязательную систему поведения всех граждан.

И. Это не только у них. Вот, возьмите начальников нашего ЖЭКа. Они, как с дуба рухнули. Такой бред несут. Работать невозможно. Эта Маруська….

К. Подождите вы с вашей Маруськой. Обычно бред даже в случаях психогенной провокации выходит за рамки психогенного комплекса. По мере его систематизации и расширения обнаруживается тенденция к соответствующей бредовой интерпретации происходящих вокруг событий. Так создается искаженное представление о реальности. И даже несовпадение «слышанного» с «видимым» не ощущается. Возникает бредовое восприятие и бредовая интерпретация действительности.

Г. Получается, что основные психические расстройства у народа начинаются с расхождения ощущений между официальной пропагандой, распространяемой через средства массовой информации, и реальным ощущением жизни. Идеи, внушаемые властью народу, как правило, умышленно выраженные непонятным ему языком, в непонятных терминах не может быть им поняты и восприняты критически. Ведь, по словам официальных лиц у нас в стране все хорошо, жизнь все лучше и лучше. Что все это сделано только руками руководителей государства и лично … Таким образом, возникает реакция непроизвольного народного одобрения. Люди даже не понимают, как залезают в мышеловку. Но в народе все равно присутствует синдром недоверия власти. Наверное, такое непонятное противоречие между одобрением и недоверием не проходит без последствий.

К. Да, внутренне народ страдает. Об эндогенной природе этого страдания свидетельствуют эссенциальные ощущения, эпизоды немотивированного страха, внезапно возникающие навязчивости и фобии отвлеченного содержания, навязчивости особого значения, навязчивое бесплодное мудрствование, панфобии, идеообсессивные расстройства. К психопатологическим расстройствам, предпочтительным для шизофрении, относятся также явления ауто- и аллопсихической деперсонализации, сопровождающиеся отчуждением высших эмоций, сознанием собственной измененности, утраты чувства реальности, контактов с людьми, прежней психической активности. У этих больных часто наблюдается стойкое снижение аффективного фона, совмещенного с безрадостностью, недовольством, гиперестезией, раздражительностью.

Бредовая модель окружающей действительности, ее абсурдность, вызывает неосознаваемый дискомфорт внутреннего состояния. Он беспокоит и раздражает, вызывает навязчивые состояния непонятного страха, неуверенности в себе, агрессивности окружения, злости. Эти фобии формируют агрессивные реакции при любых контактах с другими людьми, недоверие и отрицание любой информации, кроме внушенной. Кругом видятся враги, злой умысел, обман. В таком состоянии человек полностью лишается способности самоанализа. Никакие доводы, объяснения, доказательства не принимаются во внимание. Они просто не воспринимаются.

Г. Я вот слушаю людей. Недоверие полное. Не доверяют власти, президенту, оппозиционерам, судам, полиции, прессе, иностранцам, родственникам и соседям. Никому. В то же время, они, как овцы, покорно идут и голосуют за партию власти и высших чиновников. Сетуя на сплошное воровство, коррупцию, невнимание к простым людям, непонятную ситуацию с недвижимостью и коммунальным хозяйством, постоянный рост тарифов и цен, они источают влюбленность в Президента и хором взывают к сохранению такого положения продлением срока президентства.

И. Да у всех уже мозги поехали. Разве тут разберешься? Все талдычат, что у нас столько денег от нефти и газа – девать некуда. Так, дайте людям немного пожить по-человечески. Фиг, вам - не дают. Им можно, а нам нельзя, а то инфляция с херацией наступит. Как тут понять: кто псих, а кто нет?

К. Хочу добавить, что к частым проявлениям шизофрении относятся расстройства мышления — шперрунги, внезапные обрывы мыслей, их разорванность. Состояние больных достаточно четко фиксируется их реакцией на просьбу обосновать их точку зрения. Как правило, следует отказ, поскольку построение логических цепочек в таком состоянии невозможно. Болезненные попытки это сделать сопровождаются быстрым отходом мысли от предмета обсуждения, подменой понятий, переходом на другие темы. Все рассуждения строятся в агрессивной манере. Отсутствие доказательной базы быстро приводит к раздражению и переходу на оскорбления. Эти обычные реакции – отличное доказательство психического заболевания.

И. Ну, ты скажи. А ведь точно!

Г. Это довольно точный анализ поведения судей при рассмотрении обвинений против недовольных властью или конкурентов власти.

К. Предположение об эндогенном процессе базируется в этих случаях на таких нарушениях, как амбивалентность, сопровождающаяся чувством мучительного раздвоения, затруднения в образовании понятий, нечеткость и расплывчатость умозаключений; повышенная отвлекаемость, резонерство, склонность к парадоксальным построениям, странным вымыслам, погружению в мир фантазий.

Г. Мне кажется, этот «мир фантазий» не является отвлеченным образом. Он представляет собой некий сгусток навязанных идей, представлений, образов, намешанных в хаотическом калейдоскопе официальной информации, толкований политологов, журналистов, эстрадных артистов, юмористов, ближайшего круга знакомых, телегероев и др. Именно из этого «материала» формируются собственные толкования, умозаключения и доказательства, принимающие навязчивые формы истинности.

К. Из негативной симптоматики, обусловленной эндогенным процессом, при малопрогредиентной шизофрении на первом плане находятся именно психопатоподобные изменения, отчетливо выступающие на поздних этапах болезни. Их динамике чаще всего свойственно постепенное обеднение эмоциональной жизни с бесчувствием, равнодушием, исчезновением прежних привязанностей при сохранении рациональных контактов. На смену родственным и дружеским связям приходят отношения, основанные на расчете, жестком эгоцентризме, потребительстве.

Г. По-моему, это результат намеренного действия власти. Потребность установления причинно-следственных связей подменяется возбуждением потребительских инстинктов. Постоянно внушаемая забота власти о нуждах народа, борьбе с инфляцией и коррупцией, принятие каких-то национальных проектов нацелены на создание ощущения зависимости людей от заботливости власти. Нужно довольствоваться лишь своими проблемами потребления и не думать о политике. Главный лозунг власти – стабильность любой ценой. А это означает растительную жизнь в замкнутом и затхлом болоте российского бытия.

К. К одному из способов распознавания малопрогредиентной шизофрении относят и меняющийся с годами облик больных, представляющий собой сочетание странных, а подчас, казалось бы, несовместимых черт. Например, сочетание претенциозно изысканных манер с неряшливостью и небрежностью внешнего облика; увлечения приносящими вред здоровью модами (татуировки, пирсинг, слабые наркотики, пиво и др.) с утрированной заботой о своем здоровье, гиподинамия от просиживания у компьютеров с необычными увлечениями экстремальным спортом и другие чудачества. Такие, подчас не поддающиеся четкой дефиниции, изменения вызывают ощущение необычности, чужеродности, определяемое как «чувство шизофрении».

Г. Я тоже считаю, что противоречивость и несовместимость в облике, поступках, мыслях, позиции, настроении, реакциях – характерны для большей части населения. В ней уживаются несовместимые свойства упорства и полной растерянности. Такие типы легко поддаются внушению. Они готовы отзываться на призывы типа «да - да – нет – да» или «нет – нет – да – нет» или любого другого. Они готовы ежедневно потреблять «аншлаги» и «вести». Они готовы во всем осуждать «американцев» и «террористов». Они страстно ругают власть за бездеятельность и покорно голосуют за ту же власть. Они боятся неизвестности, изменений, новизны. Основной аргумент – пусть наша власть плохая, но вдруг новая будет еще хуже? От этой, во всяком случае, ясно, чего ожидать. Другое противоречие – между новыми и не привычными еще возможностями потребительства и врожденной бедности и экономии. Скупость в мелочах, сочетаемая с неоправданной расточительностью, проявляется во всех слоях населения, особенно у «новых русских».

К. В заключение медицинской лекции хочу заметить, что затруднения в определении природы болезненных расстройств могут встречаться постоянно. Здесь целесообразно руководствоваться указаниями, что установление диагноза зависит не от присутствия тех или иных отдельных симптомов, а от умения схватить целостную картину течения болезни, памятуя, прежде всего, о типичных чертах первичного дефект-процесса и отыскивая момент «первичного надлома».

Г. Ну, что ж. Истоки болезни мы уже установили. Выяснили и основные симптомы. Я соглашусь с Вами в том, что болезнь нашего общества глубока и повсеместна. Но, вот вопрос. Излечима ли она? Ведь от ответа на этот вопрос зависит, по-моему, будущее России, сохранение ее как самостоятельного суверенного государства, надежда на возращение России в число передовых цивилизованных стран мира.

К. Я не берусь предсказывать. Я могу только отметить, что два столетия, начиная с Петра I, Россия шла по восходящей, успешно догоняя ушедшие вперед страны Запада. Еще столетие Россия пятилась в противоположном направлении. Нынешнее столетие, к движение по пути мирового прогресса. Россия теряет время. Возможно, безвозвратно.

И. Эх, дураками живем – дураками и помрем. Ладно, мужики, давайте расходиться. Скоро «Аншлаг» начнется по телику. Пропускать нельзя. Чего вы заржали? Что я сказал такого смешного?