Из ранних воспоминаний. Эх дорога. Часть 2.

Во второй части моего повествования продолжение рассказа из ранних воспоминаний. Картинки не вставляю, чтобы читатель мог без помощи сам все представить. Начало публикации см. Часть 1.

А друг стал интересоваться как мы до Москвы доберемся.

И стали мы строить свой коварный план. Состоял он из 3-х этапов.

Этап № 1 Состоял в том, что нам нужно незаметно пройти до конца улицы, мимо наших домов и домов соседей.

Этап № 2 Надо было войти в лес и дойти до карьер

Этап № 3 На карьере надо было услышать в какой стороне железная дорога и дойти до нее по звуку. А как дойдем до рельс повернуть налево и вдоль путей никуда не сворачивая идти прям до столицы.

Справиться с первым этапом нам помог огромный лопух. Мы сломали по огромному листу лопуха. Они были такими большими, что полностью нас скрывали. Ну а что? Раз нас не видно за листьями лопуха значит это не мы. Это либо какие-то другие дети, либо лопухи идут. Нам удалось незамеченными прокрасться до конца улицы. А за углом была еще одна улица. Но нас там никто не знал. Ведь мы там никого не знаем, так мы решили. Выкинули лопухи, и нам очень захотелось пить. Рядом с нами был колодец. Мы видели как взрослые пользовались колодцем. Друг опустил ведро, а я должен был крутить ручку. Но в верхнем положении я до нее не доставал. Даже со скамейки. Если бы скамейка была прям под ручкой то бы достал ручку когда она поднималась в верхнее положение. Но скамейка стояла немного в стороне. Я опустил ручку, а она начала быстро-быстро вращаться, как пропеллер. Ведро было тяжелое, в обойме.

Мимо проходил какой-то дядька, а у нас так все шумно у колодца получилось. Ну и шуганул он нас от него так, что у нас только пятки сверкали. И мы бежали без остановки, пока не добежали до колонки. После пробежки пить хотелось еще больше, как будто мы через пустыню пробирались. А как колонкой пользовавться мы вообще знали с детства. Рядом с домом тети Люси всегда была колонка. Мы на рычажок на носике нажимали, и вода лилась и пили сразу с струи. Ох и холодная вода была из колонки. Аж зубы сводила. Но это все было на колонке у тети Люси. А тут другая колонка. Похожая, но другая.

Рычаг у нее был очень жесткий. И никак не нажимался, я даже повис на нем и ноги поднял, но вода не потекла. Тут из дома напротив вышла какая-то тетка. И назвав друга по имени спросила у него: «Кто сегодня пойдет корову доить, мама или бабушка?» Потом заметила на нас краску и спросила где мы умудрились в краске испачкаться.

Мы тут же прекратили попытку включить воду. Чтобы себя не выдать. Не помню, что друг ответил. Потом она спросила, что мы тут делаем. И тут друг всю правду то и рассказал. Что мы идем к моему папе в Москву. Женщина подумала, что мы так играем и пошла куда-то дальше по своим делам.

После того, как отругал своего друга, за то, что он нас чуть не выдал. Мы снова занялись колонкой. Повисли на ней в этот раз уже вдвоём. Но она так и не поддалась. У колонки была в земле выемка с чистой водой, куда сливалась вода. Из лужи пить было нельзя. Это мы знали. Ага, сейчас. Мы сорвали какие-то листочки и пили из них. Но в них мало воды набиралось. Поэтому по очереди напились сразу из лужи и утолив жажду приступили к разработанному нами второму этапу.

Мы знали, что дорога с улицы идет прям до леса. А там по лесной дорожке-тропинке через «барашков» можно выйти на карьеры. Но что-то пошло не так. Как потом оказалось мы до леса вышли не по той дороге. А в лесу оказывается есть еще и другие дороги. А еще в лесу очень много, а где вообще нет дорог.

Так и дошли мы до леса, но дорогу через «Барашки» не нашли. Куда-то она делась. «Барашки» это такая местность в лесу, где большой склон. А на дороге выступают корни от елей и сосен. Когда по этому склону мчишься на велосипеде, то так сильно трясет, что из груди вырывается звук, который из-за тряски слышится как баранье блеяние. Поэтому местность назвали «Барашки», это я так понимал тогда.

Мы с другом решили, что все-равно найдем карьер и вошли в лес. Нужно было просто углубиться в него, и там, где-то в глубине будет карьер. Долго мы шли по лесу. Для того, чтобы понять в глубь леса мы идем или нет, мы шагами мерили расстояние между соснами. Ведь чем дальше в лес, тем расстояние между соснами меньше, до десяти то мы считать умели.

Не помню сколько прошло времени, но нам захотелось есть. Ели мы малину красную и желтую. В брянских лесах ее много. Самая лучшая малина для нас была желтая. Особенно много ее росло в воронках, оставшихся в лесу после бомбежки. Воронок было очень много. Во время войны в Брянских лесах было много партизан. И немцы авиаударами утюжили лес вдоль и поперек.

Потом друг нашел гриб. Сыроежка называется. И мы его съели. Очень вкусный был гриб. С тех пор я очень люблю сыроежки. Особенно в жареном виде. Они даже лучше, чем лисички. А тем временем мама……

Обратила внимание, что что-то я долго не прихожу от тети Люси, в бане мы у нее мылись перед тем как измазаться в краске. (Кстати краску с кожи мы все-таки смогли оттереть с помощь травы, а с одежды нет, не оттиралась.) И пошла мама меня искать своего нерадивого сына к маме его друга. Потом пошла к тете Люси. Вот тут-то все и началось. Вышла вся семья искать нас по улице. Люди стали вспоминать и говорить где нас видели. По этим наводкам дошли до колонки, с которой мы пытались водой напиться. Стали заходить во все дворы. Тетя напротив колонки рассказала, что мы пошли в Москву к моему папе. Другие показали что мы двигались в направлении леса.. Добежала семья со всей улицей до леса. Стали кричать, звать нас. Но мы были уже очень далеко.

Продолжение следует. Спасибо